К рейсам к Северному полюсу наших атомных ледоколов в мире уже привыкли. Более того, они давно уже сделались круизными. Но вот июльский поход «России», да еще с научно-исследовательскими судами (НИС), стал сенсацией, всколыхнул политические круги многих стран и пробудил затихшие было дискуссии о статусе арктических территорий. Подробности этого молниеносного научного круиза к полюсу стали на днях известны научной общественности Архангельска во время ее встречи с руководителем экспедиции Артуром Чилингаровым, заместителем председателя Госдумы.

Он подчеркнул, что это его первая публичная оценка итогов экспедиции. В самом начале встречи Чилингаров поразил слушателей откровением, что экспедиция эта не была государственной: организовал ее он сам и притом не на государственные средства.

- Все одобряли идею экспедиции, но никто, в том числе и в правительстве, не пожелал дать на это денег. Пришлось искать самому. И нашлись люди с деньгами, которые доверяют мне, в том числе и зарубежные друзья, и выделили средства. Некоторые из них пошли со мной к полюсу. А сам я на проведение экспедиции использовал свой отпуск.

Архангелогородцы увидели документальный видеофильм об эпопее, связанной с погружением на дно Ледовитого океана на Северном полюсе глубоководного комплекса «Мир». Аппарат пробыл под водой всего 9 часов, однако сенсация еще и в том, что никто никогда прежде не опускался на дно в Арктике, покрытой льдом, да еще на столь большую глубину - более 4 километров. Было это и довольно рискованно, ведь аппарат уходил в автономное плавание из небольшой полыньи, а ее вполне могло затянуть льдами, пробить которые «Миру» было бы не под силу.

- Было страшно, - признался Артур Николаевич. - Как начальник экспедиции, я мог не участвовать в погружении. Но раз уж затеял такое рисковое дело, сам и должен идти впереди. Тем более, если что случится, все равно с меня же и снимут голову... А вообще, в любом пионерном предприятии, каким была и наша экспедиция, всегда имеет место элемент авантюризма.

При погружении все, чего опасались, пришлось испытать: и терялась радиосвязь, и не сразу нашли при всплытии полынью... Несколько раз тыкались в торосы, однако с помощью второго «Мира» и благодаря двум гидроакустическим датчикам

из четырех, работавших на научно-исследовательском судне «Академик Федоров», аппарат все же выбрался из океанских глубин.

Отвечая на вопрос о практическом значении экспедиции «Арктика-2007», Чилингаров отметил, что, во-первых, с погружением обитаемого аппарата на грунт в географической точке Северного полюса совершено большое географическое открытие. Он подчеркнул, что экспедиция - комплексная. В ней участвовало 280 человек. На пути к полюсу она останавливалась на разных широтах - велись разнообразные научные наблюдения, каких не бывало здесь никогда. Впервые в истории мореплавания ледоколу удалось провести к Северному полюсу обычное судно. Кроме того, в продолжение экспедиционных работ НИС «Академик Федоров» изучал подводный хребет Ломоносова, чтобы точно определить северные границы российского шельфа в Арктике. Это необходимо потому, что комиссия ООН, в которой Россия заявила права на свой Арктический шельф вплоть до Северного полюса, не считает достаточными данные карт дна Ледовитого океана, составлявшиеся по результатам наших многолетних исследований.

- Для меня неважно, что кричат по поводу этой экспедиции и притязаний России в Арктике какие бы то ни было голоса, - отметил Артур Чилингаров. - На этот счет меня успокоил один авторитетный деятель: «Если иностранцы шумят - значит, мы на верном пути». Как человека и политика меня радует та волна патриотизма, которая поднялась в России в результате экспедиции. Установив на полюсе российский флаг, и не на льдах, а на грунте - вечный, титановый, мы юридически заявили свое право, если можно так сказать, «первой ночи» в полярной области. Мы еще раз убедительно сказали: Россия - морская, северная, арктическая держава. И доказали, что мы больше всех связаны с Арктикой во всех отношениях, даже приросли к ней. А поскольку в мире идет борьба за эти полярные области, то теперь очередь за политиками. Мы доказали, что возможно научное освоение любых арктических глубин. Теперь слово за государством, которое должно серьезно изучать и осваивать шельф Ледовитого океана. О том, что государство возьмется за эту серьезную работу, заявил сам президент на нашей с ним встрече сразу после экспедиции.

Игорь ЧЕСНОКОВ, Архангельск.