На собачьей ферме, что находится на острове Квалёйа в получасе езды от центра Тромсё, содержится около 270 хаски. Катание на собачьих упряжках - главный аттракцион, привлекающий туристов. В нестройные ряды любопытствующих со всего мира, приезжающих сюда, ненадолго влилась и группа журналистов из Мурманска и Архангельска, гостившая в Тромсё по приглашению Генерального консульства Норвегии в Мурманске и северонорвежского совета по туризму.

Пять лет назад уже довелось побывать здесь. Но был конец мая, снега практически не было, поэтому пришлось довольствоваться общением с этими милейшими собачками да обильнейшим обедом. В этот раз по приезде нас сразу же переодели в теплые комбинезоны, выдали утепленные сапоги согласно размерам, а также шапки и перчатки. Несмотря на все это, взятый с собой из дома специально на этот случай теплый свитер вовсе не оказался лишним.

Парами мы расселись по саням. Третьим был каюр. Долго выстраивали «поезд» из нескольких упряжек, разместивших всю большую группу туристов. Наконец, повинуясь сигналу погонщика, дюжина тявкающих «лошадок» без видимого напряжения тронула с места и наш экипаж.

Во время пути прикинул, сколько примерно весят наши санки вместе с тремя седоками. Получилось почти 200 килограммов. Выходит, каждая собачка тащит вес чуть меньше собственного. Удивительно, но работа эта доставляет собакам неподдельную радость! Порода специально выведена для бега. Бег - смысл жизни и главное удовольствие для хаски.

Еще одно отличие хаски кроме, конечно, знаменитых голубых глаз - полное отсутствие агрессии. Они всегда рады общению с человеком и одинаково беззаветно любят абсолютно всех людей - знакомых, незнакомых, все равно.

Когда огни фермы скрылись вдали, и упряжки направились через темную лесотундру, очень легко было вообразить себя членом команды великого норвежского путешественника Руаля Амундсена. Именно на таких собачьих упряжках он первым в мире достиг Южного полюса в декабре 1911 года.

Впрочем, у нас, конечно, была «Антарктида-лайт» - то есть весьма и весьма облегченный вариант. Менее чем через час туристы вернулись на ферму, как принято говорить, усталые, но довольные. До того, как сесть за обеденный стол, мы смогли подойти к собачьим будкам, погладить собачек. Желающим дали подержать на руках двухнедельных щенят - меховые «колобки» почти шарообразной формы. Щенками, кстати, на ферме не торгуют, они рождаются в плановом порядке лишь для воспроизводства рабочего стада.

Интересно, что у сопровождавших нас норвежцев не было шанса поговорить на родном языке - команда на ферме практически полностью интернациональная. Есть выходцы из Чехии, Литвы, Австралии, США... Всего национальностей двадцать. Объясняется это просто - работа сезонная, и едут сюда не столько за заработком, сколько за экзотикой и из любви как к самим собакам, так и к гонкам на упряжках.

С одной стороны, энтузиазм - это, конечно, хорошо. Плохо то, что одни и те же люди занимаются и любимым делом - ухаживают за собаками, и «в довесок» рутинным и далеко не самым любимым - обслуживанием туристов. Первое, понятно, получается лучше, второе хуже.

Пять лет назад, когда наша маленькая группа была на ферме в одиночестве, это не бросалось в глаза. Тогда нас принимали совсем по-домашнему, как своих. Да и многих сооружений тогда еще не было построено, все было более скромно. Нынче же, когда прием тургрупп поставлен на поток, огрехи, связанные с недостатком профессионализма в туристическом сервисе, стали более заметны.

Но не будем о грустном. Главное на ферме, конечно же, собаки. А они, как и положено лучшим друзьям человека, не подвели.

Игорь КАТЕРИНИЧЕВ. Тромсё - Мурманск.