«Спрятавшемуся в московском аэропорту Эдварду Сноудену не удалось спровоцировать возникновение совершенно иного политического феномена, а именно: самый серьезный приступ антиамериканизма в мире со времен войны в Ираке, волну негодования в Европе, рассказав о прослушивании организаций Евросоюза, и в Латинской Америке, жители которой тоже выразили свое возмущение действиями американцев.

Согласно сообщениям в бразильской газете O Globe, основанным на документах, предоставленных ее репортерам 30-летним бывшим сотрудником АБН, США использовали телекоммуникационную инфраструктуру Бразилии, чтобы перехватывать гигантские объемы информации и шпионить за правительствами государств этого региона.

Учитывая то, что сейчас американская экономика выглядит довольно бодро впервые после финансового кризиса, многие снова начали воспринимать США как супердержаву, которая не желает считаться с интересами менее крупных государств.

«У меня мороз по коже, когда я слышу, что они шпионят за нами при помощи своих агентов в Бразилии», - заявила Кристина Фернандес, президент Аргентины.

Недавно г-н Сноуден впервые с момента своего приезда в Москву появился перед отобранной им самим публикой, обратившись к правозащитникам и политикам с просьбой о предоставлении ему временного убежища в России. Это позволит ему добраться до одного из трех левых государств Латинской Америки, предложивших ему убежище. «Меня лишили гражданства и теперь преследуют за совершенное мной политическое выступление», - передает его слова WikiLeaks, по информации которого, г-н Сноуден намеревается отправиться в Венесуэлу.

Сага о Сноудене спровоцировала совершенно разную реакцию со стороны США и других государств мира. В США его откровения вызвали в прессе горячие споры о действиях разведывательных служб, однако воздействие раскрытой им информации на политическую жизнь США оказалось довольно ограниченным из-за заигрываний г-на Сноудена с правительствами стран, враждебно настроенных по отношению к США. Некоторые члены Конгресса, прежде симпатизировавшие бывшему сотруднику АНБ, в конце концов тоже осудили его действия.

Между тем за пределами США откровения г-на Сноудена возродили разговоры об опасностях мира, где господствующее положение занимает не заслуживающая доверия супердержава, которые временно затихали на фоне кризиса в США. Международному имиджу администрации, которая уже выслушала массу критики в свой адрес в связи с чрезмерной активностью ее беспилотников, был нанесен еще один сокрушительный удар раскрытием информации о деятельности американских спецслужб.

Правительства многих латиноамериканских государств пришли в ярость, когда самолет боливийского президента Эво Моралеса был перенаправлен в аэропорт Вены из-за подозрений, что на его борту мог находиться г-н Сноуден, - как сообщили испанские чиновники, это было сделано по наводке США.

Откровения, касающиеся слежки США в Бразилии, вызвали новую волну негодования в регионе, где антиамериканские настроения всегда были довольно сильными. «На любое нападение на суверенитет одной страны необходимо отвечать очень твердо, потому что, если мы склоним головы, они просто пройдут по нам», - заявил Жильберто Карвалью, старший помощник президента Бразилии.

Правительствам некоторых стран г-н Сноуден предоставил отличную возможность отвлечь внимание общественности от внутренних проблем. Президент Франции Франсуа Олланд, чья популярность в последнее время резко упала, назвал действия США «неприемлемыми», а бразильские откровения г-на Сноудена прозвучали как раз в тот момент, когда правительство пыталось оправиться после крупнейших народных выступлений за последние два десятилетия.

Тем не менее, обращаясь в ООН с просьбой провести расследование действий американских спецслужб, Бразилия «пытается представить это дело таким образом, чтобы не испортить отношения в США».

Американские политики уверены, что настроения, вызванные откровениями г-на Сноудена, скоро сойдут на нет. «Великие державы всегда прибегали к шпионажу. Это касается Китая, России и США, - говорит Джим Льюис, бывший сотрудник разведки, а ныне эксперт в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне. - Это не война и не нападение, это не использование силы и даже не принуждение».

Джефф ДАЙЕР, («The Financial Times», Великобритания.)