«Полярная ледовая шапка тает, и если руководство российской энергетической компании «Новатэк» чувствует себя виноватым из-за того, что выгадывает от этого, оно никак не дает об этом знать обществу.

От этого обдуваемого всеми ветрами участка побережья Северного Ледовитого океана, где у «Новатэка» имеются колоссальные газовые месторождения, свободный ото льда морской путь длиной в несколько тысяч миль ведет в Китай. Компания намерена поставлять свой газ именно туда. «Если мы не станем продавать им топливо, то кто-то другой будет продавать», - сказал в прошлом месяце представитель «Новатэка» Михаил Лозовой, пожимая плечами.

«Новатэк» в партнерстве с французской энергетической компанией Total и с китайской China National Petroleum Corporation строит в центральной части арктического побережья России завод по сжижению природного газа стоимостью 20 миллиардов долларов. Это один из первых крупных проектов, в котором будут использованы преимущества от летнего таяния арктических льдов, вызванного глобальным потеплением.

Завод, носящий название «Ямал СПГ», будет отправлять газ в Азию по Северному морскому пути, который открылся для регулярного международного судоходства всего четыре года назад. В то время как мир винит в мрачных последствиях глобального потепления для окружающей среды нефтяную промышленность, на Крайнем Севере такие компании, как «Новатэк», Total и американская Exxon Mobil, от этого потепления имеют чистую выгоду.

У компании «Новатэк» была альтернатива - проложить через сотни километров тундры газопровод в Европу, на строительство которого ушли бы огромные средства. Хотя перевозить газ морем с месторождения на Ямале, которое находится на одном из изрезанных участков суши к северу от Урала, тоже недешево, бурение скважин и добыча газа на этих богатых месторождениях обходится недорого, и в связи с этим весь проект в целом становится рентабельным.

Таяние льдов не только облегчает транспортировку углеводородов в Азию, но и открывает новые морские просторы для поисково-разведочных работ. Это привело к изменению традиционной бизнес-модели, предусматривавшей перекачку газа по трубопроводам в Европу. Севернее Аляски, Канады и Гренландии таяние льдов идет медленнее, но то, что сегодня происходит в России, когда-нибудь произойдет и там.

Тем не менее воды Северного Ледовитого океана чрезвычайно опасны для бурения из-за суровых холодов. Языки льда, распространяющиеся от полярной шапки на сотни миль, мешают судоходству и создают угрозу буровым платформам. После того как буровая установка компании Shell в прошлом году села на мель, ее нефтяники отменили этим летом проведение буровых работ в Чукотском море у берегов Аляски.

Это далеко не первое арктическое предприятие, получающее выгоду от очистившихся ото льда морских путей. Решение об открытии Северного Ледовитого океана для проведения буровых работ было принято российским парламентом в 2008 году в виде поправки к закону о подземных ресурсах. Exxon и российская государственная нефтяная компания «Роснефть» уже создали совместное предприятие для ведения буровых работ в Карском море, а в прошлом месяце договорились увеличить масштабы работ в Арктике до семи новых блоков. Всего планируется пробурить 14 скважин.

Российская горнодобывающая компания «Норникель» может теперь отправлять свой никель и медь судами по Северному Ледовитому океану, не фрахтуя ледоколы, что дает акционерам экономию в миллионы рублей.

Норвегия также ведет бурение в самых северных водах Арктики, но у нее меньше территории для разведки и освоения. Норвежская судоходная компания Tschudi купила и возродила заброшенный железный рудник на севере страны, чтобы поставлять руду в Китай по Северному морскому пути. На северо-западе Аляски свинцово-цинковая шахта Red Dog отправляет свою руду через Берингов пролив, который сегодня реже забивают паковые льды, чем в прошлые десятилетия.

Новизна новатэковского проекта в том, что его бизнес-план целиком и полностью рассчитан на Северный морской путь. Хотя российские суда перевозят грузы вдоль протяженного арктического побережья страны более ста лет, а в 1991 году Северный морской путь был открыт для международного судоходства, лишь недавно стало ясно, что изменения климата сделают этот маршрут выгодным.

Немецкая судоходная компания Beluga совершила первый иностранный коммерческий рейс в 2009 году. Первая партия топлива, а это был груз газоконденсата для Китая, прошла по Северному морскому пути в 2010 году. К прошлому лету, всего через три года после первого прохода, севернее России прошли уже 50 судов, в том числе восемь зафрахтованных «Новатэком» танкеров, которые проверили этот маршрут.

«Новатэк» заявляет, что ему нужны банковские гарантии на 16 миллиардов долларов проектного финансирования, а остальное компания готова выделить сама совместно с партнерами. Для получения этих средств «Новатэку» нужны изменения в российском законодательстве, лишающие «Газпром» монополии на экспорт. Президент Владимир Путин, выступая 21 июня в Петербурге на экономическом форуме, заявил, что закон будет изменен до конца года, показав тем самым, что «Ямал СПГ» в полной мере пользуется кремлевской поддержкой.

Если Россия сможет поставлять газ в Азию в больших объемах, это окажет воздействие на весь азиатский рынок и может помешать планам строительства экспортных терминалов СПГ в Мексиканском заливе. Соединенные Штаты и Россия являются ведущими мировыми газодобывающими странами.

«Новатэк» экспериментирует с коммерческими моделями. Например, ведет переговоры с Катаром, являющимся ведущим газовым экспортером на Ближнем Востоке, пытаясь заключить своповое соглашение ради экономии танкерного топлива и времени. Компания хочет, чтобы Катар выполнял ее азиатские контракты в зимнее время, а «Новатэк» взамен будет в этот период выполнять контракты Катара с европейскими потребителями.

Компания намерена открыть свое предприятие в Арктике к 2016 году. Она уже объявила о проведении тендера на закупку двух танкеров с защищенным ото льда корпусом, которые смогут ходить по Северному морскому пути в Китай семь месяцев в году, а на запад круглогодично».

Эндрю КРАМЕР, («The New York Times», США.)