Некоторым категориям офицеров увеличат предельный возраст несения службы. Командиру нашей подводной лодки на момент его назначения на эту должность было всего 33 года. Это я сейчас понимаю, что «всего». А тогда, почти 25 лет назад, мне он казался старым, как... Нет, флотское выражение здесь приводить не следует. Юмор там несколько специфический, как и условия службы.

Вряд ли кто будет спорить с тем, что и тогда, и сейчас наше государство никому ничего за просто так не дает. Если ты, конечно, не какой-то там чиновник высокого ранга. Вот и мы, будучи простыми офицерами-подводниками, ничего просто так не получали. Да, срок службы нам исчислялся двумя годами за один фактический. И паек мы получали повышенный. С красным вином, икрой и консервированными сосисками. И отпуска у нас были месяца по три.

Но...

Основной возраст офицеров и мичманов на нашем ракетном подводном крейсере стратегического назначения составлял от 21 до 30 лет. Только командир со старпомом и замполитом постарше были. Но тоже не намного. В общем, редко кто задерживался на лодке больше десяти лет из-за особой специфики службы и приобретенных заболеваний. Прежде всего у большинства начинались проблемы с зубами (вода-то из опреснителей). А еще многие начинали страдать желудочно-кишечными болезнями (ведь все, даже картошка и хлеб, на подлодке консервированное). Некоторые приобретали всяческие радикулиты, миозиты и прочую гадость (внутри корпуса плюс двадцать, за бортом минус три, вокруг железо стылое, вентиляция сквозняки гоняет).

Ну и, конечно, постоянное напряжение. Боевая служба как-никак! Ядерные ракеты, торпеды тоже не игрушечные. И техника не всегда работает как часы. Два реактора, системы электроснабжения, гидравлики, воздуха высокого давления, парогенераторы, цистерны главного и вспомогательного балласта, трубопроводы всякие. Да мало ли что из строя может выйти? Вот, помнится, у нас всего лишь небольшой трансформатор гидроакустической системы полыхнул. Так дыму было! Руку вытянешь - локтя не видно. Если бы не портативные дыхательные устройства... Или горизонтальные рубочные рули пару раз на погружении заклинивало. Еле успевали то погружение остановить, благо ход был малым и «пузырь в нос» вовремя давали. Иначе раздавило бы как скорлупку.

В общем, люди на такой службе достаточно быстро, что называется, изнашивались. И лет через десять или на берег списывались, или, кто покрепче, на повышение шли. В старпомы и командиры. И кстати, система была так построена, что десять лет службы на подводной лодке давали двадцать лет выслуги. А это уже пенсия. Пусть с минимальной из возможных сумм денежного содержания. Но пенсия.

Вот и ходили по Советскому Союзу пенсионеры, которым чуть за 30. И сейчас по Российской Федерации тоже ходят. Раз у нас атомные подводные лодки остались, то и пенсионеры такие останутся.

Хотя что это я только о подводниках? И в авиации служба со своей спецификой. Тоже не шибко сладкая, раз летчикам год за два считают. И у ракетчиков - в стылых бункерах под землей рядом с тоннами гептила и ядерными боеголовками смены коротать. И в пехоте, впрочем, не сахар. Попробуйте взводом из тридцати с лишним гавриков покомандовать. То они напьются, то в самоволку побегут, то морду друг другу начистят, утверждая свой авторитет «старослужащих».

А ведь офицер государству очень дорого обходится. Некоторых только учить приходится лет девять. После чего им надо еще пару лет опыта набираться, чтобы настоящими профессионалами стать. К чести России стоит отметить, что ни одно государство в мире так основательно не подходит к обучению офицерского корпуса. К ее же стыду, ни одно государство в мире не имеет столь малого «жизненного цикла» офицера: майор или подполковник - до 45 лет, полковник - на пять лет больше. В этом недавно признался статс-секретарь - заместитель министра обороны генерал армии Николай Панков. И он же сказал, что оборонное ведомство намерено внести в правительство законопроект об увеличении предельных возрастов нахождения на военной службе.

Типа в советские времена для особо одаренных офицеров писался персональный приказ о продлении срока службы. Сначала - в два этапа на пять лет каждый. Ну а потом, если уж совсем одаренный или очень уж большие звезды на плечах, то и пожизненно можно было служить. Теперь не так. Теперь достиг предельного возраста нахождения на военной службе - освобождай должность. И никаких исключений.

Что для военных обидно. Дело в том, что в декабре прошлого года был принят закон, продлевающий предельный возраст пребывания на гражданской госслужбе с 60 до 70 лет. А маршал, генерал армии или адмирал флота как служили только до 65, так и служат. А чем они гражданских чиновников хуже? Вот и бывший начальник Генштаба генерал армии, а ныне депутат Госдумы Михаил Моисеев заявил, что военные с большим опытом службы вполне могут еще прослужить дополнительно пять лет. И принятие подобного законопроекта поможет сохранить особо ценные кадры...

Оно, конечно, такой закон поможет ценные кадры сохранить. Но, возможно, наряду с таким законом стоило бы и как-нибудь условия службы обычных офицеров улучшить? Чтобы они пусть и не на генеральских должностях, но тоже подольше послужили. Опытный командир батальона или старпом эскадренного миноносца тоже дорогого стоит. Впрочем, о чем это я? Они ведь, по логике чиновников, отнюдь не особо ценные кадры. Армиями не генеральствуют. Просто с солдатами возятся, штурвалами истребителей орудуют или вахты несут где-нибудь в глубинах Мирового океана.

А командира нашей лодки, кстати, списали вчистую в 36. По здоровью. В звании капитана второго ранга. Служба поизносила. Видать, слишком сильно он за нее болел. И «капразом» так и не стал...

Павел КОПАЛОВ, газета «Калининградская правда».