Английский клуб, один из первых и уж точно самый известный российский клуб джентльменов, был создан еще в XVIII веке, славился обедами и карточной игрой и провозглашал своим девизом латинское Concordia et Laetitia, что означает «Согласие и веселье». Переживая упадки и наслаждаясь возрождением, элитарный клуб успешно просуществовал до наших дней, но... к новгородскому Английскому клубу не имеет никакого отношения.

И если клубовцы с историей издавна ставили своей целью удовольствия, то новгородцы предпочитают совсем иной досуг - сажают сирень, учат иностранные языки, принимают гостей из Великобритании.

Вначале было небо

В следующем году побратимским связям между Великим Новгородом и английским Уотфордом исполнится 30 лет. Однако начиналось все еще раньше. Как рассказывает Наталья Жогина, нынешний председатель Английского клуба, основа дружеским отношениям была положена сразу после Второй мировой войны, когда наш летчик-истребитель Игорь Каберов и англичанин Питер Рул завязали личное знакомство. В послевоенное тяжелое время отношения с Великобританией были, мягко говоря, напряженными - так что общение жителей двух провинциальных городов в клубе расценивают минимум как смелый шаг. Каберов написал книгу «В прицеле свастика», Рул перевел ее на английский язык, и дружба завязалась...

- Потом были частные поездки, студенческие обмены. Да-да, два члена нашего клуба, еще будучи студентами, впервые поехали в Англию, и в конце концов администрации городов решили, что контакты должны стать официальными, - Жогина взглядом воспитателя окидывает площадку вокруг памятника «Тысячелетие России», высматривая своих подопечных, разместившихся на кремлевских лавочках после очередной экскурсии. - Так был организован Английский клуб. Встречаемся раз в несколько лет, совершаем общие поездки, короче, дружим домами.

Как и предписывает менталитет, англичане демонстрируют большую аккуратность в ведении клубных дел: выпускают собственную газету, поддерживают информационный сайт. Русские ограничиваются изучением языка. И надо сказать, преуспевают - между собой говорят преимущественно на английском.

О солидном возрасте и традициях организации с одинаковым трепетом говорят и Нина Санина, преподаватель английского языка, членствующая уже более 20 лет, и Ира Кокс, 90-летняя уроженка Ростова-на-Дону, прожившая свою жизнь за рубежом, но при первой возможности совершающая экскурсии в Великий Новгород. Ее выносливости и любознательности поражаются и англичане, и русские.

Сирень с видом на стройку

Один из пунктов пребывания англичан в Новгороде - посадка сирени в новоиспеченном сиреневом саду, что на улице Славной. О свежей достопримечательности и новгородцы-то знают через одного. Тем любопытнее наблюдать, как гости из Англии, знакомые со знаменитым на весь мир сиреневым садом в Рочестере, оценивают наш уютный двухгодичный палисадник. Гости по-английски вежливы. Улыбаются и слушают рассказ о проекте, послушно с детской веселостью сажают сиреневый куст - символ дружбы.

- Мы любим историю, культуру, ценим дружбу. Мы сажаем сирень у себя на родине, вы делаете то же самое у себя. У вас даже климат теперь похож на Англию, - вещает англичанин Майкл, посещающий Новгород уже в четвертый раз. - И все это прекрасно!

Здесь был Уэллс

Чтобы окончательно закрепить общность ощущения и миропонимания, русские члены клуба до последнего припрятывают козырь в рукаве. И наконец на одной из плановых встреч директор Чудовского краеведческого музея Александр Ходяков наносит точно выверенный удар - демонстрирует презентацию с интригующим названием «Герберт Уэллс на новгородской земле». Неизвестно, кого информация о пребывании английского публициста и писателя на Новгородчине поразила больше. Пожалуй, все-таки местных.

Оказывается, несколько дней в январе 1914 года Уэллс гостил в деревеньке Вергежа Новгородской губернии. В соответствии с нынешним административным делением - это Чудовский район. Спрашивается, и как его сюда занесло?

- В Вергеже находилось имение старого дворянского рода Тырковых, а история знакомства Уэллса и Тырковых, как и все в этой жизни, загадочна и витиевата, - отвечает Александр Алексеевич. - Дочь Тыркова, Ариадна Владимировна, женщина смелых взглядов и разносторонних интересов, наделенная завидной энергией, из-за участия в политических кружках была вынуждена бежать за границу, там-то и познакомилась с Гарольдом Вильямсом, английским журналистом. А он, со своей стороны, был хорошо знаком с Уэллсом.

Поэтому приглашение погостить в Вергеже было принято. К сожалению, в записках писателя об этом визите сказано очень мало, сохранились только две фотографии Уэллса на Новгородчине.

Александр КОЧЕВНИК, газета «Новгородские ведомости».