Граждане, уделяющие внимание новостям не только на Первом канале, возможно, слышали о странностях, если хотите, курьезах в Ставропольском крае, случившихся с участием местной прокуратуры и школьных библиотек.

Коротко говоря, сотрудники первого учреждения провели ревизию на полках вторых. Предписания выдали суровые: изъять мистику, эротику, ужасы. Кроме того, под раздачу попали Иван Бунин, Сергей Есенин и Владимир Набоков.

Впрочем, книжки с полок все еще не исчезли. Стоят себе, пылятся, ждут следующей проверки. Но будет она, по всей видимости, нескоро. После инцидента старшего помощника прокурора края по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи Курбангали Шарипова, который и сам, кстати, пописывает и публикуется в местной прессе, сняли с должности и уволили из органов - за нарушение прав человека.

Но буквально сразу за Ставрополем, в принципе в том же самом ключе, отличился Роскомнадзор, на минувшей неделе выдвинувший на общественные слушания «Концепцию информационной безопасности детей». Самое шумное ее предложение: распространить существующий порядок защиты детей от эротики в Интернете на информационную продукцию, имеющую значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества.

То есть Даная, Аполлон, Венера Милосская (да бог знает кто еще) могут оказаться под запретом, но с любопытным нюансом - в Интернете. То есть в случае принятия концепции на сайте Эрмитажа поглазеть на мраморные красоты юнец в компьютерном классе не сможет, а вот в выходной день, отправившись в святая святых за ручку с мамой или дедушкой, - пожалуйста. То же самое касается стихов, прозы, драмы, кино, театра и так далее. Водораздел пройдет по тому самому невидимому online - offline.

Справедливости ради нужно заметить, что усердие на ниве охраны детской нравственности с некоторых пор в стране наблюдается регулярно и повсеместно. Вот, к примеру, совсем недавно одну из школ Новгородской области пожурили за то, что с ее компьютеров дети могли беспрепятственно выходить на сайты коррупционной направленности и там, вместо математики, учиться давать взятки.

Прогрессивно и оппозиционно мыслящие люди всякий раз, услышав что-нибудь подобное, хватаются за головы: «Совсем с ума посходили, детей хотят оболванить!».

Мне же интересно, анализировал ли кто-нибудь последствия запретов. Ну знаете, как это бывает... Сняли фильм «Дети Арбата» или «Жизнь и судьба», или вот «Географ глобус пропил». И полки в магазинах, а то и полки библиотек враз опустели. Вот и здесь то же самое, но, к примеру, с «Москвой кабацкой». Что-то подсказывает, что исследований таких не проводили. А если бы и провели, вряд ли заметили бы какое-то шевеление. Ибо львиной доле современного юного общества и Даная, и Есенин глубоко фиолетовы. До того, что даже гриф запрета - и тот не сможет пробудить в них интерес к условно прекрасному.

Но может быть, я сильно ошибаюсь? И на самом деле подрастающее поколение, на которое направлена концепция, вовсе не так глухо к искусству и абсолютно не ленно душой? А предложенные меры задевают не только интеллигентную прослойку активных пользователей Интернета, но и российское общество в целом. Но ведь в этом случае получается и вовсе хорошо: не сидите, дети, в Интернете, потому что все самое интересное и увлекательное происходит в библиотеках, музеях, театрах, в общем, вполне себе offline. Рассматривая концепцию в таком ракурсе, остается разве что спасибо сказать дальновидным ее разработчикам!

Вот только бы очередной запрет работал исправно. Тогда, ткнувшись разок-другой в «сведение об ошибке» вместо «Рождения Афродиты» или набоковской «Лолиты», подрастающее поколение незаметно для себя выберется из Интернета на чистый воздух.

Мария КЛАПАТНЮК, обозреватель газеты «Новгородские ведомости».