«Никакого восторга, восхищения у меня данные поступки не вызывают. Если хоть один подобный летун пролетит мимо меня или залетит к нам на балкон, крылья ему будут обломаны… Мы подкараулим и переломаем им к чертовой матери руки-ноги и для надежности нос…

Да пусть прыгают. У людей свой адреналин. Если вдруг увидишь этих летунов снова, мне брякни, я тут, рядом… Опять будем их оправдывать и романтизировать подобные поступки?.. Вы видели, что остается от тела, упавшего с высоты хотя бы пятиэтажки? Зрелище психику кому угодно нарушит… Эти тела с очень хорошей подготовкой, я ручаюсь...».

Ненормальные люди

В «ВКонтакте» с недавних пор можно найти немало похожих сообщений. Их объединяет одна тема: в не очень прекрасный для них день жильцы обнаружили в Интернете видео, которое однозначно свидетельствует, что крышу их дома облюбовали двое неизвестных, предпочитающих спускаться на землю не как все нормальные люди по лестнице или на лифте, а с помощью парашюта.

Кто эти «летуны», стало очень скоро известно. Это бэйс-джамперы.

Бэйс-джампинг (B.A.S.E. Jumping - англ.), как гласит Википедия, - экстремальный вид спорта, в котором используется специальный парашют для прыжков с фиксированных объектов, как то: домов, труб, опор ЛЭП, скал, мостов и др.

Бэйс - явление новое и малоизвестное для Новгородской области, а потому мы решили познакомиться с экстремалами поближе. В итоге на встречу пришли двое молодых людей - Евгений Колодяжных и Иван Яшков. Первому - 22 года, второму - 23.

Как оказалось, до знакомства с бэйсом парни начали заниматься парашютным спортом в новгородском авиаспортивном клубе ДОСААФ. Без такого опыта, говорят, в бэйс можно - и нужно - не соваться: финал однозначно будет летальным. У Ивана - около 200 прыжков с самолета. Это минимум, с которого, говорит он, можно идти на штурм бэйс-высот.

Опыт прыжков с парашютом с самолета - скайдайвинг - дает набор необходимых джамперу навыков и умений. Речь идет об искусстве управления парашютом, своим телом в воздушном потоке и - самое главное - нервами.

Неплохим вариантом для друзей были 140-метровая опора ЛЭП в Тверской области и строящиеся 25-этажки в Петербурге. Но каждые выходные кататься в гости к соседям накладно.

В Новгородской области нет ни высоких опор ЛЭП, ни скал. Набор объектов, которые могут использовать прыгуны, ограничен, и все они располагаются в Новгороде: несколько 16-этажек, труба котельной...

В среднем их высота не превышает 50 метров.

Прыжок в этом случае длится всего несколько секунд, за которые нужно успеть сориентироваться, определить место приземления и направить к нему купол. Следует учитывать и возможный порыв ветра. Поэтому джамперы еще до прыжка определяют его тактику, исследуют объект, местность на предмет столбов с проводами и деревьев. А окончательное решение принимают уже на месте. Если скорость ветра окажется чуть больше нормативной - 5-7 м/сек., - лучше отложить прыжок.

Разумеется, любители бэйса пользуются одним парашютом, поскольку времени ждать, пока раскроется запасной, нет. Он и по форме, и по структуре, и по способу укладки отличается от своего собрата из скайдайвинга тем, что должен раскрыться мгновенно.

Жизнь на кончике веревки

Впрочем, прежде чем попробовать бэйс-джампинг, Евгений и Иван испытали себя и в похожем развлечении - роуп-джампинге, прыжках с веревкой.

Родоначальником этого экстремального вида спорта был американский скалолаз Дэн Осман, который понял, что именно боязнь срыва мешает ему проходить сложные маршруты. Чтобы побороть свой страх, он стал практиковать намеренные срывы. Так и родилась идея прыжков с веревкой с высокого объекта при помощи сложной системы амортизации из альпинистских веревок и снаряжения.

Двое отчаянных новгородцев выполняли такие прыжки на заброшенной 80-метровой градирне одной из ТЭЦ в Ленинградской области. Иван говорит, что по ощущениям это очень похоже на бэйс: помогает преодолевать страх перед прыжком.

- В Питере есть люди, которые учат бэйс-джампингу, умению принять правильное положение тела во время прыжка, правильно отделяться от объекта, приземляться, действовать при столкновении с объектом - стеной дома или скалой, - рассказывает Иван. - Стоит это удовольствие недешево, как и снаряжение для бэйса. Мне «бэушная» система обошлась в 70 тысяч рублей, Жене - в 90 тысяч. Есть парашюты и за 200 тысяч.

На нелегальном положении

Понятно, что объясни парни честно свои намерения, ни на крышу 16-этажки, ни на трубу котельной их никто не пустит. Поэтому приходится полагаться либо на полутьму раннего утра, когда бдительность охраны ослабевает, либо на тайных друзей среди жильцов нужного дома. Так что в Новгороде бэйс фактически на нелегальном положении. Не то что в Москве, где, по словам Евгения, даже состоялся международный фестиваль по этому виду спорта: его участники прыгали с парашютами с Останкинской башни.

В родном городе друзья успели выполнить по 20 успешных прыжков: ни одного поврежденного авто и разбитого окна. Правда, Иван как-то зацепился куполом за фонарный столб, и посадка получилась жесткой - сломал ногу.

- У вас семьи есть, папы, мамы? - спрашиваю.

- Есть. Родители, конечно, волнуются, - был ответ. - Но мы в таком возрасте, что можем отвечать за свои поступки. Мы хотим жить не меньше, чем остальные, а может, и больше. Люди всегда мечтали научиться летать. Вряд ли это когда-нибудь удастся, так что мы пока хотим научиться падать.

Как утверждают собеседники, число несчастных случаев в бэйс-джампинге составляет 5 процентов. И происходят они нередко не с новичками, а с самоуверенными профессионалами.

- Ни в коем случае не нужно пытаться повторить то, что делаем мы, - предупреждает потенциальных последователей Иван.

А пока оба уверены: бэйсом в Новгороде занимаются только они. Однако не так давно к друзьям присоединился рушанин Николай Демешев: на его счету шесть прыжков.

Елена КУЗЬМИНА, газета «Новгородские ведомости».