Если набрать в интернет-поисковике «покушение на убийство в ритуальных целях», то появляется вал ссылок на мать и дочь из Архангельской области, или, так называемых, «онежских ведьм». Россия - не Африка, у нас такое происходит нечасто.

Как же получилось, что онежская деревня Большой Бор, славная своим музеем и церквями-памятниками, стала эпицентром средневекового криминала?

В мае этого года Онежский городской суд признал 34-летнюю жительницу Большого Бора Людмилу Ивахнову и ее 15-летнюю дочь Анну виновными в попытке убийства соседки. Мотив - «сохранение у матери и передача дочери дара ведьмы» (формулировка следственных органов).

Следствие и суд установили, что в ночь с 15 на 16 декабря 2013 года они проникли в дом Людмилы Медведковой, где несовершеннолетняя при пособничестве матери нанесла потерпевшей десять ударов кочергой по голове и телу.

Умысел на убийство не был доведен до конца, поскольку Медведкова притворилась мертвой. Ивахновы решили, что она скончалась, и ушли.

Пострадавшая смогла вызвать помощь по телефону и назвала своих обидчиц.

Кроме того, несколько одноклассников Анны сообщили, что накануне случившегося были в гостях у Ивахновых и Людмила сказала: «Сегодня ночью кто-то должен умереть». А спустя некоторое время якобы сама Аня поведала им, как они с матерью избили женщину...

Эти показания и решили исход дела. Орудие преступления - кочергу, в ту ночь пропавшую из дома Медведковой, - не нашли. Как и одежду подсудимых, на которой должны были остаться следы крови. По словам тех же подростков, ссылавшихся на Анну, Ивахновы ее сожгли.

Сами подсудимые утверждали, что односельчане их оговаривают.

Городской суд приговорил Людмилу Ивахнову к семи годам колонии общего режима за пособничество в покушении на убийство. Ее несовершеннолетняя дочь получила четыре года лишения свободы за само покушение. Также с осужденных взыскана компенсация морального вреда в размере 200 тысяч рублей и стоимость расходов на лечение.

Осужденные и их адвокаты обжаловали приговор в областном суде. В августе коллегия по уголовным делам оставила его без изменения.

Вполне адекватные женщины

Мы бы не стали обнародовать имена и фамилии действующих лиц (дело все-таки деликатное), если бы они сами не сделали это на всю страну в передаче Первого канала «Мужское/Женское» еще до рассмотрения дела в суде.

Можно по-разному относиться к подобным шоу, но то, что их создателям удается «допросить» в эфире всех действующих лиц, - серьезный плюс. Хотя каким образом обвиняемые и подсудимые, которые находятся под стражей или на подписке о невыезде, попадают в московские телестудии - большой вопрос.

Перед проницательным взором ведущего Александра Гордона предстали две, как он выразился, вполне адекватные женщины. Одна утверждала, что другая вместе с дочерью била ее кочергой. Другая - что ни она, ни ее дочь никого не трогали.

Кому верить? До случившегося две Людмилы дружили с добрый десяток лет. Медведкова уже на пенсии, но работает, у нее свое дело.

С мужем давно не живут вместе, хотя официально не развелись.

Ивахнова одна поднимала двух дочерей и тоже пахала будь здоров: у нее две коровы, два теленка и большой участок земли. К тому же она скупала у местных жителей молоко и отправляла на завод. А еще - гадала на картах.

В Большом Бору поговаривают, что Людмила умеет предсказывать будущее, наводить порчу, привороты и прочую «хиромантию», а также уводить чужих мужей. В деревне так: мужик не может уйти к другой сам по себе - не иначе, та его приворожила...

Словом, «ведьма не ведьма, но что-то в ней есть», как сказала о Людмиле одна из свидетельниц. По словам других, Ивахнова сама не упускала случая похвастаться сверхъестественными способностями.

«Люда, скажи правду»

- Как-то мы сидели на веранде у Людмилы, пили пиво, - рассказывала с телеэкрана Медведкова. - Вдруг она взяла меня за руку и говорит: «Ой, Люда, да на тебя же порча наведена!» - «А ты что, умеешь ее снимать?» - «Конечно! Для этого ты должна сжечь свое старое пальто». Я, как идиотка, поверила... Сожгла хорошую дубленку!

В тот день, 15 декабря, Медведкова выпила и попросила подругу приворожить своего отдельно проживающего мужа. Та согласилась, велела приготовить для ритуала водку, соль, перец и свечу. Вечером пришла к Медведковой, заставила ее выпить две стопки водки со специями, еще какую-то желтую жидкость и ушла.

- Я всегда сплю с включенным телевизором. Прилегла, слышу - дверь приоткрывается. Думаю, что-то не то. Голову поворачиваю, а у меня в ногах Людмила стоит. Экран-то у телевизора большой, хорошо светит. Говорю: Люда, что случилось, ты чего пришла? И вдруг получаю удар по голове.

- А кто вас ударил? - спросил ведущий.

- Аня.

- Вы ее видели?

- Я узнала ее по голосу...

Потом меня стащили на пол лицом вниз. Я закрыла виски руками и говорю: за что, за что? Боль была дикая. Слышу - Аня шепчет: «Кажется, сдохла». А Люда сказала: «Давай для верности еще». Я перестала двигаться, опустила руки. Понимала, что меня убивают...

- А почему именно вас выбрали жертвой?

- Я бы сама хотела это знать. Не ожидала от нее такого. На очной ставке мне было и смешно, и горько. Ведь отрицает все! Я говорю: Люда, скажи правду, мы же с тобой знаем, что это были вы...

Медведкова получила тупую закрытую травму головы, множественные ушибы и кровоподтеки. Врачи сказали: если бы не состояние опьянения, последствия были бы куда серьезнее.

Поначалу уголовное дело возбудили по статье 115 УК РФ - умышленное причинение легкого вреда здоровью. А Ивахновы допрашивались по нему как свидетели. Но затем следствие изменило статью на более тяжкую - покушение на убийство. Мать с дочерью стали подозреваемыми, а в итоге - осужденными.

«Нас там не было»

Внешне Людмила Ивахнова больше походит на офисную сотрудницу, чем на хозяйку земли и скота.

- Скажите, вы действительно ведьма? - в лоб спрашивает ее ведущая.

- Да как-то не замечала за собой такого. Была бы ведьмой - жила бы по-другому.

- А как же истории с приворотами? Вы действительно могли помочь приворожить мужа?

- Каким образом? Ни привораживать, ни сглаз наводить, ни порчу снимать я не умею. Для меня это просто бред. Я не ведьма! А что на картах гадаю - так многие гадают.

По словам Людмилы Ивахновой, в тот вечер они с дочерью, наоборот, спасли жизнь подруге. Та якобы пришла к ним пьяная, предложила выпить. Чтобы не замерзла в снегу, Людмила с Анной отвели ее домой.

Кто избил Медведкову - не знают: «Нас там не было».

Дочь Аня в студии плакала, жаловалась, что ей сломали жизнь, что в деревне все считают их ведьмами, что в классе никто не общается... По словам младшей Ивахновой, потерпевшая все выдумала.

В передаче Анну не спрашивали, зачем она сама рассказывала одноклассникам, как вместе с мамой напала на женщину. Подростки это подтвердили. Но из приговора следует: на следствии Аня утверждала, что придумала эту историю с целью привлечь к себе внимание и поднять авторитет среди сверстников. Хотя странный какой-то получился авторитет.

«Нет оснований сомневаться»

В телестудии чаша весов доверия склонилась в сторону матери и дочери.

Некоторые усомнились в правдивости показаний потерпевшей: дескать, в состоянии опьянения всякое привидится. Но не могла же она сама себя избить? Тогда кто это сделал? Другим не хватило вещественных доказательств.

Отмечали, что в этом деле многое основано на слухах: «одна бабка сказала...»

Оккультной литературы у Ивахновых не нашли. Изъяли только сонник, который, как и карты, есть у многих...

Но в распоряжении суда, конечно же, было куда больше материалов, чем у зрителей в студии. И он счел вину Ивахновых доказанной.

В апелляционных жалобах осужденные среди прочего утверждали, что суд проходил с обвинительным уклоном. Приговор основан лишь на показаниях потерпевшей и свидетелей, предположениях и домыслах, прямых улик нет. В одной из жалоб упоминается аудиозапись, на которой потерпевшая якобы сообщила свидетельнице, что ее избил совсем другой человек...

Также осужденные и адвокаты ссылались на чрезмерную суровость наказания.

Областной суд счел приговор законным и обоснованным. Сомневаться в достоверности показаний потерпевшей и свидетелей обвинения нет оснований, сказано в апелляционном определении.

По заключению экспертизы, во время причинения телесных повреждений Медведкова находилась в состоянии «простого алкогольного опьянения», которое позволяло ей адекватно воспринимать происходящее.

Эксперты также пришли к выводу, что подсудимые не страдают психическими расстройствами. У дочери они не обнаружили «повышенной склонности ко лжи и патологическому фантазированию».

На днях приговор вступил в законную силу...

Марина ЛЕДЯЕВА, «Правда Севера».