(Продолжение. Начало в № 52, 56, 60.)

Спецсообщение руководителям областных органов власти начальника УНКВД по Мурманской области капитана госбезопасности Уральца:

«18/I-39 в г. Мурманске, в бараках мебельной фабрики № 3 и 2 по Кольскому шоссе, где проживает до 35 человек рабочих, счетчиком Тавниной проводилась Всесоюзная перепись. Живущие в 3-м бараке административно высланные Ферапонтов, сын кулака Шестухин, и во 2-м бараке Макарычев П. и Марков А. (все работают на мебельной фабрике) пытались сорвать перепись, при чем по бараку № 3 ее сорвали.

По инициативе Ферапонтова в бараке № 3 была организована групповая пьянка. При опросе счетчиком Тавниной проживающих Шестухин, поднявшись в пьяном виде с постели, подсел к столу счетчика и облокотившись на документы по переписи не дал возможности работать. Тавнина была вынуждена прекратить перепись и со слезами удалилась.

Ферапонтов и Шестухин всячески нецензурно оскорбляли Тавнину, насмехались над ней.

Ферапонтов, касаясь переписи, делал контрреволюционные выпады, а до этого с опубликованием закона об укреплении трудовой дисциплины распространял среди рабочих контрреволюционную клевету, этот закон называл «драконовским», инквизицией для рабочих…

Мурманский рыбокомбинат. 1937 г.

Макарычев 17/I - с. г. в ночное время пьяный в бараке учинил дебош: бил посуду и сонных рабочих Коноплева и других обливал холодной водой. Когда рабочий Пархонюк (украинец) стал призывать Макарычева к порядку, то последний угрожал Пархонюку физической расправой, набросился на него с кулаками, при этом оскорблял его национальные чувства и по адресу советской власти распространял контрреволюционную клевету.

19/I - с. г. на фабрике состоялось общее собрание рабочих. Присутствовало до 200 человек. Рабочие осудили контрреволюционные вылазки Ферапонтова, Шестухина, Макарычева и Маркова, потребовали увольнения их с работы и привлечения за срыв Всесоюзной переписи к уголовной ответственности с рассмотрением дела показательным путем.

Ведется следствие. Ставим вопрос о аресте указанных лиц».

Пчелы против меда

В газетной кампании 38-го года за повышение трудовой дисциплины было рациональное зерно: тому, кто работает честно, смотреть на соседа-бездельника - ножом по сердцу. Но в потоке писем трудящихся в газеты (чаще всего этими же газетами и организованных) была группа посланий, вызывающих искреннее недоумение и даже оторопь - женщины требовали… сокращения декретного отпуска. Он тогда составлял 4 месяца. Особое негодование писавших вызывали «рвачихи» - те, кто приходили на производство уже с животом, работали пару месяцев и упархивали в оплачиваемый декрет. Но какие аргументы были у борцов в юбках с длинными отпусками?

Рыбоконсервный завод. Закатка банок. 1937 г.

Очень оригинально высказалась бухгалтер расчетной части консервного завода Мурманрыбы А. И. Копылова:

«Благосостояние советской женщины находится на чрезвычайно высоком уровне. Мать в состоянии взять для ребенка хорошую опытную няню, а сама спокойно может итти на фабрику, в цех».

Ну да, верю. Конечно, опытная няня лучше позаботится о ребенке, чем родная мать. Перед глазами встают колонны счастливых рыбообработчиц, способных со своей чрезвычайно высокой зарплаты нанять Мэри Поппинс.

Более логичными кажутся доводы авторов коллективного письма в газету - домохозяек Иудиной и Егоровой, педагогов школ взрослых на Рыбокомбинате Е. Городенцевой и К. Шуваловой (обе вот-вот должны были уйти в декрет):

«Женщины-матери, окруженные заботой советской власти, живущие в хороших производственных и бытовых условиях, обеспеченные медицинской помощью, не нуждаются в таком длинном сроке декретного отпуска.

Во время беременности женщины-матери пользуются бесплатной консультацией, прекрасные родильные дома выстроены сейчас по всей стране. У нас, в Мурманске, тоже вступил в эксплоатацию новый родильный дом. Много детских учреждений выросло в Заполярье за последние годы».

И, представляете, правительство пошло навстречу пожеланиям трудящихся: отпуск был сокращен - 35 дней до родов и 28 - после, но - только для тех, кто до декрета отработал не меньше 7 месяцев.

Листая старые газеты

«А августе этого года на Зеленом мысе было построено красивое одноэтажное рубленое здание. Когда дом подвели под крышу, остеклили, настелили полы и потолки, обставили специально изготовленной мебелью, его разобрали и вместе со всем инвентарем погрузили на пароход.

Готовый дом по морю был доставлен в районный центр Саамского района - Гремиху. Сейчас идет его сборка. 1 января в этом доме открывается образцовая районная аптека».

 

 «Центральный совет спортивного общества «Рыбник Севера» командировал в Мурманск мастера-шахматиста первой категории т. Криштал, который сейчас проводит сеансы одновременной игры в коллективах физкультуры.

Уже проведено несколько сеансов на Рыбокомбинате, в Морском техникуме, в Тралфлоте, в Полярном институте и на Судоверфи.

В Морском техникуме в сеансе одновременной игры приняли участие 25 шахматистов, 5 из них добились победы. Еще лучше результаты игры в шахматы показали рабочие Судоверфи. Там из 24 человек выиграли у Криштал 16, проиграли 6 и двое свели партии к ничьей».

 

 «Дирекция Мурманского Рыбокомбината выделила из своего фонда 20.000 рублей на приобретение инструментов для организуемого джаз-оркестра.

Завком Рыбокомбината командировал в Ленинград для закупки инструментов своего представителя. Желающих играть в оркестре оказалось много. В завком поступило уже свыше 15 заявлений».

 

Орфография и пунктуация цитируемых документов оставлена без изменений.

 

(Продолжение следует.)