В жизни окраинной, пограничной Мурманской области таможенная служба всегда играла существенную роль. Вместе со всеми северянами ее сотрудники прожили годы становления и развития нашего заполярного края, неизменно выполняя поставленные перед ними государством задачи. Скрупулезно собранными архивными материалами по истории таможенного дела на Кольской земле поделился с нашей газетой ветеран Мурманской таможни, историк-краевед Виктор Головин.

На борту «Королевы Ольги»

10 ноября (здесь и далее - по новому стилю) 1916 года Департамент таможенных сборов Российской империи издал предписание управляющему Архангельской таможни организовать на станции Мурман Александровского уезда таможенный надзор по пропуску через границу грузов для нужд государственной обороны. Руководителем нового надзора был назначен коллежский советник Михаил Казимирович Поpембский - помощник управляющего Архангельской таможни.

Уже через две недели, 24 ноября, из Архангельска в Романов-на-Мурмане были откомандированы 28 таможенных служащих. За сложность работы им на 50 процентов повысили зарплату.

Мурманский таможенный надзор был подотчетен Архангельской таможне. Он начал работу 5 декабря 1916 года. В первое время таможенники располагались на пароходе «Королева Ольга Константиновна» Мурманского пароходства, затем их перевели в деревянный барак около железной дороги. А 11 декабря 1919 года была создана постоянная Мурманская таможня 1-го класса 4-го разряда со штатом в 25 единиц.

С 1932 года наша таможня стала именоваться Мурманской портовой. В ее зону деятельности входила территория в 127 тысяч квадратных километров. В селе Ковда Кандалакшского района в 1932-1937 годах работал таможенный пост, который осуществлял контроль за экспортом древесины. Для обеспечения его работы в Ковду в период навигации выезжали сотрудники из Мурманска.

В апреле 1939 года был сформирован Мурманский пограничный отряд, в составе которого 4 ноября того же года был учрежден контрольно-пропускной пункт «Мурманск». Большую часть экспорта занимал тогда апатитовый концентрат.

В 1936-1939 годах через Мурманск шла помощь воюющей Испании. В торговом порту был выделен специальный погрузочный участок (причалы № 12 и 13), где производили погрузку на суда продовольствия и вооружения. Таможенники работали круглосуточно, производя оформление и выпуск за границу пароходов и грузов для республиканской Испании.

В предвоенные годы у нас в порту базировались торговые суда Мурманского морского пароходства Наркомморфлота, Мурманского арктического пароходства Главсевморпути и Северного морского пароходства (г. Архангельск).

На начало 1941 года штат Мурманской таможни составлял всего 22 человека. Начальник Черепович В. Г. получал (со всеми полярными и иными надбавками) 2440 рублей. Зарплата инспекторов в зависимости от выслуги варьировалась от 840 до 1500 рублей.

Спасение груза «Ланкастер Кастл»

В годы войны деятельность многих таможен была прервана. Но Мурманская продолжала работать. В сентябре 1941 года Кировская железная дорога, соединявшая Мурманск с центром страны, была захвачена финскими войсками в районе станций Масельская и Повенец в Карелии. В октябре финны заняли южную часть Беломоро-Балтийского канала. Таким образом, всякое сухопутное сообщение страны с Кольским полуостровом оказалось прерванным до декабря, когда вступила в строй железнодорожная ветка от Беломорска до станции Обозерская Северной железной дороги и стало возможным сообщение по линии Мурманск - Вологда.

До восстановления железной дороги внешнеторговых операций через Мурманск не производилось. Порт занимался исключительно перевозками военных грузов. Все экспортно-импортные перевозки шли через Архангельск.

Пристань Мурманского рыбного порта в Тюва-губе для снабжения судов питьевой водой и льдом, 1939 год.

Впрочем, вынужденное внешнеторговое затишье было недолгим. Уже в декабре 1941 года в Мурманск с грузом прибыл советский пароход «Декабрист», следовавший из Англии в Архангельск в составе каравана PQ-6. А первым иностранным судном, посетившим наш порт в годы войны, стал норвежский танкер «Эль Мирло», зашедший в Мурманск в середине декабря 1941 года по пути из Архангельска в Англию.

В первый военный год основные грузы по ленд-лизу поступали в порты Белого моря. Мурманск был прифронтовым, и его порт часто бомбили. Но наступила зима, сковавшая Беломорье льдом. И уже 11 января 1942 года в Мурманский порт прибыл первый караван союзных конвоев PQ-7. В его составе было девять судов, которые доставили 29,5 тысячи тонн военных и продовольственных грузов. За первым караваном пошли другие. Только в 1942 году в Мурманск прибыло 8 конвоев из 113 судов с 411 тысячами тонн грузов. Экспорт составил 8 тысяч тонн, большей его частью была хромовая руда.

А Мурманск продолжали бомбить... Население города проявляло массовый героизм. Не исключением были и таможенники. 24 марта 1942 года ближе к вечеру порт подвергся очередной жестокой бомбардировке. Бомбы попали и в пароход «Ланкастер Кастл». Оценив повреждения судна, команда срочно сошла на берег. Дежурившие на британском судне сотрудники таможни пытались воспрепятствовать этому, но капитан отказался от груза и предложил таможне поступать с ним, как ей заблагорассудится.

«Ланкастер Кастл» поддерживался на плаву аварийно-спасательным отрядом Северного флота и до 29 марта выгружался у причала № 11 торгового порта, после чего был отбуксирован на южный рейд и поставлен на якорь. В его выгрузке принимали участие служащие таможни. В полузатопленных трюмах оставалось немало консервов, но извлекать их из ледяной воды приходилось вручную. Многие жестяные банки были загрязнены и подмочены, но их содержимое все же было годным к употреблению.

Таможенники вместе с рабочими порта спасли в те дни продовольственных товаров на сумму 21213 рублей, которые были реализованы через базу «Военфлотторга», а деньги перечислены в государственную казну. Это лишь один случай. Борьба за живучесть ленд-лизовских грузов в порту продолжалась всю войну

Ленд-лиз оформляли беспошлинно

Но даже военное лихолетье не избавляло таможню от выполнения своих основных задач - контроля за пропуском экспортно-импортных грузов, проверки багажа, посылок, пассажиров, морских судов и команд, досмотра и выпуска грузов, борьбы с контрабандой и убытками во внешнеторговом обороте. На таможенное оформление советских судов отводилось до двух, а иностранных - до одного часа времени. Военные корабли и их экипажи досмотру не подлежали, но командиры предупреждались о запрете сноса на берег каких-либо предметов для продажи. Любые товары, снесенные с судна без разрешения таможни, считались контрабандой.

Ленд-лизовские грузы оформлялись беспошлинно. Другие товары, в том числе и благотворительные, пропускались после внесения таможенных платежей. Правовое регулирование таможенного дела осуществлялось нормативными документами Народного комиссариата внешней торговли (НКВТ) и Государственного таможенного управления (ГТУ) в рамках Таможенного кодекса СССР 1928 года.

В мае 1942 года был установлен порядок пропуска технического снабжения, бункера и продовольствия, получаемых в США советскими судами заграничного плавания. В декабре 1942 года взимание пошлин на благотворительные грузы было отменено, и разрешение НКВТ на их ввоз не требовалось. Грузы, следовавшие в адрес советских организаций, пропускали по минимальным ставкам. А вот к грузам для дипломатического корпуса, консульских учреждений, организаций-концессионеров, а также в отношении частно-потребительских посылок и багажа применялись максимальные ставки таможенного тарифа.

Лайковые перчатки и дамские манто

В 1942 году в целях противодействия незаконному ввозу товаров через Мурманский порт в таможне была создана группа по борьбе с контрабандой под руководством опытного таможенника Федорова И. Д. А 31 декабря 1942 года была утверждена Инструкция по ведению дел о контрабанде, которая раскрывала многие материальные и процессуально-правовые вопросы.

В первые годы войны объектами таможенных правонарушений чаще всего являлись дешевые предметы ширпотреба и продовольственные товары. Начиная с 1944 года в качестве предметов контрабанды стали ввозиться фотоаппараты, радиоприемники, дамские манто из каракульчи, сапоги и ботинки из кожи, лайковые перчатки, табак и кондитерские изделия. Во многих случаях сигареты и шоколад, продаваемые в Мурманске в конце войны, имели контрабандное происхождение.

Ввоз таких товаров нелегально осуществляли, как правило, иностранные моряки союзных конвоев. По данным отчета таможни за 1944 год видно, что были замечены в нарушении таможенных правил члены экипажей 37 иностранных судов. Одних только товаров было конфисковано на сумму 55 565 рублей, а валюты - на 12 666 рублей.

При реализации таможней конфискованных товаров цены определялись по курсу рыночных. К примеру, фотоаппарат «Кодак» стоил 1 500 рублей, что составляло среднюю месячную зарплату служащего. Радиоприемник оценивался в 2 000 рублей, манто женское из каракульчи - в 23 000, сапоги мужские кожаные - в 250, а носки мужские шерстяные - в 20 рублей.

Сигареты реализовывались по 50 копеек за штуку, пачка стоила соответственно 10 рублей. Шоколад в 50-граммовых плитках и шпроты рыбные в банках стоили по 5 рублей. В 1945 году самыми распространенными предметами контрабанды были американская жевательная резинка, мука, мыло и сигареты.

Доходы таможни от реализации конфискованных товаров в годы войны составили: в 1942 году (за 1941 год данных нет) - 82 970 рублей, в 1943 году - 11 651 рубль, в 1944-м - 55 565 рублей и в 1945-м - 35 648 рублей. Всего таможня за годы войны перечислила в бюджет 1 миллион 386 тысяч 437 рублей.

(Продолжение следует.)