Снаружи это предприятие, расположенное на станции Кола, выглядит как огромный, ничем не примечательный ангар. Новый, современный, но все равно не шедевр архитектуры. Однако стоит переступить порог, и тут же оказываешься на производстве, которое мало где в нашей стране еще найдешь. Огромный конвейер, по которому идет рыба, почти сто работников, каждый из которых выполняет свою операцию по разделке, даже характерного для подобного рода производств запаха тут нет.

Но прежде чем оказаться внутри, нужно пройти целый ряд процедур. В своей одежде и обуви вход строго запрещен. В раздевалках имеются для каждого широкие брюки, белый халат и такие же белые сапоги, а также шапочка. На входе в сам цех - тщательная дезинфекция рук водой с мылом, потом спиртовой жидкостью, а затем еще в ультрафиолете, замер температуры тела. Да еще анкету надо заполнить, что с больными не контактировал и чувствуешь себя хорошо.

Но вот все процедуры пройдены, и мы готовы зайти в цех.

Котлетки из путассу

- Знакомьтесь, это Дарья. Она не только хороший специалист по качеству, отлично знает весь технологический процесс, так у нее сегодня еще и день рождения, - представляет нам нашего будущего экскурсовода директор рыбофабрики.

Дарья Иванова - выпускница технологического факультета Мурманского государственного технического университета. За время обучения прекрасно изучила, что и как можно делать из рыбы и прочих морепродуктов. Сама участвовала в разработке новых блюд и разного рода деликатесов.

А дипломную Даша писала о котлетах из путассу.

- Она считается простенькой рыбой, хотя ничем не отличается по питательным качествам от той же трески. Просто путассу поплотнее, а треска нежнее, - объясняет Дарья.

До того как прийти на это предприятие, она некоторое время поработала в Мурманске в колбасном цехе, делала сосиски и сардельки.

- Меня еще в школе привлекало производство продуктов питания. А когда пришла сюда, увидела все эти масштабы рыбопереработки, сразу поняла, что я попала именно туда, куда хотела, - признается Дарья.

Специалист по качеству Дарья Иванова.

Главное - внимательность

Времена, когда рыбу обрабатывали только с использованием шкерочного ножа, стоя по колено в ледяной воде, проходят. Хотя есть, конечно, еще мелкие полуподпольные цеха, где улов чистят, солят, сушат, коптят, делают консервы если не в антисанитарных, то в весьма непрезентабельных условиях.

Станислав Матулевич раньше ходил в море, потом работал на берегу в разных рыбообрабатывающих компаниях.

- Если сравнивать, что было 20 лет назад, разница огромная. Прежде считалось, что эта работа не престижная - трудная, грязная, постоянный запах несвежей рыбы. А тут - совсем другое. Большую часть работы делает машина, причем надежная, высокоточная, никаких особых усилий применять не надо, разве что стоит быть очень внимательным, - говорит Станислав. Сегодня его смена за станком, который тонким металлическим диском пилит замороженные бруски трескового фарша. Напарник их взвешивает и укладывает в коробки.

- Абсолютно не напряжно, - продолжает Станислав, - здорово, когда все чисто, аккуратно, все на своих местах. Приятно готовить продукт, когда понимаешь, что он высочайшего качества.

От филе до фарша

Дарья ведет нас по цеху вдоль разделочной линии. Все начинается с холодильника. Сегодня на фабрику привезли с промысла партию мороженого палтуса. Его за сутки разморозят, завтра начнется разделка. А сегодня на линии - охлажденная треска.

Рыба крупная, некоторые килограммов по 12-15. Работник (тут только мужчины) с трудом берет гигантскую трещину и отправляет в агрегат, который в считаные секунды разрезает ее на части вдоль хребта. Костяк рыбины уходит налево - там с него еще будут снимать кусочки, которые потом в мясокостном сепараторе перемелют в фарш. Почти голые кости и субпродукты тоже измельчат - они пойдут на корм животным. То есть от рыбины отходов не остается никаких.

А направо по двум лентам конвейера поедет филе - правая часть отдельно от левой.

- Это придумано специально, чтобы рыбообработчикам не надо было переворачивать туда-сюда рыбу. В одну линию сидят те, кто чистит левые половинки, напротив них - кто правые. Тут в основном женщины. Все в масках, перчатках, острыми ножами ровняют куски филе, маленькие кусочки откладывают отдельно, ровные плотные куски трески пойдут в заморозку. Линия подсвечивается снизу, чтобы было видно каждую ненужную косточку, засевшего паразита или сгустки крови. Еще один автомат пилит куски филе с помощью мощной струи воды, - показывает, провожая нас по цеху, Дарья Иванова.

Человек и конвейер

Машины существенно облегчают труд людей, но заменить их полностью не могут. Вот готовые куски трески движутся к холодильнику, там на сильном морозе за несколько часов затвердеют и доведенные до нужной кондиции снова поедут по конвейерной ленте. По пути автомат их будет взвешивать, сортировать по разным пластиковым контейнерам - сюда покрупней, туда - помельче. От величины куска впоследствии будет зависеть цена готовой продукции.

- Мы поставляем рыбу в основном в Европу, покупатель требовательный, просит строго соблюдать все технологические стандарты, - рассказывает Дарья Иванова. - Мы даже видеоотчеты снимаем для них, чтобы показать, как налажено наше производство, что происходит на каждом этапе.

Недавно, поделилась Дарья, она, как специалист по качеству, составляла документацию для нового крупного покупателя из Китая. Так они даже потребовали видеодоказательства, что сотрудники, работающие с рыбой, соблюдают все санитарные нормы, в том числе социальную дистанцию.

Работа с ножом

Как же устроиться на работу на такое современное предприятие? Наверное, необходимо специальное образование?

- Конечно, опыт работы на подобных производствах желателен, - рассказывает Дарья. - Человек приходит, заполняет анкету, ее изучают, проводят собеседование. Иногда выходит, что даже проще взять кого-то совсем без образования, с нуля, не видевшего старых производств, и научить работе на конвейере.

А Станислав Матулевич добавляет:

- Оборудование современное. Технологи хорошие, с большим опытом, если кто проявит старание, всему научат. Главное, хотеть получить профессию. И еще не бояться трудностей, потому что работа у нас при всей автоматизации все-таки тяжелая.