(Окончание. Начало в № 41.)

«Ишачки» с Балтики

Но на этом испытания Бориса Сафонова в тот день, 29 июня, не закончились. Не успели остыть моторы «ишачков» после вечернего вылета, как Ваенгу бомбили.

Когда на аэродром пикировали бомбардировщики противника, командир звена лейтенант Василий Рогожин попытался подняться в воздух, но взорвавшаяся на взлетной полосе бомба буквально изрешетила осколками самолет, а летчик получил тяжелое ранение (13 осколочных ранений живота, левого глаза, левой ноги и руки. Проходил длительное лечение в тыловых госпиталях, весной 1942 года вернулся в Заполярье. Но по состоянию здоровья к боевой службе не был допущен. Был назначен инструктором в учебную эскадрилью - 11 ОУАЭ ВВС СФ, в которой и встретил день Победы). На стоянках сгорело два самолета И-16, у третьего сгорела плоскость, все остальные «ишачки» получили пробоины.

Вскоре 4-я эскадрилья получает 10 истребителей И-16, прибывших из ВВС Краснознаменного Балтийского флота. И сафоновцы снова начинают регулярно вести активные боевые действия.

В это время вместо выбывшего по ранению лейтенанта Василия Рогожина из 2-й эскадрильи был переведен на должность командира звена лейтенант Максим Виниченко (1916 года рождения, из Брянской области. Летом 1941 года чаще других вылетал с Борисом Сафоновым на задания. 21 ноября на «харрикейне» на взлете с механиком на хвосте потерпел аварию и получил тяжелое ранение. К этому времени на его счету было два сбитых самолета лично и три в группе. После лечения комиссован, дальше служил в учебных заведениях. В июле 43-го вернулся на Северный флот, в 3-й учебный авиаполк. Войну закончил на должности командира 10-й санитарной авиаэскадрильи). С ним Сафонова связывала многолетняя служба в одной эскадрилье еще в Белоруссии. В последующие два месяца ас большую часть своих вылетов совершал именно с Виниченко.

Василий Рогожин.

16 июля они впервые вместе вылетели на перехват самолетов противника. Виниченко во время набора высоты потерял из виду самолеты Сафонова и Антипина. В одиночку лететь к линии фронта не решился. Вылет оказался роковым для лейтенанта Геннадия Антипина (1913 года рождения. Родился в городе Данилове Ярославской области. Вместе с Борисом Сафоновым проходил службу в Белорусском ВО в одном подразделении. В 4-й эскадрилье с первых дней ее формирования на должности командира звена. Вместе с Сафоновым облетывал собранные истребители и неизменно вылетал с ним на задания в первые недели войны. Останки летчика и самолета найдены в 2009 году поисковым отрядом «Петсамо»), на аэродром командир вернулся без него. Над линией фронта, после того как Сафонов сбил немецкого фронтового разведчика - «Хеншель-126», наши самолеты были обстреляны врагом из пулеметов с одной из сопок.

19 июля своего командира эскадрильи Бориса Сафонова порадовал младший лейтенант Сергей Сурженко, который первым среди его воспитанников в этот день одержал воздушную победу (Сурженко Сергей Георгиевич вместе с Борисом Сафоновым воевал до сентября 1941 года. После того как майор Сафонов принял 78-й ИАП, бывший сафоновец продолжал воевать на истребителях И-16 и И-153. В начале июля 1943 года, после учебы на высших офицерских курсах возглавил 1-ю эскадрилью 27-го ИАП, в которой прослужил до апреля 1944 года. После чего был переведен в перегоночный авиаполк и убыл с Крайнего Севера. На боевом счету - один сбитый Ю-88 и два самолета в группе. Награжден орденом Красного Знамени). Он вместе с Сафоновым в составе звена по тревоге вылетел на перехват бомбардировщиков, пытавшихся нанести удар по аэродрому Ваенга.

С доски почета - в бой

Бомбы уже сыпались на взлетную полосу, когда сафоновцы по одному поднимались в воздух. Набрав высоту, Сергей Сурженко догнал один из «юнкерсов» и сбил его. Эту победу омрачила потеря сразу двух его молодых летчиков. Погиб сержант Александр Петров (Петров Александр Матвеевич, 1919 года рождения. Родился в Куйбышевской области. Окончил в октябре 1940 года Ейское авиаучилище. Выдержка из аттестации: «Отличник учебно-боевой и политической подготовки. Занесен на доску почета подразделения. <…> Матчасть самолета И-16 знает хорошо, мотора М-25 отлично. По теории авиации имеет отличную оценку. Вооружение самолета И-16 знает отлично. Матчасть эксплуатирует грамотно. Техника пилотирования на И-16 отличная. Летает с большим интересом, в полетах не устает. Как отличник учебно-боевой и политической подготовки пользуется хорошим авторитетом среди товарищей»). Это был его седьмой боевой вылет. Вражеские истребители подкараулили Петрова во время набора высоты.

Другой молодой сафоновец - младший лейтенант Николай Кулаев (Кулаев Николай Тазаретович, 1916 года рождения. Осетин. Родился в селе Мостиздах Дигорского района, ныне Республика Северная Осетия - Алания. Окончил Ейское военное морское авиационное училище в октябре 1940 г. Выписка из выпускной аттестации: «Техника пилотирования отличная на И-16. Летное дело любит, летает с увлечением, преподносимый материал усваивает быстро и прочно, в сложных условиях принимает правильное решение. По теоретическим предметам имеет только отличные оценки. <…> Вооружение и матчасть И-16 с мотором М-25 знает отлично и эксплуатирует грамотно, является инструктором парашютного спорта 1-й категории...»).

Кулаев мог стать выдающимся летчиком-истребителем, к этому времени уже исполнял обязанности командира звена. Вылетел в паре с инспектором по технике пилотирования капитаном Тимофеем Раздобудько. Набрав высоту, они сразу же вступили в неравный бой с группой двухмоторных «мессершмиттов» Bf-110. В лобовой атаке на эти тяжелые истребители, обладавшие мощным вооружением - двумя 20-миллиметровыми пушками и четырьмя 7,92-миллиметровыми пулеметами, самолет Николая Кулаева был сбит и, горящий, упал на землю и взорвался вместе с пилотом. Самолет капитана Раздобудько также получил повреждения, но вернулся на аэродром.

Когда потери - редкость

Вскоре один за другим молодые сафоновцы начали одерживать победу за победой. Особенно выделялся сержант Петр Семененко, заявивший всего за один месяц, с середины августа до середины сентября, о пяти сбитых самолетах.

Петр Семененко.

От него не отставал младший лейтенант Владимир Покровский, записавший на свой счет за этот же период четыре сбитых самолета. И хотя у других сафоновцев боевые счета несколько скромнее, но явно видно, что молодежь под руководством Бориса Сафонова, к тому времени уже Героя Советского Союза, научилась побеждать опытного и умелого врага.

Безвозвратные потери стали в эскадрилье редкостью. Тут нельзя не вспомнить гибель самого молодого сафоновца - девятнадцатилетнего сержанта Дмитрия Ульянова (Ульянов Дмитрий Петрович, 1921 года рождения. Родился в Ленинградской области. Окончил Ейское летной училище в 1941 году. Из выпускной аттестации: «Энергичен, обладает силой воли, решителен и смел. Летную службу и свою специальность пилота-истребителя любит. Летает с увлечением. Самолет И-16 и мотор М-25 знает хорошо и эксплуатирует грамотно. Техника пилотирования на И-16 хорошая. Теорию с практикой сочетает хорошо. Чувство долга и ответственность за порученное дело высокое»). Впервые он пошел на боевое задание 20 июля, а 6 августа - во время одиннадцатого вылета в воздушном бою оторвался от своего звена и был сбит.

20 сентября 1941 года капитан Борис Сафонов в последний раз поднялся в воздух в качестве командира 4-й эскадрильи. В этом вылете с ним крылом к крылу летели его заместитель и командир звена старший лейтенант Александр Коваленко (он после ухода Сафонова в 78-й ИАП возглавит сафоновскую эскадрилью), а также его воспитанники - младший лейтенант Владимир Покровский (один из тех, кто был участником последнего вылета североморского аса 30 мая 1942 года), младший лейтенант Животовский и сержант Романов. Все они доживут до великого дня Победы и сохранят до конца своих дней память о своем первом замечательном комэске - Борисе Феоктистовиче Сафонове.