Жить с природой в согласии - это уже не пожелание, а условие дальнейшего существования. Кто не знает свалившихся на нас бед! Век россиян короче, чем у других народов, смертность давно превышает рождаемость, больных детей с каждым годом все больше... Знают - все, но этого мало, чтобы остановить процесс вырождения, надо сердцем почувствовать.

Острее переживают деградацию природной среды малочисленные коренные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока (их 30 в России общей численностью 200 тысяч человек). Оторванные от традиционного образа жизни и в большинстве не сумевшие вписаться в нынешние реалии, доведенные этим до сильнейшего социального стресса, их представители живут лет на 20 меньше среднестатистического россиянина и почти вдвое - чем обитатели развитых стран. Да они и по-прежнему ближе к природе, потому особо чувствуют наступающую беду.

Это стало главной темой докладов и дискуссий на четырехдневной саамской конференции. Она проходила на берегу реки Колы в окрестностях Шонгуя, в специально построенном для этого лагере. Жилищами стали вежи, в которых днем проводились занятия по секциям. Общим залом служила большая армейская палатка, предоставленная соседней воинской частью. Ее же полевая кухня безотказно обеспечивала всех кашей и кипятком.

Кроме активистов саамских общественных организаций, собравшихся чуть не со всей Кольской земли, в большом совете участвовали эксперты из Мурманска, Москвы, представители экологических организаций из зарубежных стран. Одни выступления сверкали академической позолотой, другие были густо замешены на эмоциях. А в перерывах со стороны все напоминало большой дружеский пикник в одном из красивейших мест Заполярья.

Главными целями конференции были осмысление нынешней ситуации, поиск способов дальнейшего развития сообщества российских саамов, по последней переписи насчитывающего немногим более 1700 человек. Назвали ее "Земля и люди".

Давая оценку перспективам сохранения саамов как этноса в условиях индустриального развития Кольского полуострова, профессор Мурманского государственного технического университета Сергей Завалко коснулся и глобальных проблем.

- Экологический кризис оказался системным, - заявил он. - Это означает, что острый конфликт человека с природой проявился не только как разрушение природных экосистем и исчерпание ресурсов. В критической ситуации оказался сам человек, его психология и культура.

Уничтожение собственной среды обитания составляет основу нашей, так называемой западной, техногенной цивилизации, - продолжал Сергей Евгеньевич. - Узкий профессионализм, обслуживающий задачи потребления, привел к полной потере общей картины мира. Физики у нас интересуются только физикой, биологи только биологией, юристы только юриспруденцией... Зеркало мира раскололось на тысячи мелких осколков, и люди перестали видеть события в истинном свете. Это оказалось полезным для увеличения производства новых товаров и услуг. Но человек перестал видеть себя в этом мире. Вот истоки множества нынешних бед.

Далее ученый отметил, что цивилизацию другого рода, экологическую, не разрушающую природу, а вместе с ней личность человека, представляют сегодня прежде всего коренные народы, обитающие, как правило, в труднодоступных регионах, в том числе за Полярным кругом. Настала острая необходимость учиться у них тому, что утратили сами. А наши земляки-саамы живут на территориях, соседствующих с техногенными пустошами. Ассимиляция лишила их многих навыков, накапливаемых столетиями. Но они еще сохранили память об общинном использовании родовых угодий, полностью соответствующем принципам устойчивого развития общества. Вот эти принципы: брать у природы только возобновляемые ресурсы, возвращая ей как можно меньше в виде отходов, ограничивая излишнее, непомерно раздутое потребление.

В унисон с выступлением Сергея Завалко прозвучало обращение к собравшимся губернатора Юрия Евдокимова, которое зачитала Анна Прахова - заведующая сектором, занимающимся в областной администрации проблемами коренных народов. В нем, в частности, говорится: "Ваша конференция предоставляет хорошую возможность прислушаться к опыту коренных народов Севера в вопросах природопользования, их жизни в гармонии с лесом и тундрой, реками и озерами, выразить обеспокоенность за судьбу планеты Земля и передать опыт друг другу".

На пути возвращения к "жизни в гармонии" в последние два года сделано многое. В области зарегистрированы и находятся в стадии юридического оформления с десяток саамских родовых общин. Две из них - "Пирас" (что по-русски означает - семья) и "Кильдин" - получили большие, в десятки тысяч гектаров территории в Ловозерском и Ковдорском районах для развития семейного оленеводства и других традиционных промыслов. Общины созданы, чтобы снова попробовать слиться с природой, используя при этом и достижения цивилизации. А отданные им земли вновь обретут умелых и бережных хозяев. Общины также должны помочь возродить саамский язык и культуру, ведь у детей будет родная языковая среда. В таких коллективных хозяйствах вновь станут главенствовать традиции предков, в основе которых экологическое мировоззрение. Вот только бы не мешали...

Мешают! Это слово не раз звучало на конференции. Любая бумага, нуждающаяся в подписи, в том числе при регистрации общин и получении земли, ходит долго по коридорам власти, как в лабиринте. О помощи вообще говорить сложно. Об этом в своем выступлении заявила генеральный директор саамского предприятия "Валт ялл" (по-русски - "Свободная жизнь") Любовь Ватонена. Правовое пространство, в котором приходится действовать предпринимателям, меняется чуть не ежедневно. Притом любая статья закона и всякое положение подзакаонного акта чиновниками на местах нередко толкуются на их усмотрение. Все это изнуряет, гасит энергию. У Ватонены было в "Свободной жизни" 60 человек, сейчас только 7. Но ее предприятие по крайней мере живо. В начале 90-х годов одновременно с ним было создано еще с десяток таких же саамских фирмочек разной направленности. Выдохлись все, ни одной нет. Зато в Ловозерском районе свирепствует безработица. Некоторые там живут за счет благотворительной похлебки Всенорвежской саамской миссии. Не случилось бы то же с родовыми общинами. Уцелеют ли они в противоречивом правовом пространстве, к тому же все еще непривычном для россиян?

Тревога оправдана. Это подтвердило выступление преподавателя МГУ Ольги Мурашко. Человек она осведомленный, о чем свидетельствуют другие ее должности: член международной рабочей группы по делам коренных народов при ООН и научный эксперт Государственной думы РФ. Мурашко напомнила, что в 1999-2001 годах было принято три федеральных закона, напрямую касающихся коренных малочисленных народов, - о гарантиях их прав, о принципах организации общин и о территориях традиционного природопользования. Они предоставили большие возможности. Во всех трех законах предусматривались различные формы государственной поддержки в виде реализации федеральных и региональных программ социально-экономического развития, предоставления льгот.

- Чтобы эти законы могли эффективно реализовываться, предполагалось привести нормы всего федерального законодательства в соответствие с ними, - рассказала Ольга Мурашко. - Намеревались создать при Госдуме консультативный совет коренных малочисленных народов, разработать федеральный закон об этнологической экспертизе и типовое положение о территориях традиционного природопользования, которое бы установило особый режим на этих землях, способствовало организации на них самоуправления.

Вместо этого федеральное правительство в своих законодательных предложениях, направляемых в Госдуму, уже третий год последовательно атакует эти нормы закона, - продолжала московская гостья. - Первым начали выхолащивать закон о территориях традиционного природопользования. По предложению правительства принят новый Земельный кодекс, в котором изъяли норму безвозмездного пользования землями. Это ударило и по кольским саамам. Родовые общины "Пирас" и "Кильдин" получили землю уже не безвозмездно, как предписывал закон, а в аренду. И попробуй-ка платить, скажем, за 37 тысяч гектаров, особенно в первые годы, когда хозяйство "Кильдина" еще создается!..

Таких примеров Ольга Мурашко привела несколько: о том, как ставится под сомнение закон об общинах, отбираются гарантированные права и так далее. Хотя тексты этих законов были итогом десятилетней работы очень многих специалистов.

Одна властная рука что-то дает, другая рука это же отнимает - так можно в несколько слов пересказать выступления Анны Праховой, Александра Кобелева и других лидеров кольских саамов. Слово предоставили всем желающим.

Рассказать о традиционном отношении к природе кольских саамов попросили одну из старейших ловозерских учительниц, собирательницу саамского фольклора Екатерину Коркину. Она поведала, что прежде все песни и сказки ее народа воспитывали особо бережное отношение ко всему живому. Привела в доказательство образцы устного творчества. Но сегодня молодежь уже может бездумно развести костер, подпалив ствол дерева, сломать ветку... Таково влияние окружающего саамов мира. То же происходит, по ее мнению, и с языком. Государственной системой образования почти не выделяются деньги на обучение саамскому. Пожилые готовы вести уроки даже на энтузиазме, хотя им очень трудно сводить концы с концами. Но идущие на смену более молодые поколения вряд ли станут что-нибудь делать даром. И это тоже влияние внешней среды.

Конечно, конференция - это не "вселенский плач" по утраченному. Обсуждая проблемы, пытались искать решения. Но даже простое коллективное осознание нынешней ситуации - тоже плоды шонгуйской встречи. Свои темы были у волонтеров из Германии, Польши, Голландии, Латвии. Некоторые из них еще студенты. Всем им близка тема охраны окружающей среды. И всех собрала для поездки на Кольскую землю руководитель конференции с эстонской стороны Марью Петерсон. Она - давняя наша знакомая. Эстонский фонд природы многие годы сотрудничает с саамскими организациями.

- Откуда на этот раз взяли деньги, чтобы собрать столько людей из разных стран? - спросил я Марью. - И услышав, что средства выделило Министерство иностранных дел Эстонии, не мог не поинтересоваться - зачем уважаемому заграничному ведомству это понадобилось? Проблемы-то решаются наши, российские.

- Работа с саамами - первый шаг Эстонского фонда природы на российской территории, - сказала она. - Наша программа деятельности разнообразна. Далее мы будем встречаться с коми, марийцами, удмуртами. Попытаемся тоже помочь им в решении подобных проблем. Все эти народы, в том числе и саамы, - частицы финно-угорского мира. Мы, эстонцы, их братья, нам не безразличны их беды, потому передаем накопленный опыт. В чем нас поддерживает Министерство иностранных дел.

Это уже вторая конференция под названием "Земля и люди", проведенная с участием Марью Петерсон и ее фонда. Первая состоялась два года назад в районе села Ловозеро. Там тоже устанавливали саамские куваксы, армейские палатки, три дня дымила походная кухня.

Символично, что обеим конференциям предшествовали двухдневные экологические акции. В 2002-м многие участники, в том числе зарубежные, убирали мусор вокруг Поповского озера в местах традиционных народных гуляний. Вместе с ловозерскими школьниками собрали и вывезли несколько доверху груженных машин. В нынешние августовские дни ликвидировали стихийно возникшую несколько лет назад и все разраставшуюся свалку при въезде в поселок на берегу Колы.

И Ловозеро, и Шонгуй - старинные саамские поселения, упоминавшиеся в писчих книгах 500 и 400 лет назад. Вот только в Шонгуе коренных жителей осталось всего два десятка. Одна из них, Надежда Ляшенко, организатор конференции с российской стороны, рассказала про свой поселок:

- Сегодня в нем всего 1200 жителей. Многие приехали еще по оргнабору в послевоенное время строить кирпичный завод. На его месте остались лишь развалины цехов да изрытая карьерами земля с брошенной в них техникой. Государство таким образом преподало людям урок жестокого отношения к природе. И это настолько вошло в сознание людей, что сам поселок стал превращаться в большую помойку. Многочисленные ручьи и родники, прежде поившие чистейшей лечебной водой, превратились в грязные стоки, бегущие в реку Колу.

Надежда Геннадьевна мечтает возродить эту землю. Потому родовую саамскую общину, основанную ею в Шонгуе вместе с двумя взрослыми уже дочерьми и соседями, назвала "Чиллк вуей", что в переводе на русский значит "Чистые ручьи". Задумано, что община займется разведением овец. А если берегам ручьев удастся вернуть божеский вид, то можно будет приглашать любителей порыбачить в Коле и других отдыхающих, даже туристов из иных регионов. Жители Шонгуя, прозябающие ныне в безработице, смогут тогда снова по-человечески жить.

Вячеслав КОНДРАТЬЕВ