У Кировска есть свой профессиональный праздник - День шахтера, и вот уже несколько лет в этот день - широкое городское гулянье. Кто-то из знакомых сказал однажды - жаль, что не могу назвать этот праздник своим, а так бы хотелось иметь к нему отношение, чтобы все эти замечательные слова звучали и для меня тоже. И чтобы фейерверк в темном небе тоже был "немножко для меня". И вот что ему ответили: "Не жалей. Это тяжелая работа, не для всех. Это праздник для тех, кто выдержал".

Вот и семья Бабий - это те, кто выдержал. Как смеется начальник одного из участков Расвумчоррского рудника: "У нас работают два с половиной Бабия". Потому что трудятся здесь глава семейства Борис Иванович, его сын Алексей и зять Павел Клещев.

На прошлой неделе Расвумчоррский рудник отпраздновал свое 50-летие, а Борис Иванович - двадцатипятилетие работы на нем. Он пришел сюда мастером-механиком после окончания вечернего отделения Ленинградского горного института. В это время у них с женой Зинаидой уже подрастали сын Алексей и дочка Галя, а еще Борис Иванович одно время играл в любительском драмтеатре при Дворце культуры... Как это удавалось совмещать? Жизнь кипела, бурлила, так что как-то само собой разумелось кипеть и бурлить вместе с ней - другого объяснения не придумаешь, размышляет сегодня Борис Иванович.

Возможно, такой ритм невольно задавало его дело - горняцкое ремесло. Это сейчас на Расвумчорре практически все виды работ автоматизированы и механизированы, так что нынешние 2800 тыс. руды в год добывают 600 работников рудника, тогда как в 80-е годы 4,5 млн. тонн руды добывали полторы тысячи человек. Так что судите сами: проходчику надо добывать положенные кубометры руды ручным отбойником весом 80 кг, так будет ли он при этом меланхоликом? Соответственно, и мастеру приходилось шевелиться, чтобы за смену обойти все свои восемь добычных участков (это километров семь за смену намотаешь) - проконтролировать ход работ, оформить документацию. Особая должность - между молотом и наковальней - между рабочими и более высоким начальством. С этой точки зрения в работе горного мастера ничего не меняется, несмотря ни на какие технологические усовершенствования... А ходить ему, кстати, приходится еще больше, потому что участки сейчас разбросаны, перепад только по высоте между ними составляет 140 метров.

Расвумчорр по объемам добычи, а значит, и по количеству работников - самый небольшой в "Апатите". Но!..

- Но многие их тех, чье имя сегодня на слуху, - выходцы именно с Расвумчорра, - замечает Борис Иванович. - Один из самых уважаемых людей, которого многие и многие благодарят за науку, - Владимир Васильевич Гущин, бывший у нас главным инженером, Борис Михайлович Проплетин, Юрий Петрович и Владимир Петрович Шапошники... А при Гущине у нас даже появилось и прижилось новое понятие - "расвумчоррский стиль". Значит - работать новаторски, с расчетом на перспективу, производительно.

Благодаря этому особому стилю рудник сумел практически с нулевой для себя отметки в середине 90-х (1200 тыс. тонн добычи в год) подняться через несколько лет почти до трех млн. тонн и внедрить у себя такие усовершенствования, что сюда теперь приезжают учиться со многих горно-рудных предприятий страны. Все это семья Бабий пережила вместе с рудником.

Вот, к примеру, 15 лет Борис Иванович, по его словам, "командовал вентиляторами" - был электромехаником, а затем и начальником участка, обслуживающего главные вентиляторные установки. Что такое вентиляторы для "подземки"? Это ее легкие. Чтобы люди могли работать под землей, огромные вентиляторы нагнетают туда воздух со скоростью 400 кубометров в секунду (2,5 тонны в минуту). Зимой, разумеется, воздух они гонят холодный (да и вообще под землей холодно, это тоже всем понятно). Для его обогрева до недавнего времени использовали обыкновенные водяные радиаторы.

- И мы все время проводили в ремонте этой системы, так как трубы имеют обыкновение лопаться, - вспоминают Борис Иванович и его сын Алексей, который в первое время работал в подземке сварщиком. - Лопнувшую трубку надо вырезать и заменить новой. Главное было не допустить размораживания системы, ведь в таком случае производство приходилось останавливать на 2-3 дня, пока не восстановим обогрев и вместе с ним работу вентиляторов.

Получалось, что работа для сварщиков и слесарей обычно приходилась на выходные, когда подземка "отдыхает". Теперь же ситуация изменилась.

- Заменили водяные радиаторы на электрические калориферы, и для рудника огромная экономия, и сама система стала на порядок легче в обслуживании, - констатирует Борис Иванович. - Правда, прохладнее стало, зимой работаем при плюс четырех, но СНиПы и вовсе нулевую температуру для работы разрешают... Зато такая система у нас среди всех горно-рудных предприятий страны первой появилась, так что теперь все за опытом ездят.

Алексей Бабий переквалифицировался тем временем из сварщиков в машинисты порододоставочной машины. "Торо" - машина современная, новая, в ковш около четырех тонн руды захватывает, за смену таких ковшиков поднять надо более 200. Конечно, раньше о таких мощностях только мечтали, теперь это дело обыденное, но сторонних зрителей все равно впечатляет. Например, на выставке техники, которую "Апатит" обычно устраивает на стадионе в День шахтера, многие любят фотографироваться на память, стоя в ковше "Торо" в полный рост. И 6-летнему Андрюше, внуку Бориса Ивановича, с прошлого праздника тоже больше всего запомнился именно "большой трактор, на котором дядя Леша работает".

На этом своем "тракторе" Алексей вывозит руду к рудоспускам, откуда она уже поступает в думпкары и вывозится на фабрику. Вроде бы простая работа, но в горе, пожалуй, нет ни одной профессии, которая не была бы связана с риском. Так что и у Алексея за два года работы на этом месте бывали случаи, когда приходилось ужом (в телогрейке-то!) выскальзывать в окошечко с противоположной стороны кабины размером полметра на полметра. У любого горняка, поработавшего в подземке, есть что рассказать - у взрывников, проходчиков, электрослесарей, машинистов самоходной техники. Техника техникой, но иногда бывает, что действовать можно только вручную - например, если застрянет кусок руды в горловине рудоспуска. Его или протолкнуть надо или взорвать, и в любом случае сделать это виртуозно, чтобы и рудной массе дорогу освободить, и самому не пострадать...

Рассказы мужей слушают их жены и только вздыхают.

- Чуть задержатся со смены, и уж всякие мысли в голову лезут, - делится переживаниями жена Бориса Ивановича Зинаида Петровна. Она, кстати, тоже трудится в "Апатите" - в энергоуправлении. - Знаем ведь, что за работа у них. И гордимся ими, и тревожимся, все сразу.

...Мужья трудятся, жены за них переживают, рудник добывает руду - жизнь идет. И в честь этого салютует сегодня ОАО "Апатит".

Ирина ЛЕОНОВА