Все, кто ездит по "ленинградке" через полуостров туда и обратно, привыкли к лунному пейзажу у Мончегорска. И я привык. Но для меня всегда укором звучало название сопки, что напротив поворота в город. Зовут ее Травяная. За четверть века не видел на ней ни деревца, ни травиночки. А старожилы этих мест рассказывали: стоял на ней высокий густой лес, сбегал по склону до дороги, да так, что ветви задевали проезжающие автомашины. Теперь на черной, словно обугленной земле лишь пни торчат. Давно спилили высохшие деревья, чтоб не смущали проезжающих. Что может быть более удручающим, чем мертвый лес? Только брошенный, зияющий пустыми глазницами окон дом. Да и опасен сухостой, может полыхнуть от брошенного окурка. Поодаль тоже обугленной головней смотрелась гора Нюд. Безжизненно громоздились прочие возвышенности. Девять тысяч гектаров погибших лесов вокруг Мончегорска - такова плата за металл, многие десятилетия выплавляемый "Североникелем".

Но с прошлого года, а нынче - особенно, заметно, что оживает природа. На Травяной появились "проталины". Вновь поедете мимо - приглядитесь, как от подножья тянутся к верху зеленые пятна. Уже на треть покрылась травой гора Нюд. Это стало сигналом: пора природе помочь. К тому же завершены многолетние эксперименты, проводимые Институтом проблем промышленной экологии Кольского научного центра, и специалисты заверили: можно лес сажать, теперь уже приживется.

Еще в 70-х годах на "Североникеле" задумались о проблемах сокращения вредных выбросов в атмосферу и сделали первые шаги. Всерьез взялись за решение задачи в конце 90-х. По словам начальника управления экологического мониторинга и охраны окружающей среды Кольской горно-металлургической компании Михаила Шконгина, в результате крайне дорогостоящего совершенствования технологий производства металла уже пятый год выбросы диоксида серы в атмосферу, а значит и на окрестные леса, не превышают предельно допустимых норм.

Если в 1997 году комбинат обрушил на окружающую среду 139 тысяч тонн диоксида серы, то в 1998-м - только 88 тысяч, а сейчас "выхлоп" составляет 43 тысячи тонн. Вот природа и оживает. Впереди очередной рывок сокращения выбросов. Только в завершение перехода на новую технологию производства меди предстоит вложить 1 миллиард 120 миллионов рублей. Деньги значительные, тяжело было пойти на такой шаг. Но решились. Это и даст возможность вздохнуть окрестным лесам вовсе уж с облегчением.

Увечья, нанесенные земле в прежние десятилетия, начали залечивать на средства Кольской ГМК. В прошлом году на техногенной пустоши посадили деревья на площади 4 гектара, что обошлось в 2,5 миллиона рублей. В земле накопилось сернистого ангидрида, соединений никеля и меди от нескольких килограммов до нескольких тонн на гектар, потому пришлось даже завозить и растилать свежий грунт. Это субстрат, состоящий из перегнивших опилок, торфа, песка и осадков бытовых отходов, взятых из городских очистных сооружений. Добавили известь и минеральные удобрения. Получилась полноценная питательная среда. Другой-то грунт где взять? Прореживая окрестные здоровые леса (на языке специалистов это называется рубками ухода), выкопали более 7 тысяч берез и рябин, кустов ивняка, с помощью студентов Мурманского педуниверситета и мончегорских школьников посадили их вдоль дороги, ведущей от "ленинградки" до города.

Было это прошлой осенью. Многие говорили потом: "Ничего не приживется!" И вот год спустя, на этой неделе, мы с директором Мончегорского лесхоза Вячеславом Петручеком прошли вдоль прошлогодних посадок. Скептики посрамлены. С обеих сторон дороги зеленеют широкие полосы. Даже волнуешься, глядя на них, так как вокруг, сколько охватывает взгляд, почерневшая, местами изрытая, вздыбленная земля, захламленная металлоконструкциями. Прижились деревья! Тогда же, год назад посеянная трава теперь даже буйствует, настолько густая выросла. Так начинается под Мончегорском новая жизнь.

- А здесь будут посадки этого года, - вел нас дальше, по другую сторону шоссе, Вячеслав Федорович. Мы остановились на ровнехоньком поле, словно только что вспаханном. Его площадь 6,5 гектара. На нем ровные ряды ямок, возле которых вбиты подпорные колья. Дней через 10 сюда придут мончегорские школьники с учителями и родителями и с удовольствием, как в прошлом году, помогут работникам лесхоза посадить в эти ямки деревья, выкопанные в чащобах и под линиями электропередач. Привяжут их к кольям, чтобы неукоренившиеся еще березки да рябинки не повалило ветром, который под Мончегорском вечно дует, словно в трубе.

- Тут был карьер, а в нем стихийная свалка, - указывая на поле, рассказывал Вячеслав Петручек. - Бульдозером засыпали весь этот хлам, столкнув в карьер и многочисленные валуны, выровняли, насыпали свежий грунт. На будущий год площадь посадок увеличим. Посадим деревья на 13 гектарах на склонах Травяной сопки.

Программа работ восстановления леса на техногенных пустошах до 2010 года предусматривает вернуть к жизни 100 гектаров. Прекрасно, конечно, что дело наконец сдвинулось, пошло на убыль Кощеево царство. Но напомню, что все живое убито на площади 9 тысяч гектаров. А как выявили работники Мончегорского лесхоза, занимавшиеся обследованием этих земель в 2001 году, всего промвыбросами комбината повреждены леса на площади свыше 47 тысяч гектаров и начавшаяся деградация деревьев вряд ли теперь остановится. Везде придется приложить руки. Так что дел хватит и нашим потомкам.

- Но если природа начала самовосстанавливаться, - успокаивает Вячеслав Петручек, - то в дальнейшем ей надо будет лишь помогать.

Программа до 2010 года, разработанная управлением природных ресурсов по Мурманской области совместно с Кольской ГМК и при участии ученых-экологов, охватывает также территории в Печенгском районе, пострадавшие от промвыбросов "Печенганикеля". Работа начата в этом году. Здесь силами местного лесхоза посажены деревья пока лишь на 2 гектарах. Причем в самом неблагоприятном месте, в распадке у дороги, тоже продуваемом всеми ветрами. Выстоят новоселы, значит, смело можно будет переходить к широкому наступлению на техногенную пустошь, как и под Мончегорском. Дело здесь тоже весьма перспективное. На "Печенганикеле" в ходе очень существенной реконструкции, в финансировании которой участвуют и соседи-норвежцы, принципиально меняется технологическая схема производства. Цеха в Заполярном выбрасывают в атмосферу до 63 тысяч тонн двуокиси серы в год, а скоро "выхлоп" уменьшится до 2 тысяч. Вред окружающей среде будет не более, чем от сжигания мазута. А это природа уже стерпит.

В Мурманской области наступление началось не только на техногенные пустоши, на печально известные кузоменские пески - тоже. Наверное, многие знают, что на побережье Белого моря гуляют барханы, засыпая даже жилые дома. Проблема досталась нам от предков, как-то они неосторожно обошлись со своей землей еще несколько столетий назад. Год за годом эрозия разрасталась, превратившись в большую беду. Там пятый год высаживают деревья, за сезон по 4 гектара, а в нынешнем осилили 8. Прижившиеся деревья скрепляют грунт, на нем появляется травяной покров.

А Вячеслав Петручек пригласил нас поехать за 10 километров от Мончегорска, где его хозяйство ведет плановые работы, финансируемые из областного бюджета. Добравшись, увидели рабочих, вооруженных простыми лопатами.

- Лет 15 назад здесь случился пожар, - рассказывал нам директор лесхоза. - Явных следов уже нет. Как видите, растет трава. Занесло сюда ветром семена березы, и она прижилась. Наша задача возродить хвойный, более ценный лес, какой прежде был. Вот этим и занимаемся. Высаживаем двухлетние сосенки, выращенные в теплице. На гектаре помещается в соответствии с нормами 4 тысячи саженцев. На 50 гектарах, которые в плане этого года, будет 200 тысяч сосенок-новоселов.

- А сколько из них приживется?

- Практика показывает, что до взрослого состояния доживает процентов 70.

- А когда будут взрослыми эти сосны?

- В рост человека вытянутся лет через 20. А спелым лес можно будет считать через 180 лет. Так что стараемся ради отдаленного будущего.

Такие работы в эти осенние дни ведут все 10 лесхозов Мурманской области. На гарях и вырубках в общей сложности будет засеяно семенами и высажено молодых деревцев из теплиц на площади 1000 гектаров. А в целом лесовосстановительные работы должны провести на 3,5-4 тысячах гектаров. Это с учетом того, что на большинстве территорий уберут сучья, расправят у молодых деревьев ветви после того, как прошли лесорубы или погуляла стихия, повалившая переспелый лес. Ведь с развалом леспромхозов, которых в области было 8, теперь вырубается пятая часть того, что надо бы. Остальное сгорает в пожарах, гибнет от возраста. Молодая поросль при этом страдает, ей требуется помощь.

Я сравнил цифры, предоставленные главным специалистом отдела лесопользования управления природных ресурсов Павлом Пестовым. В этом году лес сгорел на площади 1470 гектаров, в 2003-м - на 3600 гектаров. А бюджетные средства позволяют проводить посадки ежегодно только на площади 1000 гектаров. При таких темпах восстановления леса не превратится ли весь Кольский полуостров когда-то в пустыню?

- Остается надеяться на то, что лес будет самовосстанавливаться на гарях, - сказал Павел Викторович. - И еще надеемся, что все же будет меняться отношение наших земляков к природе. Из 171 пожара, случившегося минувшим летом, лишь при тушении 8 не было обнаружено следов пребывания людей и можно предполагать - причиной стали грозы. Все остальные - от незатушенных костров, брошенных окурков. Но все ж таки пожаров в этом году вдвое меньше, чем в прошлом, хотя лето выдалось более жарким. Может, не случайно, может, перемены в сознании людей уже начались...

Шестьдесят процентов территории области покрыто лесами, лесной фонд составляет свыше 4 миллионов гектаров. В этом году в питомниках, которые имеют все лесхозы кроме Ловозерского, выращено 2,5 миллиона сеянцев-двухлеток. В основном сосна и ель. Но пробуют выращивать лиственницу и дуб, который, как оказывается, не только приживается в нашем крае, но в районе Ковды у него даже успевают вызревать семена. Возможно, за этими экзотическими пока на Севере деревьями будущее. Восемь миллионов рублей будет затрачено на лесовосстановление в нынешнем году. Грустно думать при этом, что немногим меньше, шесть ушло на тушение лесных пожаров.

Наиболее массовые работы по восстановлению леса идут под Кандалакшей, в районе Кировска и Апатитов, в окрестностях Мурманска. Павел Пестов рассказал, что вокруг областного центра прежде стояли высокие густые леса, такие, какие видим мы, проезжая по дороге на Лотту. Вырубили их отчасти в начале прошлого века, когда строили Мурманск. Окончательно добивали во время Великой Отечественной и после окончания войны - пришлось восстанавливать на две трети сожженный город, а основным строительным материалом служило дерево. Теперь стоит задача вырастить такой же, какой был до массового заселения Кольской земли.

...На бывшей гари под Мончегорском, где сажают деревца под руководством лесничего Сергея Турбина, мы с Вячеславом Петручеком обратили внимание на очень красивую сосенку, не доходившую по высоте нам даже до пояса. Вячеслав Федорович по веточкам сосчитал, что возраст ее 15 лет. Ваккурат после пожара родилась. Верхушка, вымахавшая этим летом и отличающаяся особенно яркой зеленью, была вдвое и втрое больше, чем прирост в каждом из прошлых годов.

- Тепла и влаги этим летом хватало, вот деревья и пошли в рост по-ударному, - объяснил Вячеслав Федорович. - Если бы всем нам научиться так же лес беречь, удвоив и утроив усилия. Насколько богаче бы стала наша земля.

Вячеслав КОНДРАТЬЕВ