Возможно, вскоре наш поселок Абрам-Мыс будет представлять не меньший интерес для исследователей аномальных явлений, чем озеро Лох-Несс и Бермудский треугольник. Вот уже два года, как в нем наблюдаются миражи. А не так давно коммунальщики выявили там популяцию людей-невидимок.

Нет, на первый взгляд они ничем не отличаются от обычных. С ними можно поговорить, можно даже потрогать... Одна особенность: все они прописаны в доме № 27 на улице Лесной. Но такого дома в поселке Абрам-Мыс не существует. А кем могут быть обитатели дома-миража, кроме как призраками?

Правда, среди местных жителей существует легенда, что когда-то дом все же существовал. Юные, конечно, этого не помнят. А вот старики уверяют: был, был! Если хорошо попросите, вас даже отведут на место, где прежде будто бы стояло это двухэтажное деревянное здание.

Беспристрастный исследователь, проанализировав нумерацию на Лесной, легко сделает вывод, что 27-й действительно мог на нем находиться. Но и самая буйная фантазия не заставит его предположить, что в развалинах, которые он увидит на том месте, могут обитать люди.

Однако, если исходить из абрам-мысовской мифологии, в прошлом веке в этом месте люди жили. Жили еще в середине восьмидесятых годов. Но шестнадцать лет назад здание под номером 27 на улице Лесной поставили на капитальный ремонт, а его обитателей переселили в так называемый маневренный фонд поселка. Переселили, конечно, временно.

Но быстро только легенда сказывается. Пока готовились к ремонту, в здании произошел пожар (о его причине история умалчивает). Сгоревший дом принадлежал судоремонтному заводу № 2. Дальше - больше: после пожара грянула перестройка, затем начались рыночные реформы. Заводу стало не до объектов соцкультбыта. В 1994 году он передал свой жилфонд Мурманску. Весь, кроме сгоревшего дома. Тот городские власти соглашались принять лишь после капитального ремонта.

Требование было вполне законным, только для завода невыполнимым. Суда уже приходили ремонтироваться от случая к случаю - где ж найти деньги на восстановление дома, когда даже зарплату людям платить стало нечем? Побарахтался завод в рынке да и пошел ко дну.

Несколько лет назад арбитражный суд признал СРЗ № 2 банкротом, подлежащим ликвидации. Ничего хорошего в этом, конечно, нет. Однако у людей из легенды, у погорельцев, наконец забрезжила надежда разобраться со своей жилищной проблемой. Ведь при банкротстве предприятия его жилфонд местными властями принимается вне зависимости от его состояния и без условия произвести ремонт. По закону конкурсный управляющий должен просто уведомить муниципалитет о передаче ему таких объектов - и все. Даже если согласия в ответ не поступит, через полгода сделка считается совершенной.

Однако конкурсный управляющий СРЗ № 2 Илья Раскин два года назад просто списал дом с баланса предприятия как стопроцентно изношенный утиль. В принципе, руины уже таковыми и являлись. Но никто из подписывавших акт списания не задумался о судьбе людей, прописанных в "утиле".

Те напомнили о себе сами. Не смирились с участью привидений, которая выпала им по раскладу казенных бумаг. Пытались требовать, чтобы муниципалитет выдал ордера на занимаемую временно жилплощадь, хотели реализовать свое право на приватизацию жилья...

Но чтобы отдать им маневренный фонд, властям нужны веские основания. Порядок может быть таким: межведомственная комиссия муниципалитета признает жилье, в котором люди прописаны, непригодным для проживания. Затем органы местного самоуправления утверждают решение комиссии. В этом случае власти должны бы обеспечить людей, прописанных в развалинах, более-менее пристойным жильем.

Конечно, получить квартиру сейчас непросто. Но ведь погорельцы много и не требовали. Просили на законных основаниях закрепить за ними лишь те квадратные метры, которые они уже шестнадцать лет занимают на птичьих правах. О выдаче им ордеров на маневренную жилплощадь пред УЖКХ Мурманска ходатайствовало и руководство Первомайского округа. Отказали.

Почему отказали-то? Оцените чиновничий маневр: поскольку просители прописаны в ведомственном доме, принадлежащем СРЗ № 2, то никакого права покушаться на "метры" из маневренного фонда муниципалитета не имеют. В общем, пусть еще радуются, что не отправили жить по месту этой самой прописки...

Итак, принять на баланс руины муниципалитет не может, ведь по документам дом уже не существует. А получить ордер на занимаемую площадь погорельцы тоже не имеют права, так как прописаны не в муниципальном жилье, а в несуществующем доме, который принадлежит несуществующему предприятию... Не знаю, у кого как, а у меня от столь мудреной логики просто голова идет кругом.

Люди, приписанные к 27-му, попытались сделать заход с другой стороны. Обратились к правосудию, чтоб то обязало власти выдать ордера на временную жилплощадь. Заявление отправили по месту жительства, в Первомайский районный суд Мурманска. Не тут-то было. В ответ пришла бумага: надо обращаться по месту нахождения офиса конкурсного управляющего, то есть в суд Октябрьский. Обратились. Но оттуда поступила следующая реляция: поскольку СРЗ-2 относится к Первомайскому округу, значит, бить челом надо-таки Первомайской Фемиде...

Как в такой ситуации не возникнуть легенде о людях-призраках, которые ходят по заколдованному кругу вокруг несуществующего здания и никак не могут избавиться от его притяжения, от заклятия? Она и возникла.

Правда, есть и те, кто считает, что круг тут вовсе не колдовской, а бюрократический. И разорвать его можно. Один из них - заместитель начальника областной государственной жилищной инспекции Николай Корякин, к которому обратились с жалобой бывшие жильцы бывшего 27-го. Инспекция уже выдала конкурсному управляющему СРЗ № 2 предписание - обратиться в межведомственную комиссию с требованием признать принадлежавший заводу дом непригодным для проживания или передать его на баланс муниципалитету Мурманска.

Если до начала будущего года Раскин не сделает этого, то инспекция через суд потребует признать незаконным списание дома. Ведь при подписании того акта были нарушены нормативные документы.

А затем можно будет получить акт о непригодности руин для проживания и решить вопрос о расселении людей или вывода занимаемых ими "метров" из маневренного фонда.

Тоже, как видите, непросто. Но если круг не колдовской, а действительно бюрократический, то и взмахом волшебной палочки не обойдешься - придется повозиться, чтобы его разорвать.

Вот только если инспекции удастся все это осуществить, тогда и аномальные явления в Абрам-Мысе исчезнут. И тогда уже не видать этому поселку славы Бермудского треугольника. Но люди, о которых речь, думаю, будут только рады материализоваться.

Наталья ГРЕЧИНА