Для транспорта «Баллот» («Ballot») это был второй рейс в Мурманск. Первый - в составе конвоя PQ-12 в марте 1942 года из Исландии, второй - в караване JW-51B из Шотландии. Конвой вышел из порта Лох-Ю 22 декабря 1942 года, в первых числах января 1943 года прибыл в Мурманск. Но - без «Баллота».

Как записано в справке аварийно-спасательного отдела Северного флота: «2-го января 1943 года следуя по счислению при отсутствии видимости п/х Баллот выскочил на каменистый берег северо-восточной части о-ва Кильдин. Место посадки открыто для всех северных ветров и корпус судна, ввиду постоянного наката с моря претерпевает большие разрушения».

Судьба экипажа трагична. Из воспоминаний командира охраны водного района Северного флота Василия Ивановича Платонова «Записки адмирала»: «…Ночью на артиллерийскую батарею прибежал почти окоченевший человек и попытался объяснить, что он, грек по происхождению, является американским подданным и его судно гибнет где-то здесь поблизости. На рассвете мы обнаружили брошенный полуразбитый транспорт «Баллот», а через двое суток нашли и его команду. Под руководством капитана люди ушли на моторном баркасе далеко на восток, высадились на пустынный берег и там все замерзли. Столь удивительная потеря ориентировки в открытом море нас поразила. Видимо, капитан посчитал, что попал на берег, занятый противником, и, чтобы достигнуть территории Советского Союза, ушел от населенного острова Кильдин в снежное безмолвие Кольского полуострова, как оказалось, за своей смертью. Среди членов экипажа этого судна были два сына жаркой Африки, по странной иронии судьбы нашедшие могилу в снегах Заполярья…»

Распоряжением наркома Морского флота Петра Ширшова 16 февраля на Мурманское государственное морское пароходство (МГМП) были возложены обязанности по оказанию помощи Экспедиции подводных работ особого назначения (ЭПРОН) в быстрейшем спасении груза и судна. С момента аварии по 27 апреля из общего количества груза в 6570 тонн выгружено 1500 тонн.

В двадцатых числах апреля по распоряжению заместителя наркома ВМФ по судостроению Льва Галлера все операции по разгрузке принял на себя Северный флот. Выгрузкой и доставкой тяжеловесных грузов занимался экипаж парохода «Спартак» (капитан А. Н. Терентьев). В зимних условиях работа у борта аварийного транспорта представляла большие трудности, с моря при малейшем шторме накатывала сильная волна.

Несмотря на все это, экипаж, горя желанием оказать всемерную помощь фронту, с честью справлялся с задачей. К концу июля 1943 года было снято и перевезено 3242 тонны различных грузов. На «Спартаке» не было тяжеловесных стрел, тогда командованием по предложению членов команды и особенно старшего механика С. М. Хроменкова было принято решение дать пар по гибким шлангам на лебедки «Баллота», предварительно приведя их в рабочее состояние.

Было поднято из трюмов 11 танков по 27 тонн, 10 самолетов, 6 станков по 22 тонны. Экипаж «Спартака» наградили вымпелом Народного комиссариата Морского флота СССР, трижды выплачивалась премия в сумме 7000 рублей. Шесть членов экипажа были удостоены звания почетного работника Морского флота, восемь - похвальной грамоты НКМФ.

В докладной записке на имя секретаря Мурманского обкома ВКП(б) Максима Старостина кроме обстоятельств затопления транспорта отмечено, что весь груз снят, за исключением 4 танков и 200 тонн различного груза, находящегося в трюме № 4.

27 июля 1943 года аварийно-спасательным отделом СФ в адрес начальника Мурманского морского пароходства направлена справка о состоянии аварийного транспорта. Положение и состояние корабля описывалось так: судно сидит на каменистой гряде практически всем корпусом, кормовая часть находится на весу; выгружен весь груз, за исключением 100-150 т в трюме №4; крен судна 1,5 градуса на правый борт; палубам, наружной обшивке, второму дну и поперечным переборкам нанесены значительные повреждения, нарушившие водонепроницаемость судна и его общую прочность. Общий перечень повреждений составил 29 пунктов.

28 июля 1943 года подписан акт о передаче аварийного транспорта в собственность Наркомморфлота СССР. Акт подписали помощник американского военно-морского атташе министерства ВМ судоходства г-н Френкель и начальник МГМП И. О. Улицкий.

Капитаном «Баллота» был назначен А. Х. Афанасьев. Прибыв 14 августа на транспорт, он особо отметил наметившийся перелом в районе трюма № 4: «…где трещина идет от верхней кромки ширстречного листа (верхний пояс наружной обшивки судна, граничащий с главной палубой. - Д. П.) по главной палубе до карлингса (продольная подпалубная балка судна. - Д. П.) и вдоль его до левого борта, где переходит в гофр идущий вниз по борту и днищу». ЭПРОН проводил работы по заделке все новых и новых повреждений корпуса судна, которые получались в результате действующих ветров и волнения моря.

«Баллот» был подготовлен ЭПРОНом к подъему 1 августа, но мешала сложная гидрометеорологическая обстановка. 30 августа сделали третью - генеральную - попытку снять судно. В 2 часа приступили к откачке трюмов, продули котлы, людей расставили по местам. Запас плавучести четырех трюмов, котлов и понтона составил 2500 т, откачка поступавшей воды обеспечивалась имевшимися в наличии дизельными помпами. Около четырех часов утра судно получило бортовое покачивание, чуть позже - свободную воду и продолжало оставаться на месте. В 5 ч. 50 мин. начата буксировка в порт Могильное. Примерно в 6 ч. 43 мин. около Камней Сундуков сорвало понтон. Судно получило резкий крен на левый борт, вода в отсеках перелилась на левый борт, забортная ударила в иллюминаторы левого борта и на палубу, увеличивая крен. В 7 ч. 10 мин. большой крен на левый борт - судно стремительно пошло под воду. Подоспевшие моторные лодки и шлюпки сняли часть команды с борта, остальные были выловлены из воды. Погибли четыре краснофлотца. Операцию по снятию «Баллота» производили заместитель начальника ЭПРОНа капитан-лейтенант Кулагин и капитан-инженер Лоскутов.

Погибшие захоронены на кладбище поселка Дровяное, где находилась база аварийно-спасательного отдела Северного флота. Это старший краснофлотец Дмитрий Евгеньевич Варасов (1908 г. р.), краснофлотец Василий Васильевич Белаш (1920 г. р.), краснофлотец Василий Георгиевич Хохолев (1922 г. р.), старшина 2-й статьи Петр Александрович Русаков (1914 г. р.).

Во времена СССР погибших не забывали, школьники и военнослужащие аварийно-спасательного отряда благоустраивали захоронение, 9 Мая проводились митинги. Будем помнить и мы.

Сейчас, после многолетнего запустения, захоронение приведено в порядок.

По материалам Государственного архива Мурманской области.