- Когда сообщаешь людям, что они по закону не вправе лишить жизни здоровое животное, которое всего лишь не с кем оставить на время отпуска или которое портит новую дорогую мебель, они отчего-то бесконечно удивляются, - невесело говорит Оксана Анчишкина, сотрудник мурманского общественного приюта для безнадзорных животных. Она твердо знает: причина того, что «собака бывает кусачей» только в человеческой безответственности и жестокости. А потому на ядовитые реплики вроде: «Людьми бы лучше занялись, чем собак лечить!» - уверенно отвечает:

- Мы не о собаках прежде всего заботимся, а о людях - чтобы чище стало в душе и на улицах.

На днях приюту исполнилось 15 лет - он стал первым частным учреждением такого рода в нашей области. По случаю юбилея волонтеры устроили праздник под кодовым названием «дворянское собрание» - в Долину Уюта съехались 25 семей, «усыновивших» приютских собак только за последние три года. Это, конечно, не все - те, кто смог найти время... У каждой псины своя история, причем не столько о собачьей жизни, сколько о человеческом милосердии и любви, которые, как оказалось, совсем не в дефиците.

Была тут, например, Фанечка - первый щен, сбитый машиной, которому приют дал шанс на жизнь. С такими травмами обычно усыпляют, но не здесь.

- Основательница приюта Ольга Руденко, удивительная женщина, которая сумела зарегистрировать, привить и стерилизовать всех собак в своем дворе, раз и навсегда определила: во главе нашей работы - жизнь животного, - говорит Оксана. - Вот и в тот раз, когда все ветеринары города отказались от этого черного пушистого щенка с тяжелейшими переломами, она сказала: сделаем все возможное. Нашли «человеческого» доктора, нейрохирурга, который за сумасшедшие по тем временам деньги согласился провести операцию, не гарантируя результата. Сейчас Фанни абсолютно здорова и бегает на всех четырех лапах.

Так и слышу: «Они бы о людях так пеклись, как о собаках!» Так ведь о людях и речь. Все собачьи истории - исключительно о нас, двуногих... Фанни катастрофически не везло в жизни - едва псинка начала бегать, последовали два перелома - рахит, слабые кости, а потом хвостатую удочерили - журналистка, снимавшая сюжет о «жизни собачьей», решила взять страдалицу к себе. Через полгода вернула - щенок оказался слишком энергичным и пушистым, испортил дорогие обои, к тому же - шерсть... Счастье нашло Фанни, когда уж не ждали: семья, пришедшая за помесью овчарки, случайно увидела пушистую попрыгунью - и не смогла с ней расстаться...

- Последние три года мы очень придирчиво выбираем хозяев для подопечных, - признается Оксана Анчишкина. - Никогда не отдадим собаку или кошку человеку младше 18 лет, не имеющему прописки и места работы, у потенциального владельца берем обязательство зарегистрировать и привить животное, в течение полугода раз в месяц посещаем семью, контролируем, оставляем за собой право изъять четвероногое, если оно окажется в опасности. Строго? Да. Вот если б так же действовали те, кто разводит и продает собак...

Замечание не праздное: в ночлежку не раз попадали породистые псы, к примеру, далматинка Дора, доставленная с огромной гематомой на голове (горе-хозяин бил под пьяную лавочку). Или ньюфаундленд, которому пришлось разрабатывать целый курс реабилитации.

Увы, строгий отбор будущих хозяев - мера вынужденная. Неоднократно волонтерам приходилось «лишать родительских прав» людей, еще недавно объяснявшихся в любви выбранной жучке. Огромную пушистую Плюшу, например, спасали с милицией - «удочерившие» псину размером с небольшого телка ковдорчане, едва она очутилась дома, поняли, что переоценили габариты своего жилья. И заселили приживалку в неотапливаемый и неосвещенный гараж. Чтобы спасти животное от жестокого обращения, пришлось проводить целую спецоперацию.

Оксана Львовна с приютом связана уже шесть лет. В миру - секретарь Союза театральных деятелей, ее привел сюда, к кошкам-собакам, режиссер облдрамы Никита Ковалев. Их первым совместным делом была просто уборка: на собранные с миру по нитке несколько тысяч рублей наняли «КамАЗ», который вывез с прилегающей к «кошкиному дому» территории весь мусор. Потом, уже фактически взвалив на себя все приютские тяготы, Оксана поражалась, встречая в чиновничьих письмах претензии на то, что якобы из-за них, волонтеров, Жилстрой буквально зарос мусором, да и собак здесь развелось немерено.

В том первом доме не было ни света, ни воды - таскали ведра, жгли свечи... Сделали ремонт, провели свет - и на тебе, выселение. Оборонялись от этой беды долго, пока деревянный дом не вспыхнул как свечка. Официальная версия - неисправность проводки... В огне погибли животные.

Обживаться в новом доме, на улице Автопарковой, начали с чистого листа и тоже с уборки: субботник в пользу хвостатых провели ребята из игры «Ночной дозор». Прошло три года, а приют живет как на вулкане: то свет отключат, то воду, то счет астрономический за эти блага цивилизации придет. За 15 лет отношение у муниципальных властей к ночлежке для четвероногих, кажется, не поменялось, хотя сами власти менялись не раз. Помню, один городской чиновник и в официальном письме приюту, и в разговоре со мной рекомендовал приостановить работу собачьей богадельни, а на вопрос, что с живностью тогда делать, ответил просто: «Выпустить на улицу».

- Иногда я думаю, что приют - мое несчастье, - грустно улыбается Оксана. - А иногда - что он дан мне для того, чтобы понять жизнь... Когда вспоминаю, как много сделано за эти годы, как много людей в этом участвовали, давали деньги, приносили продукты да просто подставляли плечо, - понимаю, что стала верить в людей благодаря собакам. Нет, «чем больше узнаю людей, тем больше люблю собак» - не про нас. С четвероногими рядом и человеческую подлость проще воспринимаешь, и прощаешь легче... Это опыт терпения и любви. И еще - когда ты что-то делаешь для слабого, сам себя ощущаешь сильнее.

За плечами и трагические истории. Это, например, пудель Джон, за два года поставленный на ноги после ДТП. Его, едва заново научившегося бегать, на глазах у Оксаны сбил насмерть какой-то лихач. Ехал себе не спеша по пустынной улице, где расположен приют, и вдруг за пару метров до собаки дал газу. То был единственный раз, когда Джона опрометчиво вывели без поводка.

А сейчас здесь есть свое чудо: из Москвы волонтерам прислали собачью инвалидную коляску для псины, получившей пулю в позвоночник от какого-то молодца. Подъехав к автобусной остановке, он выстрелил в лежавшую на обочине собаку. Хорошо, людей рядом не оказалось - врачи, оперировавшие пострадавшую, однозначно определили: огнестрел...

Через два месяца после операции собака смогла ходить (на нижнем снимке). Удобная коляска ее не стесняет, псина резво колесит в ней по двору. Доктора обещают: через некоторое время она сможет обойтись без «транспортного средства».

И снова я слышу: безнравственно тратить деньги, время и силы на животных, когда рядом страдают люди. Нет. Безнравственно проходить мимо.

Недавно Оксане позвонили из Сафонова. Там живут штук тридцать безнадзорных собак, жители одного двора решили взять опекунство над своей любимицей. Приют тогда переживал непростые деньки, приехать на стерилизацию в ЗАТО волонтеры не смогли. Тогда сафоновцы сами объединились, нашли транспорт, отвезли жучку на операцию в Мурманск, возвратили обратно, а сейчас планируют обустроить ей цивильное жилище. Сообща все это провернуть оказалось совсем не сложно.

То, какой преданностью двортерьеры готовы платить пригревшему их человеку, известно. Как знать, может, когда-нибудь мода на чемпионов породы уступит место моде на тех, кто в нас нуждается... Оксана мечтает провести в Мурманске выставку дворняг. Настоящую, многолюдную и «многособачную», с призами и вспышками фотокамер... А что? Любопытно может получиться. И главное - разговор там будет точно не о престиже, а о любви и дружбе между братьями меньшими и теми, кто ростом повыше.

- Надо помогать тем, кому можешь, - считает Оксана. - Я могу помочь животным - я буду это делать. И я знаю, что такое счастье. Всякий раз ощущаю его, когда вновь вижу кого-то спасенного, выжившего, а главное - полюбленного людьми...

Фото: Ещенко С. П.
Когда сообщаешь людям, что они по закону не вправе лишить жизни животное, они удивляются...
Татьяна БРИЦКАЯ