В конюшне мурманского предпринимателя Евгении Петрусевой несколько дней назад было целое столпотворение: журналисты наперебой засыпали вопросами хозяйку лошадиного царства, щелкали фотокамерами, сновали между денников с громоздкими телекамерами. Виновницей переполоха оказалась малютка Патриция, нескольких дней от роду. Дочка шотландской пони Принцессы и осла Пети, Патриция является мулом.

За семь дней своей жизни маленькая мулечка уже научилась доверять людям. Хотя, когда только появилась на свет, очень боялась людей и всего громадного окружающего мира. Сейчас, как истинный жеребенок, радостно скачет по зеленой травке, забавно взбрыкивая длинными тоненькими ножками.

- Всю мамину красоту, весь пегий - коричневый с белым - окрас она взяла себе, - обращает внимание хозяйка. - Телосложение у нее лошадиное, а голова осла - уши, нос, лоб. Хвост только непонятно чей будет. Сейчас чисто жеребячий, но после должен оформиться, а вот как - пока загадка. И грива еще неопределенного вида. Тоже интересно посмотреть, будет ли она лежать, как у коня, или встанет торчком, как у осла.

Вообще, как рассказала Евгения, у ослов с пони редко бывают дети. Но в этот раз получилось. Причем ослик не мурманский, а мончегорский. Принцессу не так давно там купили уже жеребую. Ей 4 года, а живут пони до 30 лет. У нее это первые роды. Рожала в конюшне. Хозяйка с помощниками, чтобы не беспокоить роженицу, дверь прикрыли, оставив лишь щелку для наблюдения, если что пойдет не так. Но все было так. И в первый же час новорожденная, пугливо озираясь и всего боясь, встала на ножки. Мама, после того как сняла с жеребенка пленку и вылизала его, по молодости и глупости посчитала, что на этом ее родительские обязанности закончены, и не подпускала бедное голодное дите к своим сосцам.

- У лошадей такое бывает, - объяснила Евгения.

Пришлось Принцессу скрутить и удерживать силой, давая ребенку возможность поесть. Часа три держали, пока материнский инстинкт не проявился. И это еще мало, как заметила моя собеседница, иные лошадиные мамаши сутками кочевряжатся, пока не признают жеребенка своим.

Во время всего нашего разговора, а беседовали мы, радуясь летнему солнышку, на дворе, поросшем зеленой травкой, Принцесса методично щипала эту травку. Кормящей маме кушать всегда хочется. Патриция Петровна крутилась рядом. Но вот на сцене появился Евро. Могучая собака - смесь английского бульдога и американского стаффордширского терьера.

Вообще на территории конюшни несколько четвероногих зубастых охранников.

- Не принимают ли они лошадиных младенцев за добычу? - спрашиваю у персонала.

- Собаки обучены, - услышала я в ответ, - а Евро вообще милейшее и добрейшее существо.

Евро резво кинулся к Патриции. Мне на секунду даже дурно стало. Ну, думаю, сейчас инстинкты возьмут свое. Видно, где-то в этом ключе пронеслась мысль и у Принцессы, потому что она кинулась к Евро, куснула его и угрожающе зарычала. В общем, совсем ролями поменялись. Собака недоуменно глянула: я что, я ничего, поиграть вот. И снова стала бегать за жеребенком, шутливо гонять его. Принцесса же, удерживаемая длинной привязью, лишь тихо порыкивала, словно предупреждая псину: сильно-то не увлекайся, она у меня еще маленькая.

А маленькая Патриция, козленком подскочила к своей хозяйке и по-собачьи завиляла еще не определившимся хвостиком. То ли от своих охранников нахваталась, то ли ослиные повадки проявляются.

- С нетерпением ждем, когда заговорит, - замечает Евгения. - Здесь тоже двояко может быть: то ли лошадиное «и-го-го» прорежется, то ли ослиное «иа-иа». Пока она молчит.

Всего в конюшне подрастает пять малышей. На две недели старше Патриции жеребенок шотландских пони Диковинка, остальным четверым лошадкам и поняшкам около года. Когда Патриции исполнится годик, ее начнут приучать к седлу, и она уже будет катать маленьких детей. Думаю, что забавный мул - пегий, в белых чулочках, с любопытным и озорным нравом - полюбится малышам. Пока же мир для нее - зеленый двор и теплый бок мамы.

Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
Будем знакомы!
Галина ДВОРЕЦКАЯ