Приятелю моему, пользуясь отсутствием у него в тот момент жены, соседи на две недели подкинули своего кота. Когда я к нему зашел, он меня встретил со шваброй в руках.

- Ты чего? Уборкой занят? - спросил я.

Приятель был хмур.

- Если бы. От кота отбиваюсь.

- Как это?

- Так.

И тут я увидел этого кота. Это было удивительное создание ростом с пятилетнюю дворнягу - высокие лапы, обличие рыси и большой пушистый хвост.

Швабру приятель немедленно выставил навстречу коту.

- Внимание! Он может броситься! Берегись!

Кот сейчас же подобрался, под кожей у него заходили нешуточные мускулы.

- Он, что? С ума сошел? - все, что мог спросить я. Мы оба замерли, напряглись, выставив вперед свое ненадежное оружие - швабру. Кот попятился, рыча, и убрался на кухню.

То был рык снежного барса.

- Откуда это чудовище? - спросил я, когда напряжение немного спало.

- Соседи решили в отпуск смотаться и оставили мне кота. Они его и сами боятся до смерти.

- Его застрелить надо.

- Надо. Но ты сначала с ружьем в дверь войди.

- И как ты согласился?

- А черт его знает. Сам не понимаю. Они еды ему оставили... Я даже сплю теперь со шваброй.

В этот момент нас и нашел рассыльный: нам предписывалось срочно явиться на лодку - внезапный выход в море на одни сутки.

Никогда еще в жизни мы не шли на корабль так быстро.

- А как же кот? - только и спросил я.

- Ничего! - злобно заметил приятель. - За сутки с этой тварью ничего не случится.

В море мы пробыли не сутки, а целую неделю.

Через неделю, под самый Новый год, нас вернули в базу.

- Слушай! - взмолился приятель. - Давай ты со мной пойдешь! А? Вдруг он не сдох там. Он же меня сожрет.

- А ты хочешь, чтоб он и меня сожрал? - только и мог я сказать, но идти согласился - не бросать же человека одного в новогодние праздники.

Жены наши должны были приехать только через сутки, так что вполне можно было проверить, что там осталось от кота.

Двери были двойные, и первую дверь приятель открывал, почти не дыша. Потом он приложил ухо ко второй двери и прислушался - тишина.

Приятель только и успел, что повернуть ключ - дверь была распахнута одним рывком изнутри. Отреагировать мы не успели - в объятия нам бросился кот. Он не рычал, не мяукал, он издавал звуки, которые воспринимались человеческим ухом, как слово «БРАТЬЯ!!!».

Он висел на приятеле, обнимая его лапами за шею. В один миг он вылизал ему все лицо, обратил внимание на меня и выдавил из себя звук, очень похожий на: «И ты тоже, брат, заходи!»

В кухне был полный разгром. Сожрано было абсолютно все. От батона в пакете остался один только разорванный на мелкие полоски полиэтилен. Воду кот пил из унитаза - благо там все время бежала мелкая струйка, а уничтожив все съестное, он стал отрывать и жевать обои.

Так как идти за едой было уже поздно, соседка снизу сварила нам макароны с тушенкой.

Все это мы ели втроем - мы двое и кот - он уничтожал макароны, втягивая их внутрь с невероятной скоростью.

Соседи, когда вернулись, не узнали своего кота - настолько это было милое, мирное животное, всегда готовое к ласке, благородное и благодарное.

Кот потом навсегда сохранил привычку пить воду только из унитаза, а еще он уносил и прятал всюду сухой корм. Как собака. На всякий случай.

Фото:
Александр ПОКРОВСКИЙ, писатель