- Ах ты, предатель, пятая колонна! - но ни увещевания, ни угрозы на него не действовали. Сидел себе под ванной и усы топорщил. Паковаться в переноску и отправляться домой явно не собирался, объявив сидячую забастовку. Загостился, пока хозяева в отпуске были, и теперь наотрез отказался возвращаться в родные пенаты.

- Чего я там не видел-то? - читалось на наглой морде. - Меня и здесь неплохо кормят.

Пришлось двум тетенькам встать на четвереньки в тесной ванной, умоляя его величество смилостивиться и пойти на переговоры. Поклонение коту продолжалось минут сорок. Уговорили. Вышел-таки.

Не кот принадлежит человеку, а человек коту - это известно всем кошководам. Собака будет прощать все хозяину, совершать подвиги любви и преданности, пойдет на край света за своим Человеком, который подчас предатель и порядочная скотина по отношению к четвероногому герою. Собака защитит, вытащит из воды и огня, найдет потерю и обгавкает хулиганов. Ну и зачем тогда держат кошек? Не мышей же ловить!

Не мышей. Мыши - сор под ее лапами, в жестокие игры с которым она пускается, снисходя до хозяина. Только и всего.

Даже самый захудалый дворовый оборвыш - уменьшенный лев. Гордый, замкнутый и вольный. Тощий, с хребтом, обтянутым кожей, с шерстью, выдранной клочками, с порванными ушами и запекшейся кровью на носу он идет с гульбища. Король! Победитель!

Март - кошачье время, их победные вопли все мы приговорены слушать под окнами и на чердаках. Даже на Севере.

Самая роскошная женщина подчас выглядит неважно. Кошка же грациозна всегда, даже если ворует рыбью голову из мусорного ведра. И попробуй самую тощую и облезлую заставить сделать что-то не по ее воле. Как бы не так!

Кот учит свободе. Кот уважает сам себя. А чтоб зауважал нас, двуногих, еще постараться придется. И пошлой сосиской-миской молока тут не обойтись. Нет, он еще поглядит, как мы ведем себя, чем заняты, послушает разговоры вечерами. С деланным равнодушием, чуть отойдя в сторонку, вылизывая в миллионный раз упитанные или не очень бока. А ушки - локаторы реагируют на малейшее изменение интонации. Все под контролем.

Но если вы добились симпатии кота, он - первый друг. Придет и ляжет на больное место, с истинно королевской милостью. Помурчит кот-баюн - снимет тоску. А то и на себя заберет хворобу: полежит, полежит - вытянет все до капли. И ты наутро как огурец, а кот занедужил. Маленькие камикадзе, они оберегают детей от дурного глаза, все плохое принимая на себя.

А еще они уходят. За любимым хозяином, сопровождая его не только по жизни, но и за ее пределами. Генетическая память, наверное: так же, как их египетские прародители, мурлыки следуют за любимым человеком в иной мир. Может, думают, мы там без них пропадем? Ведь они в ответе за нас - которых давно приручили.

Татьяна БРИЦКАЯ