Шваброй - в зубастую пасть!

- Гена-то как вырос, возмужал. Спина вон какая широкая стала! - любуюсь я крокодилом, конечно же, Геной, который вот уже 4 года обитает в кабинете живой природы Мурманского областного центра дополнительного образования детей «Лапландия». Время от времени с удовольствием сюда заглядываю, с обитателями его знакома давно, некоторых помню еще младенцами. На этот раз год не видела Гену и сразу заметила, как заметно он повзрослел, увеличился в размерах и потихоньку обзаводится друзьями - соседями из других террариумов.

Старший методист научно-методического отдела «Лапландии» Татьяна Громова вспоминает, каким крохой приехал Гена в Мурманск из московского питомника четыре года назад. Ширина тела - 5-6 сантиметров, длина - 49. Сейчас длина уже метр с лишним. На аппетит не жалуется. Ест только мясо. В основном, свиное и говяжье сердце и крабовые палочки, которые ему за мясо выдают.

- Ну а какие-нибудь фрукты-овощи, зелень? - спрашиваю, подразумевая, что питание должно быть разнообразным.

- Вы что, это же крокодил! Он же мясо ест! Вот еще куриные желудочки любит, даем иногда, - сообщает Татьяна Константиновна.

Однажды Громова с помощниками - школьниками и студентами из МГТУ (эти здесь научные исследования проводят) - обнаружили в Генином террариуме гостя. Это был злой трионикс - он же мягкотелая черепаха, - проживающий не только в другом террариуме, но еще и в соседней комнате.

Злой трионикс - название официальное, его дали ученые за агрессивный нрав земноводного, еще его называют кусающаяся черепаха. То ли Трише - так я стала называть эту особь, выяснив, что его здесь зовут просто триониксом, - кусать в своем логове было некого, то ли скучно сидеть одному, вот и отправился в путешествие.

Гена против гостя поначалу ничего не имел. Он ведь тоже одинокий. Но потом у них возникли какие-то трения, и, обеспокоившись за жизнь черепахи, сотрудники «Лапландии» вернули ее на старую квартиру. У Гены-то пасть крокодилья. Поэтому, кто кого съест, если дело до ссоры дойдет, не вопрос.

А еще Татьяна Константиновна поведала мне историю про то, как гулял здесь как-то по комнате сам Гена. Однажды утром она пришла на работу, а он прохаживается по помещению. При появлении человека начал шипеть. Понимал, видно, что за самоволку по головке не погладят. Стали думать, как зверя домой вернуть. Сначала сделали петлю из веревки, как это делают профессионалы, работающие с крокодилами, по телику такое не раз показывали.

Но петля с короткого рыла соскальзывала. Тогда, прости, Гена, сотрудники взялись за швабру и начали с ее помощью не очень почтительно направлять гулену на путь истинный, к террариуму. Шваброй же и морду его в террариум запихнули, а дальше уже руками за хвост, и прощай, воля!

Лопоухий и поющий обед

По соседству с Гениным жильем, но уже на верхнем уровне стоит просторный террариум, который поначалу показался мне пустым. Лишь маленькая серая лопоухая мышка безмятежно спала на камне-грелке, да в громадной поилке (она же бассейн) поблескивала вода. Татьяна Громова подняла домик, который изображал природный ландшафт, под ним спал полоз. Он альбинос, рыжего цвета, а не черного, как это обычно бывает у полозов.

- Мышку ему на обед дали, но, видно, сыт, есть не стал, - заметила Громова.

А мышка проснулась и стала активно осваивать пространство. Она бегала по всем камням и веточкам, уцепившись крохотными лапками за край поилки, свешивалась вниз и пила воду. А потом стала приставать к полозу.

Этот маленький лопоухий «обед» яростно кусал полоза за бока. Тот отвечал лишь небольшим подрагиванием мышцы. А лопоухому неймется, прямо в морду змеюку то ли кусает (не ешь меня, видишь, какой я грозный!), то ли целует (не ешь, пощади!).

Лишившись домика, полоз лениво осмотрелся. Точнее, сканировал пространство с помощью длинного язычка, методично выбрасывая из своей пасти, проверяя температуру, влажность. Но на мышку ноль внимания. Одна студентка, умилившись ситуацией, достала фотоаппарат и стала снимать происходящее. Я высказала предположение, что, может, все разрешится, как у Толстого в маленьком рассказе про льва и собачку.

- Никаких льва с собачкой не будет, - пресекла мои розовые мечты Татьяна Громова. - Когда полоз проголодается, он свернется вокруг мышонка кольцами, обнимет его и сожмет. Придушит, потом заглотит.

Природа безжалостна. А скорее, равнодушна. Участь мышонка предрешена. Кстати, здесь целая мышиная деревня имеется. На поддоне, засыпанном песком, несколько домиков - то ли черепки горшков, то ли специальные глиняные хижинки. В них живет, размножается мышиное поголовье. Корм.

К корму относятся и жильцы другой деревеньки, уже сверчковой. Сверчки живут в террариуме поменьше, ну да они и размером с маленького кузнечика. Пока я рассматривала здешних обитателей, все время слышала, как нежно поют птички за окном. Оказалось, не птички - сверчки. Причем стрекочут только самцы, с помощью крыльев и надкрыльев, объяснила Татьяна Громова, .

Это удивительные насекомые. Вместе с кузнечиками, медведками, саранчой, палочниками и тараканами они относятся к отряду прямокрылых. Появились около 300 миллионов лет назад. Всего их 2300 видов. В «Лапландии» живут банановые сверчки.

Едят ли бананы? Едят, ответила на мой вопрос Татьяна Громова, а также фрукты, овощи, кошачий корм ну и крабовые палочки. Татьяна Константиновна объясняет такую особенность поведения сверчков: если им в рационе не будет хватать белка, начнут закусывать друг другом. Поэтому их и потчуют крабовыми палочками, чтобы сверчкового поголовья хватало на прокорм мелких рыб (здесь много аквариумов с разнообразными обитателями) и паука-птицееда.

Кстати, сейчас модно держать дома сверчка в качестве домашнего любимца. И места мало занимает, и мало ест, и еще песни поет. Некоторые одинокие китайцы так и ходят со спичечным коробком в кармане, откуда раздается нежное стрекотание.

То ли пиранья, то ли корова

Мы ходим по уголку живой природы, громко разговариваем, удивляемся, смеемся, фотографируем, но чья это зеленая ладошка с длинными пальцами приветливо машет нам из-за стекла террариума верхнего яруса? Словно привлекает наше внимание, словно просится в нашу компанию. Это Яша № 2. Игуана, довольно крупного размера.

Его хозяева уехали в отпуск, принесли Яшу на передержку, но намекнули, что, возможно, оставят насовсем. Яша с детства жил в человеческой семье, дружил с кошкой, ел из ее миски кошачий корм, он, кстати, и отзывается на «кис-кис». Даже спал с хозяином в одной кровати.

На новом месте он первое время скучал, тосковал, ничего не ел. Но, судя по его активности сегодня, по призывным жестам зеленой лапкой: «Эй, ко мне-то хоть подойдет кто-нибудь?», не сказала бы, что ему здесь тоскливо.

До него здесь жила другая игуана, тоже Яша. Тот Яша умер от старости. Но, как говорится, свято место пусто не бывает, и появился Яша № 2. Татьяна Константиновна помогает ему спуститься вниз, погулять по комнате, размять лапки. Яша важно обходит помещение, не очень охотно водворяется назад.

А Громова показывает мне недавнее приобретение: маленькую козявку с тремя парами мохнатых ушей.

- Это аксолотль, хвостатое земноводное, обычно его разводят аквариумисты, - объясняет она, - и на голове у него не уши, а наружные жабры. Аксолотль - это стадия личинки, в которой земноводное может всю жизнь прожить. Чтобы из личиночного состояния перейти во взрослую форму, надо изменить условия содержания: уровень воды в террариуме должен быть понижен.

Арчибальд, так звать это чудо-юдо, совсем недавно поселился в «Лапландии». За ним сначала понаблюдают, студенты его поизучают, исследовательскую работу напишут, ну а там дело и до изменения уровня воды дойдет. Тогда аксолотль превратится в амбистому - взрослое животное, жабры у него исчезают, он дышит всем телом, как лягушки.

- У взрослой лягушки органами дыхания служат легкие и в не меньшей степени кожа, - объясняет Татьяна Громова. - У многих земноводных кожное дыхание почти единственный способ дыхания взрослых животных.

Мне уже пора. Но на глаза попадают две громадные пираньи. Это черные паку. Помню их еще малявками несколько лет назад. Теперь же хоть снова аквариум меняй на еще больший.

- Они достигли взрослого состояния, - объясняет Татьяна Громова, - так что размеры их уже не увеличатся. Эти пираньи - вегетарианки, едят только растительную пищу, сегодня вот съели огурчик, банан.

- И они на бананах так себе бока отъели? - удивляюсь я.

Вместе мы прикидываем, что каждая рыбка весит килограммов по восемь. Видно, что добрые, спокойные, у них даже морды имеют коровье выражение. Жила здесь когда-то и хищная пиранья, которая поедала мадагаскарских тараканов, да уже преставилась давно. Кстати, она и размером гораздо меньше была.

Прощаюсь со всеми жучками, сверчками, паучками, мышами, земноводными, с Геной, Яшей, Арчибальдом и Тришей. До следующего раза, когда накопится очередная порция историй из жизни животных.

Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Галина ДВОРЕЦКАЯ