Одна моя знакомая кошатница - у нее есть и кошка, и кот, все, конечно, выхолощенные - обзавелась недавно еще двумя котятами. Она не одинокая, посвятившая свою жизнь кошачьему племени пенсионерка, а вполне благополучная мать, бабушка. У нее есть сын, дочь, внуки. Живет с дочкой, зятем и внучкой - маленькой первоклассницей Маришкой. Еще часто днюет и ночует у нее старший внук, это уже сынок ее сына. Так что хлопот хватает. Казалось бы, не до котят. Собственно, всех этих кошариков-кошмариков притащили к ней дети. Кота - дочка, когда еще сама в школу ходила. Мурзик уже совсем старенький стал. Кошку принес внук. Нашел в мороз во дворе, пожалел.

Ну а котята - дело рук внучки. И история их появления такая: принесла она их в подоле свитера. Сказала, нашла в соседнем подъезде, когда ходила к своей подруге Ульяне, они, мол, сидели там в углу и дрожали. Потом упомянула какой-то дом, в который их не пускала злая кошка. Ну, тут все решили, что Мариша еще под впечатлением спектакля. Как раз накануне девчушка смотрела в кукольном театре «Кошкин дом», и вся обрыдалась, когда маленькие сиротки жалобно голосили под окнами богатой родственницы: «Тетя, тетя Кошка, выгляни в окошко!..»

Котята были совсем крохами, глазки еще не открылись, им надо питаться материнским молоком, как же они оказались в подъезде? И вообще, на бездомных они не тянули, слишком уж чистенькие, пушистые. Чем дольше Маришина бабушка Татьяна Ивановна разглядывала найденышей, тем сильней росли в ней подозрения. Наконец она приступила к внучке с основательным допросом: где взяла котят? Та стояла на своем: в соседнем подъезде, сидели - дрожали.

Беспокоясь о пушистых комочках, которые, мяукая, начали ползать по дивану, куда их пристроили, тыркаться носиками во все углы, бабушка собралась в магазин за молоком, чтобы покормить найденышей. Заодно решила в соседний подъезд заглянуть, порасспрашивать, не потерял ли кто котят. О чем и сказала внучке, но та вдруг раскапризничалась, стала хныкать, щеки запунцовели. Татьяна Ивановна вспомнила, что сегодня внучка жаловалась на то, что мерзнет, даже свитер толстый надела, когда пошла гулять. Наверное, простыла, встревожилась бабуля и, отбросив все дела, уложила внучку в постель, стала заваривать ей всякие целебные травы.

Вечером, пока не пришли с работы Маришины родители, бабушка все же побежала в магазин и встретила там маму внучкиной подружки. Та ей рассказала ужасную историю. Оказывается, у них кошка недавно родила, котята уже подрастать стали, но сегодня Клеопатра двух котят съела.

- Было у нас четыре котенка, осталось два, куда еще два делись - ума не приложу, обыскались уже, все кресла, все шкафы посдвигали, может, крохи заползли куда - нет нигде. Ужас-то какой, - вздыхала мама Ульяны. - Ведь теперь мы подозреваем, что кошка съела своих котят. Вот и Ульяна вспомнила, что Клеопатра как-то подозрительно облизывалась, выглядывая из домика.

Кошке, как объяснила мама Ульяны, купили специальный кошачий домик, чтобы никто ее с детьми не тревожил, да и чтобы она не прятала их без конца под подушки и в другие укромные уголки, как это делают обычно все мурки.

И тут Татьяна Ивановна смекнула, в чем дело.

- Маришка у вас была? Котят видела? - спросила она.

- А как же, умилялась очень, даже два раза сегодня прибегала, чтобы на них посмотреть.

«И второй раз в большом широком свитере, под который можно было спрятать все потомство Клеопатры, не только этих двоих», - подумала про себя бабушка, но вслух ничего не сказала. Лишь только посоветовала не торопиться обвинять Клеопатру в каннибализме. А сама поспешила домой.

...Маришка плакала и уверяла, что злая кошка не пускала котят в домик, поэтому она их и забрала.

- А может, из домика не выпускала? - строго спросила бабушка. - И вообще кошка могла тебя поцарапать, у нее ведь очень острые когти.

- Нет, - бесхитростно ответила девочка, - ее в это время кушать позвали.

Завернув котят в платок, бабушка с внучкой отправились к Ульяне. И снова были слезы, даже Ульяна из солидарности разревелась, хотя должна была радоваться, что пропажа нашлась, а главное, что Клеопатра своих детей не съела.

Но слезы девочек быстро высохли, когда Ульянина мама радостно сказала, что дарит этих двух котят Марише, но, пока они не откроют глазки и не научатся самостоятельно пить молоко, пусть поживут со своей мамой кошкой. Татьяна Ивановна попыталась было отказаться от такого щедрого предложения, ведь у них уже есть и кот, и кошка. Но, глянув на перенервничавшую за весь этот долгий напряженный день внучку, махнула рукой и сдалась.

И вот, когда котята прозрели и подросли, торжествующая Маришка притащила их домой вместе с домиком. Домик ей подарили за ненадобностью. Двух других детей Клеопатры Ульянина мама также пристроила в хорошие руки. И теперь переживала Ульяна: у Маришки-то и Мурзик, и Муська, и еще два котенка, а у нее, Ульяны, одна лишь Клёпа.

- Когда у Мурзика с Муськой родятся котятки, я тебе их всех отдам, - в свою очередь щедро пообещала Мариша расстроенной подруге.

ГАЛИНА ДВОРЕЦКАЯ