В мае к нашей стране на два года перешло председательство в Арктическом совете. В приоритете - повышение уровня жизни населения, социально-экономическое развитие, охрана окружающей среды. Как реализовать задуманное, обсудили участники конференции, которая прошла в мультимедийном пресс-центре «Россия Сегодня».

Нужны новые технологии

- Председательство в Арктическом совете - очень ответственная миссия. Сегодняшние вызовы: изменение климата и охрана окружающей среды. Если раньше мы использовали термин «хозяйственное освоение Арктики», то сегодня речь идет о более гармоничном, сбалансированном развитии Арктической зоны. И Россия готова к выполнению этой миссии, - подчеркнул заместитель председателя Совета по вопросам развития Дальнего Востока, Арктики и Антарктики при Совете Федерации, заместитель председателя комитета СФ по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Александр Акимов.

Необходимо, продолжил сенатор, приостановить отток населения из северных регионов страны. Важна климатическая повестка. Потепление в России идет вдвое быстрее, чем на планете в целом. А когда оттаивает вечная мерзлота, происходит большой выброс углекислого газа. Он, в свою очередь, работает на парниковый эффект. Получается замкнутый круг.

На 2023 год запланирована международная конференция по вечной мерзлоте. Нужны научные исследования в этой сфере, чтобы заранее принимать необходимые природоохранные меры.

- В последнее время произошли колоссальные изменения. Мы видим качественный рывок в понимании экологического развития. Экология сегодня не просто наука, а целый пласт знаний, который обеспечивает природоохранную модернизацию России, - отметила заместитель председателя комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Елена Зленко.

Сегодня, продолжила она, климатические изменения в наибольшей степени касаются именно приполярных территорий. Уже сейчас требуется термоизоляция свай, на которых стоят объекты в криолитозоне. Это надо учитывать при возведении здесь жилых и промышленных зданий, включая объекты транспортной инфраструктуры. Очень важен мониторинг вечной мерзлоты, чтобы выстроить прогнозы.

В настоящее время все крупные компании, работающие в Арктической зоне РФ, наращивают расходы на экологическую модернизацию производств. Сегодня нельзя выходить в Арктику со старыми технологиями. В качестве примера Елена Зленко привела компанию «Норникель», которая тратит значительные суммы на экологизацию своего производства.

- Запрос на экологическую модернизацию, а также новые технологии в сфере обращения с отходами очень велик, - подчеркнула сенатор.

Добыча без рисков

- Разработаны основные документы, включая Стратегию развития Арктической зоны России, куда вошел важный блок по развитию коренных малочисленных народов Севера. Пожалуй, самым передовым документом, который был принят в прошлом году, стало положение о порядке возмещения коренным малочисленным народам убытков за ущерб, нанесенный окружающей среде. Существовавшие до этого методики расчета были малоприменимы. Новый документ говорит о том, что Россия умеет отвечать на вызовы, которые стоят в экологической повестке, - взяла слово член комитета СФ по международным делам Анна Отке.

Но от компенсации ущерба окружающей среде, продолжила она, безусловно, надо переходить к его недопущению. А наибольшую угрозу для хрупкой природы Арктики представляет добыча и транспортировка углеводородов. Удастся ли совместить это и экологию?

- Россия является лидером по освоению месторождений в Арктике. Первая добыча углеводородов началась здесь в октябре 1969 года, - напомнил заместитель директора по науке Института проблем нефти и газа РАН Василий Богоявленский. - Но Арктику надо разделять на сушу, где мы работаем более полувека, и шельф, где мы находимся на начальной стадии освоения.

Технологии морской добычи, продолжил ученый, пока несовершенны. Это касается не только России, а и других стран. Если на мелководье до десяти метров добыча довольно давно ведется с искусственных островов, то на больших глубинах строить их нерентабельно. Ледовая нагрузка на гравитационные добычные платформы тоже будет колоссальной. А это чревато авариями.

Значит, надо переходить к подводной добыче. А она лишь добавляет рисков. Отсюда и торможение всех проектов на шельфе. Одни откладываются до тридцатого года, другие еще дальше. Ясно одно: развитие их начнется в очень далекой перспективе.

Пока же можно делать ставку разве что на горизонтальное бурение для освоения шельфовых месторождений в прибрежной зоне. На Сахалине таким образом удалось уйти от берега аж на 12 километров. Практически это будут сухопутные проекты, где риски аварий намного ниже. Именно так делают американцы на Аляске.

- Но, самое главное, расчеты показывают, что на суше у нас сосредоточено примерно 95 процентов запасов жидких углеводородов, а на шельфе, включая арктический, южный и дальневосточный, - оставшиеся пять. С таким раскладом понятно, что шельф нам в среднесрочной перспективе не очень-то и нужен, - резюмировал Василий Богоявленский.