Всякое новое лицо в региональном правительстве вызывает вполне оправданный интерес. С каким жизненным багажом заступил человек на высокий пост? Как его личный опыт наложится на должностные обязанности?

Борис Воробьев (ему 39 лет, по образованию математик) уже три месяца руководит департаментом законопроектной деятельности и реформы местного самоуправления Мурманской области. Назначен на старте этой реформы. Потому к нему есть вопросы и о ее осуществлении.

Вообще-то на мурманской политической арене Борис Геннадьевич человек не новый. Кто следил за общественной жизнью нашего края в первой половине 90-х годов, помнит, что он принимал активное участие в создании областной организации Либерально-демократической партии России. В 1998-м победил на выборах главы администрации Заозерска, через четыре года вновь был избран на эту должность.

Первый вопрос я задал именно о победе на тех "мэрских" выборах шесть лет назад. Ведь известно, что в небольших городках, где почти все друг друга знают, чужаки на выборах не проходят. Срабатывает так называемый местный патриотизм. А Воробьев до того работал в Заполярном заместителем директора "Кольской сверхглубокой".

- Что помогло вам набрать необходимое число голосов уже в первом туре?

- В Заозерске к тому времени, можно сказать, реальной власти вообще не было. Главы часто менялись, попадая под следствие за использование должностных полномочий в своих интересах. Начиналась реализация федеральной программы по переселению отработавших и отслуживших долгое время на Севере в более южные регионы. Многие, кто оказался поближе к мэрскому креслу, нахватали себе квартир за счет государственных средств. Было заведено около 70 уголовных дел. И только несовершенство российского законодательства не позволило довести их до суда. Население негодовало... По-видимому, мне удалось предложить альтернативу той вакханалии, люди поняли меня и поверили.

- И сразу надо было сработаться с властью военной, традиционно влиятельной в городах-гарнизонах. Много потребовалось времени, чтобы быть понятым и старшими офицерами?

- У военной власти свой круг обязанностей, у гражданской - свой. Конфликты между ними, как и между разными ветвями и уровнями власти, возникают обычно из-за чьих-то безудержных амбиций, выяснения, кто главнее. Я 15 лет занимался баскетболом, и он научил меня командной игре. Знаю, когда надо брать ответственность на себя, а когда сделать пас другому, чтобы он забросил мяч ради общей победы. При исполнении властных функций надо вести себя так же.

Мне, наверное, было даже проще, чем отставным военным, приходящим на такую должность, - как человек сугубо гражданский не испытываю трепета при виде адмиральских звезд на погонах. К тому же мне повезло: пришлось начинать, когда флотилией атомных подводных лодок, базирующихся в Заозерске, командовал Михаил Васильевич Моцак - во всех отношениях замечательный человек.

Получая властные функции, надо четко понимать стоящую перед тобой задачу. Я ее понимал так. Вот прибыл служить во флотилию молодой лейтенант. Ему надо создать условия, чтобы комфортно жилось и служилось. И его семье, когда она появится. Все, что к этому не относится, - лишнее, им заниматься не надо. Но если какое-то мероприятие имеет отношение к главной задаче - достичь необходимо любыми путями.

- Столь резкая смена обязанностей без трудностей не обходится.

- Спал мало - это больше всего запомнилось. Огромно количество нормативных документов, которые с первых дней пришлось изучать. Всякое действие на такой должности нужно сверять с законодательством, с принятыми правилами "игры". Иначе быстро окажешься на скамье штрафников. Но Заозерск - город в целом благополучный, один из немногих в России он не имеет долгов. Я ни разу не брал никаких кредитов.

- Ну, закрытые административно-территориальные образования финансируются значительно лучше, чем прочие.

- Это иллюзия. Сходите в другие ЗАТО нашей области и увидите, что картина не столь благополучна, как кажется издалека. Единственное, чем они отличаются от гражданских городов, так это федеральной программой восстановления инфраструктуры, которую муниципальные власти приняли от военных... А приняли в безобразном состоянии. К примеру, требуется заменить трубу. По документам она проходит вот здесь. Копаем - нет трубы! Начинаем искать - где же она пролегает на самом деле? Ведь строилось все, можно сказать, хозспособом. Приводили к причалу гарнизона новый корабль. Экипаж - почти сто человек. Надо их расселять, не будут же люди долгое время жить на подводной лодке. Наскоро привязывали к местности типовой проект. Наляпали... У военных строителей качество всегда было хуже некуда. Часть материалов к тому же разворовали.

Совместными усилиями членов ассоциации ЗАТО нам удалось убедить федеральную власть в необходимости программы их развития. Так что лишние, как многим кажется, деньги идут целевым образом на восстановление котельных, жилых домов, зданий соцсферы.

- Какой опыт приобрели вы на этой должности?

- Научился работать системно. И пришлось приобретать новые знания - окончил курсы Академии Генерального штаба по специальности военная экономика и национальная безопасность. Есть в этой академии факультет для работников министерств, прочих органов федеральной власти и глав администраций. И еще, что очень важно, подробно узнал городские проблемы изнутри. В мои нынешние обязанности входит также взаимодействие правительства края с гарнизонами.

- Губернатору не пришлось уговаривать вас сменить насиженное место, входить в очень хлопотный теперь круг проблем?

- Та работа была интересной, но она заслоняла все остальное. Семья рядом, но жила как бы сама по себе. В Заозерск мы переехали, когда сын ходил в пятый класс. Теперь уже в вуз поступает. Рост 190, ботинки 46-го размера. Когда успел вымахать, я и не заметил... Наверное, такая работа не может быть вечной.

Над предложением Юрия Евдокимова недолго раздумывал. Здесь работа не менее интересная. От того, как пройдет реформа местного самоуправления, зависят дальнейшие взаимоотношения между различными уровнями власти. Сейчас определяем статус муниципалитетов, границы, предстоит разделить полномочия.

- Пока их в области 25. Сколько будет?

- Минимум 40. И каждому придется оказывать методическую помощь. Не секрет, что у нас кадровый голод. Уровень квалификации управленцев оставляет желать лучшего. Я вижу это даже по деловой переписке, по качеству разработанных на местах нормативных документов, начиная с уставов муниципальных образований. Вместе с областной думой правительство должно растить новые кадры, ведь советской системы подготовки управленцев давно нет, а равноценную еще не создали.

Кстати, о советском наследии. Новый Закон "Об общих принципах организации местного самоуправления РФ" мы привязываем к старому административно-территориальному делению, которое было еще в Советском Союзе. Закон позволяет так сделать. Если в прежнем его варианте, который действовал до сих пор, все муниципальные образования между собой уравнивались, то теперь, можно сказать, принимаем матрешечный тип отношений: внутри муниципального района будут городские и поселковые муниципалитеты. Функции властей при этом распределяются. К примеру, образованием можно руководить из районного центра, как и здравоохранением, - необязательно такие структуры плодить везде на местах. Нет необходимости в каждом городе и поселке иметь свою собственную милицию и пожарную службу.

Выполняя закон, который должен приблизить к народу власть, важно не дойти до абсурда. От безграничного роста числа муниципальных образований (в некоторых регионах уже более двухсот) будет лишь вред. Это ведь рост числа чиновников. А денег не прибавится. Да и квалифицированные кадры, опять же, где взять?

Теоретически этот закон очень красив. Он всех бы устроил, если начинать заново строить новую властную пирамиду где-нибудь в чистом поле. Но на нашу реальную жизнь наложить этот закон все равно что впихнуть куб в шарик - как ни старайся, углы будут торчать и рвать оболочку. Так что безукоризненно стройной системы мы не получим. Но, хотим или нет, закон принят, и надо его выполнять. Только выполнять вдумчиво.

Мы уже видим, что получается в некоторых муниципальных образованиях. Чиновники устанавливают себе немыслимые оклады. Скажем, у руководителя районного здравоохранения зарплата много выше, чем у областного, а ответственность - наоборот. Население у иного мэра полторы тысячи человек, а зарплата - мама, не горюй - больше, чем у губернатора. Закон дает руководителям муниципалитетов самостоятельность, и они ее охотно берут. Но предусмотрена и ответственность, к которой наши люди не очень привычны. Чуть что - бегут к отцу-губернатору: дайте денег, а то мы зимой замерзнем!

- Что самое трудное для вас в выполнении этого закона?

- На первом этапе - убедить областную думу, что в итоге можем получить как пользу для региона, так и вред. На последнем перед каникулами заседании депутаты рассматривали предложенный нами проект областного закона о статусе территорий и отклонили его. Некоторые лоббисты, к примеру, добиваются, чтобы Кандалакша, Зеленоборский и Алакуртти, входящие сейчас в одну территорию, стали самостоятельными муниципалитетами. Разумные доводы на них не действуют, потому принятие закона срывается под любыми предлогами. А это моя головная боль, так как являюсь еще и полномочным представителем губернатора в областной думе.

Но, пожалуй, в реализации законов, определяющих ход этой реформы, самое проблемное - финансовая самостоятельность. До сих пор на федеральном уровне не приняты поправки в Налоговый и Бюджетный кодексы. И получается: идет первый этап реформы, добрались до распределения полномочий в расходовании местных бюджетов, но пока не представляем, из чего они станут складываться.

В российских реформах допущено множество перекосов. Возьмем межбюджетные отношения. Федеральный - уже несколько лет профицитный. Региональные, за некоторым исключением, - дефицитные. Все местные - вовсе дырявые. Это же ненормально! Что в итоге? В России полная политическая свобода. Выбирай губернатора или главу города хоть из коммунистов, хоть из членов ЛДПР - любой окраски. Но все мы зависим от одного кошелька, от дотаций из федерального бюджета. На этом свобода заканчивается, полная экономическая зависимость всех нивелирует. По моему мнению, должно быть наоборот: полная экономическая самостоятельность при политической зависимости от Президента, избранного всем народом.

Или вот еще одно из главных противоречий. Органы местного самоуправления проводят государственную политику на местах, но не являются государственной властью... Так что реальная жизнь будет нас еще не раз поправлять.

- Когда губернатор приглашал на работу в правительство, он ставил вопрос о вашем членстве в ЛДПР?

- Нет. В России по законодательству доступ к госслужбе имеют все граждане независимо от вероисповедания и политических пристрастий.

- Но к вашей партии, как и к ее лидеру Владимиру Жириновскому, далеко не однозначное отношение в разных слоях общества. Вам это не мешает работать?

- Первое время, когда был избран главой администрации Заозерска, чувствовал некоторую настороженность: мол, что ждать от этого ЛДПРовца? Но потом судят ведь по делам... И, работая в исполнительной власти, я не вхожу в руководящие органы партии. У меня на это и времени нет. Как рядовой партиец посещаю собрания, участвую в конференциях, в принятии стратегических решений. Если за спиной такой воз - проблемы целого города или области, партийная текучка не должна отвлекать.

Вячеслав КОНДРАТЬЕВ