Врач по образованию, Сергей Успенский живет на Севере с 1987 года. До переезда в Кандалакшу он работал в Рязанской области. В 1994 году стал депутатом и заместителем председателя областной думы первого созыва. После окончания Северо-Западной академии государственной службы работает в областном правительстве заместителем начальника отдела законопроектной деятельности.

- Избрание депутатов областной думы первого созыва проходило в несколько этапов. Вы были избраны в числе первых. Свыше полугода дума не могла приступить к работе из-за отсутствия правомочного количества депутатов. Был ли этот период простоем, или это время как-то использовалось для подготовки к дальнейшей работе?

- Думу решено было образовать после роспуска Мурманского областного Совета народных депутатов. Выборы назначили на 20 марта 1994 года. Предстояло избрать 25 депутатов, но были избраны только 13. Это оказалось меньше 2/3 числа депутатов, которое бы позволило областной думе начать работать в качестве правомочного законодательного органа.

Однако полгода не прошли даром для депутатов. Была образована рабочая группа, занимавшаяся подготовкой к работе нового органа власти и положений, которые определили статус думы и депутатов. Рабочую группу возглавлял Павел Александрович Сажинов, который впоследствии стал председателем областной думы.

Тогда же начал работу и думский аппарат. Полагаю, что этот период не был бесполезен как для избранных тогда депутатов, так и для работников аппарата. В то время проходили ознакомительные встречи депутатов, поездки по области, а также налаживались контакты с законодательными органами других регионов, обобщался опыт по порядку избрания и началу работы этих вновь образованных органов.

Второй этап формирования проходил в ноябре, когда были избраны еще 7 депутатов, и 19 декабря дума первого созыва в количестве 20 депутатов из 25 установленных собралась на свое первое заседание. Окончательно состав первой думы сформировался только в декабре 1995 года.

- Просматривая материалы о заседаниях того времени, я обнаружил, что обычной практикой в тот период было присутствие на заседаниях думы главы администрации или его первого заместителя. Сейчас от этого отказались. Как Вы полагаете, присутствие главы исполнительной власти помогало в работе или в чем-то сковывало?

- В Конституции Российской Федерации 1993 года закреплен принцип самостоятельности осуществления полномочий всеми ветвями власти, поэтому обязательное присутствие на заседании думы главы администрации или его первого заместителя не было предписано какими-то нормативными документами. Конечно же, они приглашались и могли поступать в этом случае по своему усмотрению.

В дальнейшем, когда были приняты законы, Устав Мурманской области, норма о праве, подчеркиваю - праве, но не обязанности присутствовать на заседаниях думы губернатора или членов правительства области была закреплена законодательно. Такое право глава региона реализует через своего полномочного представителя. Эта практика, я полагаю, наиболее приемлемая и правильная. Она позволяет губернатору участвовать в работе законодательного органа, и в то же время не обязывает первое лицо, не закрепляет жесткую необходимость его присутствия на заседаниях.

Возвращаюсь к началу вопроса: помогало это или нет? Я бы сказал так: законопроекты, которые выносятся на рассмотрение думы, должны в основе своей процентов на 90 отрабатываться на заседаниях профильных комитетов областной думы с участием представителей правительства области, для того чтобы на заседании думы было как можно меньше споров. Диалог между депутатами и областным правительством должен осуществляться на ранних этапах подготовки законопроектов.

- Вы работаете сейчас в правительстве по сходному направлению - обеспечению законодательной деятельности. Вам помогает думский опыт работы в этой области?

- Да, я оказался практически единственным, кто перешел из законодательного органа в исполнительную систему из двух составов думы. (В 1997 году Василий Калайда недолго работал заместителем губернатора, затем вернулся в думу. - И. Г.) Мне и легче, и сложнее, потому что, зная изнутри, что называется, всю кухню подготовки законопроектов, я надеюсь, что вижу как сильные, так и слабые стороны этой подготовки и в думе, и на уровне исполнительной власти. Этот опыт, конечно же, полезен для работы в нынешней моей должности.

Может, было бы неплохо, когда депутаты могли бы избираться из числа специалистов, поработавших в исполнительной власти и, наоборот, в органы исполнительной власти приходили бывшие депутаты, прошедшие думскую школу. Решение многих проблем связано с взаимодействием двух ветвей власти - законодательной и исполнительной. Чем лучше это взаимодействие налажено, тем эффективней проходит работа над законопроектами.

- Вы, наверное, не только по долгу службы, но и из чувства ностальгии отслеживаете работу нынешней думы, сравниваете с временем своего депутатства?

- Я ждал этого вопроса. Конечно, сравниваю. Не только как человек, но и как чиновник. Работа каждого состава думы имеет позитивные стороны, и депутаты используют опыт работы предыдущих созывов. Есть и позитивные, и негативные моменты в работе и первого, и второго, и третьего созывов.

Мне кажется пережитком то, что в законодательные представительные органы - от Госдумы до органов местного самоуправления избираются люди все еще по старому принципу советской системы: колхозник, работница, руководитель предприятия. По должности, по представительствам социальных слоев. На мой взгляд, это неверно. Поэтому нынешнюю попытку реформировать избирательную систему - перейти к избранию представительных органов по партийным спискам, я поддерживаю как ни одну другую инициативу Президента.

В свое время мне приходилось немало общаться с представителями законодательных органов Северных стран. Я всегда спрашивал, как у них строится избирательная система. Есть и там независимые кандидаты, но большей частью это партийные выдвиженцы. Причем как члены партий, так и беспартийные выдвиженцы от партий. Но все они проходят школу, начиная с молодого, скажем, демократа или социалиста, пробуются на муниципальных выборах. Если он хорошо себя рекомендует, то выдвигается на выборы более высокого звена, и только затем, когда пройдет этап "низовой" работы в представительных органах, получает право выдвигаться от партии на выборы в верховные органы власти.

У нас избирательная система поменялась. Депутат по старой советской системе руководствовался наказами избирателей. Это называется императивным мандатом - он должен был исполнять наказы независимо от своих собственных убеждений. В наше время этот принцип отсутствует, не прописан в законодательстве. Поэтому нужно создать такие условия, чтобы депутат отвечал как перед избирателями, которые голосовали за него, так и перед партей его выдвинувшей, и программу которой он реализует. Раз партия наделяет его представительством в законодательном органе, то и политика партии в целом будет оцениваться избирателями по результатам работы конкретного депутата. Такая система, по-моему, наиболее правильная.

Говоря о том, какая дума наиболее эффективно работала, я отвечу: и та, и другая, и третья, но значительная часть времени у депутатов каждого созыва - год-полтора - уходила на притирку и втягивание в работу, на изучение огромного количества материалов, которые сваливались на них при подготовке законопроектов. Для того чтобы просто научиться перерабатывать этот огромный пласт информации, чтобы уметь применять его достаточно взвешенно и хорошо, уходит, я это по опыту знаю, более года. И это, конечно же, не очень хорошо.

На мой взгляд, решение проблемы лежит как раз в переходе к выборам по партийным спискам и подготовке будущих депутатов в партийных организациях. Вот тогда у депутатов будет уходить время лишь на адаптацию в новых условиях: месяц, может быть, полтора-два.

- Но ведь никто не будет отрицать, что и партии наши не чета зарубежным. Они все еще находятся, если так можно выразиться, в зачаточном состоянии.

- Согласен. Истинно партийная система сохранилась только в КПРФ - первичные ячейки на местах, связь с массами. Как правило, нынешние партии в России действительно не чета партиям западных стран или американской двухпартийной системе. Да и по численности рядов мы им уступаем. Кстати, количественный состав - это не первично. Главное - ясные и четкие программы действий. Таких программ - понятных, прозрачных и нацеленных на перспективу - как минимум лет на десять, а не на ближайшие выборы - нет, к сожалению, ни у одной из партий в России.

Вообще, любая партийная программа должна проповедовать какие-то принципы - консервативные, либеральные, социал-демократические. Сейчас же партии в России недостаточно сильны, но, я убежден, все равно идти надо по этому пути. Это вопрос времени. Но, на мой взгляд, только в этом залог нормальной эффективной работы законодательных органов всех уровней публичной власти от муниципального до Государственной думы.

- Выходит, избирателю остается опять ждать светлого будущего, когда наши партии окрепнут, созреют и поведут нас вперед?

- Всякие реформы должны иметь какую-то цель. Целью избирательной реформы является повышение роли партий в обществе. Но это не должно носить декларативный характер, когда на митинг собрались, прокричали какие-то лозунги и повели за собой на конкретные выборы какую-то часть избирателей. Партии должны обладать серьезными программами действий на длительную перспективу, о чем я уже говорил, а избиратели могли бы выбирать, за какую программу какой партии им голосовать.

- Ну и напоследок. Что бы Вы пожелали нынешним и будущим депутатам?

- Если говорить формально - то конструктивной работы, взаимодействия с правительством и губернатором. А если неформально - то не выискивать просчеты в действиях губернатора и правительства, максимально стремиться к диалогу и понимать, что нынешние законодательные органы - это не те Советы, что были раньше и в ведении которых находилось все, вплоть до мелочей.

Еще из пожеланий - руководствоваться в своей работе не эмоциями и сиюминутными настроениями, а перспективным видением решения той или иной проблемы и более стратегическими задачами.

Беседовал Игорь ГОЛЕНИЩЕВ.