Заседание областной думы, состоявшееся в минувший четверг, завершилось в 16 часов, а повестка, по сравнению с предыдущим, майским, похудела вдвое - до 32 вопросов. Но это не значит, что 16 июня в думе все прошло тихо и спокойно. Нет, "были схватки боевые, да говорят, еще какие!"

Один из главных в этот день законов - о внесении изменений и дополнений в областной бюджет-2005 - был принят "без скрипа" сначала во втором чтении (несмотря на обилие поправок), а после обеда и в окончательном, третьем. Беспроблемность объяснялась просто - все копья были сломаны (и починены) заранее - на заседаниях профильного думского комитета и в кулуарных тет-а-тетах.

А первый всплеск эмоций случился после того, как большинство депутатов не поддержали внесенный Терским райсоветом проект о снижении для предпринимателей из Умбы величины коэффициента, применяемого для расчета налога на вмененный доход (терчане говорили о разорительности его нынешней ставки, а их оппоненты о многочисленных нарушениях федерального законодательства, допущенных при подготовке районного проекта).

И цена-то вопроса была меньше миллиона... Но в Василии Калайде опять проснулся борец (несколько последних заседаний депутат, вопреки своему привычному имиджу, отработал спокойно). А тут Василий Владимирович засомневался в результатах электронного голосования и призвал вернуться к терскому проекту и переголосовать его "руками":

- Чего боимся?! Умба далеко, никто вас веслами бить не будет. А под сомнение я поставил электронику, а не совесть депутатов...

Чуть позже на трибуну вышел депутат Федор Коньков - разрешать "конституционный кризис". Ссылаясь на многочисленные пункты временного регламента думы, Федор Яковлевич объяснил коллегам, почему их решение провести 31 мая после основного заседания думы внеочередное дополнительное было незаконным (подробнее об этой ситуации - в "МВ" от 3 июня).

И вновь возмутился Калайда. Коньков попытался коллегу образумить: "То, что вы говорите, абсолютно не к месту. Давно читали регламент?"

"Да я сплю с ним!" - поделился интимной тайной Василий Владимирович, а после высказанного депутатом Крупадеровым недоумения от такого выбора "партнера", смущенно пояснил: "Он у меня под подушкой".

Регламент вспомнили чуть позже еще раз: при обсуждении внесенного депутатом Надеждой Максимовой дополнения к региональному Закону "О прожиточном минимуме в Мурманской области". Суть поправки в том, что на основе этого самого минимума выплачиваются социальные выплаты и субсидии. А при расчетах до сих пор используется минимум, установленный в четвертом квартале прошлого года. С тех пор, к примеру, услуги ЖКХ подорожали на 30 процентов, введи новый размер минимума, и многие из тех, чьи доходы перекрывали эту планку всего-то на несколько рублей, получили бы право на жилищные субсидии. Поэтому Надежда Петровна и требовала от коллег принять ее законопроект сразу и в первом, и в окончательном чтениях - чтобы люди немедленно смогли получить помощь.

В первом-то чтении законопроект приняли единогласно. А против окончательного возразил представитель губернатора в думе Николай Шукшин. Он пояснил, что правительственные департаменты должны тщательно рассмотреть законопроект и отработать поправки, если в них возникнет нужда.

Депутат Евгений Закондырин поинтересовался, не является ли эта затяжка "умышленной линией исполнительной власти"? Шукшин повторил, что возражает против немедленного окончательного чтения, и что такое право предоставлено ему думским регламентом.

И законопроект остался в первом чтении.

Эта маленькая победа дорого аукнулась исполнительной власти. И очень быстро - уже при обсуждении следующего законопроекта - "О внесении изменений и дополнений в Устав Мурманской области". Собственно, их, законопроектов с одинаковым названием, было два - один разработан и внесен группой депутатов, второй - губернатором. Первым, на правах "гостя", свой проект защищал Николай Шукшин.

Он напомнил, что этот документ является плодом коллективного труда (несколько месяцев назад для устранения противоречий во взглядах правительство и дума создали совместную рабочую группу для того, чтобы внести в областной Устав изменения, вызванные меняющимся федеральным законодательством, к примеру, губернатора теперь должен избирать не народ, а дума - по представлению Президента, вот все это и надо отразить в Уставе).

Николай Шукшин подчеркнул, что губернаторский вариант подготовлен с учетом всех замечаний депутатов. За исключением одного - в нем прописано количество заместителей председателя облдумы: один первых и два "простых" (на сегодня в нашей думе 7 замов: шестеро возглавляют профильные комитеты, из них один - Олег Алексеев, председатель комитета по бюджету, является первым заместителем председателя, плюс "министр без портфеля" Федор Коньков.

Шукшин сослался на опыт соседей: нигде в нашем федеральном округе в законодательных собраниях регионов нет больше троих замов, исключения - Псковская область (5) и мы, чемпионы.

Поддержку представитель губернатора получил от Евгения Закондырина:

- А для чего вообще нужны замы? Что они такого делают, чего не могли бы делать, оставаясь просто председателями комитетов?!

- Бог с ним, с количеством замов, - переменил вектор обсуждения депутат Игорь Кузнецов. - Вызывает удивление другое: исполнительная власть пытается четко задекларировать структуру Мурманской областной думы...

Фактически о том же говорил и второй содокладчик, Федор Коньков:

- Мы не вмешиваемся во внутреннюю структуру исполнительной власти (сомнительность этого утверждения была оспорена уже при обсуждении следующего пункта повестки, но об этом позже. - П. Б.). Дело идет к тому, что областная дума будет формироваться по партийному принципу. И каждая партия захочет иметь "своего" зама - как в Госдуме.

- Зачем же равняться на Госдуму? - возразил Евгений Закондырин. - А не, например, на Австрию, где в парламенте функции спикера выполняют все депутаты по очереди...

И тут на трибуну вышел Василий Калайда. Хитро прищурился, обвел взглядом зал:

- За 11 лет чего только я с этой трибуны не говорил. Сегодня хочу рассказать сон, который мне приснился: мы всей думой переходим реку, и все собираются идти по чистой воде, а я говорю: "Вот же рядом лед крепкий есть!" Но все шагнули в воду и течением их понесло под лед. А тут я стою. С ломиком... В общем, всех спас!

А когда зал отгремел хохотом (некоторые снимки сделаны в этот момент) и вытер слезы, продолжатель славного дела Деда Мазая заговорил всерьез. О положении в стране - ни больше, ни меньше. Фактически он спорил с Путиным:

- Кто нас гонит назначать губернаторов? Вы же сами прыгаете в фарватер. И людей с собой тянете!.. Через пять лет будет война! Вы чего, как страусы, головы прячете?!

О том, что все депутаты (и "рядовые", и председатель думы, и его замы) должны быть равны, вновь говорил Закондырин:

- Дискуссия идет неконструктивно. И депутатов в думе будущей должно быть меньше, и комитетов... Я буду голосовать против обоих вариантов изменений в Устав.

К компромиссу призвал коллег Владимир Ахрамейко:

- Мы увязли в простом вопросе - по количеству замов. Теряем драгоценное время на пустячный вопрос. Давайте уступим.

И получил по первое число от Калайды.

- Меня не интересуют замы (кстати, Василий Владимирович, один из семи заместителей председателя думы). Я говорил о другом: меняется полностью структура управления областью. Предлагаю обратиться в Конституционный суд на незаконность решения о замене выборов губернаторов их назначением.

Миротворческую миссию попробовал исполнить Александр Крупадеров, он предложил принять в первом чтении любой из уставных законопроектов. Иначе, если Устав не будет вовремя приведен в соответствие с федеральным законодательством, в сентябре вернувшихся с каникул депутатов ждет суровая реакция прокуратуры.

В результате долгой дискуссии депутаты решили провести поименное (когда каждый вслух озвучивает свою позицию) рейтинговое голосование: то есть проголосовать за оба законопроекта, а потом голосовать за тот, что в первом туре наберет больше голосов. Штука была в том, что уставный закон принимается не простым большинством (14 "за"), а квалифицированным - 18. Впрочем, в тот день и простого никто не набрал. В первом туре губернаторский вариант нашел 8 сторонников, депутатский - 13. А второй тур не добавил ему ни одного голоса "за". Итог - решение не принято.

А противостояние законодательной и исполнительной ветвей власти продолжилось. Уже при обсуждении внесенного губернатором законопроекта "О системе органов исполнительной власти Мурманской области". Депутаты (точнее их часть) решили, что "никакого представительства областного правительства в Москве при Правительстве федеральном нам не надо" (помните, "дума не вмешивается в структуру исполнительной власти"?) и законопроект не приняли. Мол, скромнее надо быть, как выразился Евгений Закондырин.

В общем, мне показалось, что 16 мая в областной думе законодательная и исполнительная власти мерялись силами. В этой полемике незримо присутствовал и другой до сих пор нерешенный спор тех же "бойцов" - о численности депутатского корпуса думы будущего созыва. И никто не собирается по-христиански "подставлять левую щеку". В ходу ветхозаветное "око за око". Кто победит? Так ли уж это важно? Главнее другое, пока каждый убежденно отстаивает свою правоту, в проигрыше тот, из-за кого и идет "рубка" - так называемый рядовой избиратель.

Петр БОЛЫЧЕВ