Шесть профильных комитетов работают в областной думе. Каждый со своей специализацией: в одном депутаты корпят над проблемами агрокомплекса, в другом - над государственным строительством, в третьем - занимаются бюджетом, финансами и налогами... И это, безусловно, правильно - даже будучи семи пядей во лбу, невозможно одинаково хорошо разбираться во всех без исключения сферах нашей жизни. Но бывают и исключения.

К примеру, 24 ноября прошлого года постановлением областного правительства была утверждена регионально-целевая программа "Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера Мурманской области" на 2006-2008 годы. А вскоре президент одной из многочисленных саамских организаций - "Ассоциации Кольских саамов" (АКС) - Нина Афанасьева от имени 530 своих членов обратилась с суровой критикой этой программы к губернатору, председателю облдумы, главному федеральному инспектору в Мурманской области и в Общественную палату РФ.

Естественно, мимо этого факта депутаты думы пройти не могли. И не прошли: вопрос "Об обращении..." был 24 января внесен в повестку заседания комитета думы. Нет, не по социальной политике и охране здоровья или по экономической политике и хозяйственной деятельности (как могло бы показаться логичным, исходя из названия программы). Профильным оказался комитет по образованию, науке и культуре.

Из текста обращения следует, что при формировании программы "не учтены интересы и требования саамов... не предусмотрены согласование программы и контроль за ходом ее реализации со стороны саамов, для вовлечения нашего народа в процесс собственного национального развития". Авторы обращения просят своих адресатов приостановить финансирование программы, "обеспечить участие саамов в пересмотре перечня строек и мероприятий", согласовать перечень последних с АКС.

Выступая на заседании думского комитета, вице-президент АКС Любовь Ватонена продолжила критику программы: не учтена местная специфика, не оговорена схема финансирования, исключены разделы, предлагавшиеся АКС, отсутствует сбалансированность (скорее - соотношение между ценой проводимых мероприятий и количеством проживающих на данной территории саамов). Самой сильной частью выступления Любови Анатольевны стало заявление относительно предусмотренного программой строительства и модернизации очистных сооружений в Ловозере и Ревде, местах компактного проживания саамов:

- Водопровод и канализация к саамам отношения не имеют!

Что имела в виду вице-президент АКС, осталось неясно: то ли то, что коренные жители могут пить и грязную воду, то ли то, что с вводом очистных наряду с саамами чистую водичку даром станут хлебать и пришлые русские с украинцами? Но ведь отдельных городов "только для саамов" у нас нет...

На критику взялся отвечать принимавший участие в разработке программы руководитель ГОУ "Мурманский областной центр коренных малочисленных народов Севера" Андрей Агеев (сам, кстати, саам по национальности). Из его слов следовало, что еще в октябре 2004-го, когда возглавляемый им центр только начал подготовку программы, письма с просьбой дать свои предложения были разосланы в администрации районов компактного проживания саамов, в общественные саамские организации (в том числе и в АКС), в национальные предприятия и родовые общины.

Часть адресатов свои предложения переправили в ГОУ. Были среди них такие, где до 80 процентов запрашиваемых денег планировалось потратить на зарплату персонала. Были и идеи, не подкрепленные какими-либо сметами или расчетами затрат. Так вот мероприятия, не подтвержденные экономическими расчетами, в программу и не были включены. А президент АКС Нина Афанасьева хотя и была приглашена на заседание областного правительства, где рассматривалась программа, на него не пришла. Вот вам и "не учтены интересы и требования саамов...".

Вообще "саамский вопрос", мягко говоря, очень непрост. На 1 января прошлого года в Мурманской области проживало 1795 саамов. Их интересы представляет целый ряд общественных организаций: помимо самой "громкой" - АКС, это и ООСМО (общественная организация саамов Мурманской области) и "Саамский союз", и "Чеппесь самь", и "Тассьт", и "Йоканьгская община". И каждая из них именно себя считает самой достойной и правильной.

Еще в 1999 году наш бывший земляк Рамазан Абдулатипов, тогда один из руководителей Верховного Совета, горько пошутил на Конгрессе народов Севера:

- У саамского народа президентов на душу населения больше, чем у кого-либо.

Отчего так? Наверное, потому, что проблем у саамов не меньше, чем президентов. Российское государство в долгу перед коренными народами: ошибки, связанные с ломкой традиционного хозяйственного и бытового уклада, создание колхозов и совхозов вместо индивидуальных хозяйств, переселение в крупные села (Ловозеро и Ревда). Как следствие - конфликты саамов с рыболовно-туристическими фирмами, неуклонное ухудшение здоровья, жилищных условий, недостатки в системе образования, пьянство и рост иждивенческих настроений.

Все это не я придумал, это - цитаты из критикуемой АКС регионально-целевой программы. Нельзя сказать, что государство не помогает коренным народам. Была, например, федерально-целевая программа экономического и социального развития коренных народов Севера на период до 2000 года. Часть средств в ее рамках была использована и в Мурманской области, в том числе на создание и поддержку национальных предприятий. Но и здесь не все слава Богу...

Так, в 95-м году сгорела турбаза на озере Поновском, в 97-м - та же участь постигла забойный пункт в Йоканьге, в 98-м - магазин и парикмахерскую в Гремихе, в 99-м - спортивно-рыболовный лагерь на реке Лумбовке. По абсолютной случайности пожары по времени совпадали со сроками проверки целевого использования федеральных денег...

Но вернемся к заседанию комитета по образованию, науке и культуре. Если кто-то думает, что выступление Андрея Агеева сняло все вопросы и конфликт единодушно был признан недоразумением, то это не так. Саамскую тему развили депутаты Калайда, Коньков и Ахрамейко.

- Как таковой программы нет, за нее никто не несет ответственности, - заявил Василий Калайда и назвал тому причину: среднесрочные программы не входят в план обсуждения думы.

Вообще-то, оба эти утверждения довольно спорны. Что до "коренной" программы, то ответственность за ее реализацию в полном объеме несет государственный заказчик - координатор программы - департамент законопроектной деятельности и реформы местного самоуправления Мурманской области.

Что же до второго - здесь ситуация несколько сложнее. Пару лет назад группа депутатов добивалась того, чтобы все региональные программы проходили через горнило думы - принимались областным законом. Правительство и другая часть депутатов возражали. В итоге рабочая совместная группа нашла компромисс, и был принят закрепленный в Уставе края (нашей "мини-Конституции") ныне действующий порядок: комплексные программы социально-экономического развития региона принимаются законом, целевые (кратко- и среднесрочные) - правительством, а долгосрочные (рассчитанные больше, чем на пять лет) - постановлением думы. Но даже "короткие" и "средние" программы не остались вне депутатского контроля - все они включаются в ежегодный закон об областном бюджете.

Об этом, видно, забыл депутат Владимир Ахрамейко, заявивший:

- Программы принимаются только правительством. В этом корень зла. Может, эта программа и хорошая, но не было дискуссии, не было дебатов. Программы надо принимать гласно, на заседаниях областной думы. Надеюсь, в феврале мы примем изменения в Устав.

- Тогда полностью исключаются всякие манипуляции, - поддержал депутат Федор Коньков и предложил решение по поводу обращения АКС принять не на комитете (в заготовленном проекте содержались не характерные для официального документа выражения, типа "предложить правительству внимательно рассмотреть конкретные замечания МООО "АКС"), а вынести вопрос на заседание думы.

Чем только порадовал коллегу Ахрамейко: "Хорошо, это будет еще один мощный повод внести изменения в Устав".

Таким образом, "саамский вопрос" грозит перерасти в "конституционный кризис" - очередной спор между думой и правительством по поводу Устава.

Петр БОЛЫЧЕВ