"Побольше цинизма! Людям это нравится", - наставлял в свое время Кису Воробьянинова Остап Бендер. Чего-чего, а цинизма во время заседания думы 20 апреля хватало, особенно в первой половине дня. А вот понравилось ли это кому-либо - вопрос спорный. На апрельском заседании речь уже не шла о каких-либо возможностях "спасения депутата Хмеля". Решить предстояло другое - лишить его полномочий на основании личного заявления, либо по решению суда.

Нешуточные страсти вокруг этого разгорелись еще на стадии обсуждения повестки. Очень многое зависело от того, какой из двух вопросов ставить первым. Если "заявительный", то у Хмеля и его добровольных защитников оставалось бы немало шансов покончить дело "малой кровью" - то есть полномочий лишить, но на год сохранить зарплату и пенсионные льготы в будущем.

От имени фракции "единороссов" Александр Крупадеров предложил первым рассматривать решение суда. С перевесом в 2 голоса этот вариант и победил. Недовольный таким итогом голосования Владимир Ахрамейко призывал повторить процедуру. Дабы убедить оппонентов склониться к менее жесткому решению, Владимир Николаевич воззвал к православным чувствам:

- Неужели в Чистый четверг Крупадерову хочется чужой крови?!

Игорь Кузнецов само решение суда назвал актом политического каннибализма и предложил первым рассмотреть заявление депутата Хмеля. Но тут же получил отпор от Виктора Сайгина:

- В заявлении указан как раз политический аспект. Кто здесь извращенец? - Виктор Васильевич процитировал само заявление, где говорилось об "извращенном применении норм российского права", так что не подумайте плохого. - Этот цирк уже всем надоел!

- Прочитайте внимательно, что написано в заявлении, - настаивал Валерий Горин. - Это еще одно оскорбление в наш адрес.

Предложение обсуждать "дело Хмеля" в закрытом режиме, удалив прессу и всех посторонних, внесла председатель мандатной комиссии думы Людмила Зажигина. Оно поддержки коллег не встретило.

Тут не выдержал сам Александр Анатольевич. Он попросил слова и сказал, что достиг своей цели, если его заявление кого-то оскорбило, особенно фракцию "Единой России". Далее прозвучали какие-то двусмысленные намеки в адрес Виктора Сайгина, который на это уже не выкрикнул, а взбешенно простонал:

- Слушайте, этот пустой человек уже надоел!

Сочтя на этом все дела сделанными и передав председателю думы Павлу Сажинову новый экземпляр заявления, состоящий из двух сугубо официальных строчек без всякой "политики", Александр Хмель отдал свое удостоверение прокурору области Дмитрию Милосердову и вышел из зала.

Заседание пошло своим чередом. Владимир Ахрамейко выступил с новой идеей - рассматривать оба вопроса о полномочиях Хмеля одновременно с альтернативным голосованием ( то есть поставить на голосование сразу два варианта и подсчитать, какой наберет больше голосов "за"). Не прошло. От закрытого обсуждения депутаты тоже отказались.

В запале Владимир Николаевич выдал любопытную вариацию на тему "от сумы да от тюрьмы...":

- Вы все не один раз сидели и за рулем, и без руля пьяными!

Справедливости ради нужно сказать, что позже он извинился за этот демарш перед теми, чьи фамилии назвал, так что не будем здесь их упоминать.

Миротворческую ноту вновь попытался внести Игорь Кузнецов. Он попросил не устраивать "пляску на костях", а уйти с этого заседания с ощущением чистоты.

Итоги голосования следующие: "за" - 13, "против" - 8 при одном воздержавшемся. Принятое решение лишает Александра Хмеля депутатских полномочий по судебному приговору.

Тут Владимир Ахрамейко неожиданно сбросил с себя тогу миротворца и, "возжаждав крови", задал вопрос прокурору области Дмитрию Милосердову по поводу депутатства Андрея Чернева:

- Почему до сих пор Чернев является одновременно депутатом и федеральным служащим? Как расценить 13-й голос Чернева при голосовании? Прошу ответить, Дмитрий Вильямсович, депутат у нас Чернев или нет?

Видимо, все предыдущее так всех утомило, что как сам Милосердов, так и депутаты оставили "глас вопиющего" без всякого внимания. За несколько минут до обеденного перерыва дума приступила наконец собственно к законотворческой деятельности.

Надо сказать, повестка в тот день была не особенно обременительной. Из полусотни вопросов около двух десятков приходились на федеральные законопроекты и обращения законодателей других регионов. Как правило, депутаты их предварительно изучают, поэтому на заседании поддерживают или отклоняют списком.

Значительную долю законопроектов составляли те, которые требовали минимальных поправок, зачастую редакционно-технического характера. Они также быстро прошли утверждение, подчас сразу в нескольких чтениях.

По настоянию все того же Владимира Ахрамейко была заслушана информация облпрокурора Милосердова об инциденте, связаном якобы с рукоприкладством. В этой истории фигурируют депутат Василий Калайда и одним из работников думского аппарата. Дмитрий Вильямсович сообщил, что Василий Калайда сейчас находится в отпуске. По возвращении ему предстои дать объяснения по данному факту. Только тогда прокуратура сможет решить - возбудить уголовное дело или отказать.

Завершилось бурное заседание думы почти по регламенту - около половины седьмого вместо шести.

Игорь КАТЕРИНИЧЕВ