В последнее время в норвежских СМИ муссируется слух о том, что «Норильский никель» якобы отказался выполнить условия заключенного в 2001 году между Россией и Норвегией межправительственного соглашения об оказании технического содействия в реконструкции производства и кардинальном сокращении выбросов в атмосферу от металлургического производства Кольской горно-металлургической компании, входящей в группу предприятий «Норильский никель».

Прикинем грант к носу

Напомню, что норвежскую сторону прежде всего беспокоило металлургическое производство в поселке Никель, наиболее близко расположенном к границе с Северным Королевством. Именно на реконструкцию местного плавильного цеха правительство Норвегии и выделяло широко разрекламированные в прессе инвестиции, причем в виде чуть ли не безвозмездной помощи, или, как сейчас модно говорить, гранта.

Деньги, как известно, любят счет, так что прикинем грант к носу.

На момент подписания соглашения, то есть 9 лет назад, на основании технико-экономических проработок банка-кредитора эксперты оценили необходимую сумму вложений в реконструкцию всего металлургического производства КГМК в 93 миллиона долларов США. Много это или мало? Не с потолка ли взята цифра? Об этом чуть позже, а сперва о том, как она сложилась.

Только треть этой суммы составил пресловутый грант. Вторую треть добрые соседи предложили взять взаймы в виде кредита в одном из норвежских банков. Оговоримся, что и у гранта, и у кредита было достаточно всяких ограничений по условиям их получения. А оставшуюся треть, даже чуть больше - 33 миллиона долларов - «Норильский никель» докладывал из собственного кармана.

С самого начала «грантовой эпопеи» чувствовалась некая нервозность очень независимой прессы, причем по обе стороны границы. Еще ни цента не поступило на счета «Норильского никеля», а одна из московских газет уже допустила в печать утечку информации из зарубежных источников, что норвежский грант на Кольском полуострове, дескать, разворован. Мурманская пресса, надо отдать ей должное, дала тогда ироничный отпор столичным коллегам.

Дальнейшее развитие событий наводит на мысль, что некие заинтересованные лица в кругах норвежского бизнеса (и никелевого в том числе!) стали рассматривать выделенные грант и кредит как своего рода крючок, который по неосторожности «заглотил» флагман российской и мировой цветной металлургии.

Детальная проработка программы реконструкции с учетом всех особенностей реализации показала, что первоначальную стоимость проекта надо увеличить почти в 5 раз, до 420 миллионов долларов. И «Норильский никель» уже вложил в реализацию свыше 73 своих миллионов «зеленых».

Но норвежская сторона упорно обращает внимание только на низкое освоение средств, выделенных по линии гранта и кредита. Однако когда «Норильский никель» обратился к распорядителям кредита с предложением выделить 9 миллионов долларов на покрытие затрат по закупке немецкого оборудования для участка брикетирования обогатительной фабрики в Заполярном, то получил отказ.

И вот тут, пожалуй, собака и зарыта.

От какой печки плясать?

Не могу отделаться от мысли, что соседи не мытьем, так катаньем навязывают Кольской ГМК плавильную технологию, совершенно не пригодную, как показала практика, для используемой ею руды. В 2001 году норвежцы выделили деньги в жесткой увязке с обязательством внедрить в плавильное производство в Никеле так называемую двухзонную печь Ванюкова (ДПВ). Идея тогда казалась заманчивой, процесс-то такой плавки очень толковый и выбросы дает маленькие.

За свои деньги Кольская ГМК построила и провела испытания на опытно-промышленной установке ДПВ. Суммарные затраты на эти исследования превысили 100 миллионов рублей. А результат оказался неутешительным: «печка» работает, но наше сырье для нее не подходит.

И вот здесь самое время напомнить, от какой условной «печки» начались все предыдущие российско-норвежские пляски. Помните, соседям очень не нравилось, что на их территорию ветер доносит выбросы двуокиси серы? Так ведь запуск участка брикетирования обогатительной фабрики в Заполярном (25 километров по прямой до Никеля) вполне сопоставим с точки зрения уменьшения выбросов серы в атмосферу с теоретическим запуском ДПВ в Никеле.

«Норильский никель» резонно предложил: а чего, господа, горячиться и торопить события? Заканчиваем участок брикетирования обогатительной фабрики в Заполярном, несколько лет наблюдаем за атмосферой вместе с учеными-экологами обеих стран, делаем выводы, считаем дальнейшие затраты каждой стороны, если результаты наблюдений покажут, что нужно еще что-то делать с производством. Но господа уперлись: или печь Ванюкова в Никеле, или ни цента.

Да тут экологией и не пахнет! Конкурентная экономическая подножка в чистом виде.

Кто кого загрязняет

- Когда изучаешь данные их собственных институтов по загрязнению воздуха - картина сегодня самая благополучная! - размышляет Михаил Шкондин, начальник отдела экологической безопасности Кольской ГМК. Но есть у нас и результаты исследований норвежских медицинских учреждений 1994 - 1995 годов, когда выбросы «Печенганикеля» были в разы больше. Так вот, тогда никакого существенного влияния на здоровье населения Северной Норвегии наши выбросы не оказывали… А в 2009 году выбросы диоксида серы сократились на 145 тысяч тонн, или на 60 процентов, к уровню 1997 года. Согласитесь, впечатляет?

И еще один малоафишируемый факт. Я очень хорошо отношусь к простым людям в Норвегии - это надежные друзья простых людей Кольского Заполярья. Но с норвежской территории летит на территорию России по воздуху тысячи тонн всякой гадости.

Цифры - вещь упрямая. В год на норвежскую территорию долетает от нас не более полутысячи тонн двуокиси серы. А от их промышленных предприятий к нам летит 3,5 тыс. тонн окиси азота и 1,5 тыс. тонн аммиака. Роза ветров на севере такова, что преобладает перенос с западных направлений. А по воздействию на человека двуокись серы, окись азота и аммиак - это вредные вещества одного порядка.

Так от какой «печки», господа, будем плясать?

Кольская ГМК - компания законопослушная. С помощью норвежцев, без нее ли, но свои экологические обязательства перед жителями Никеля, Заполярного, а следовательно - и Северной Норвегии, она выполнит невзирая на существенные расходы. Но обидно, что роза ветров в реализации насущного проекта по реконструкции металлургического производства в Никеле и Заполярном по вине наших северных соседей меняет привычные добрососедские очертания.

Павел ВИШНЕВСКИЙ