«Работа Лаврова за последние дни стала апогеем его карьеры, которую он посвятил блокированию опасных, как считает Кремль, односторонних действий США и американской обособленности. Свои задачи Лавров выполняет настолько эффективно, что ему дали прозвище «Мистер Нет», а высокопоставленные американские руководители, включая Хиллари Клинтон и Кондолизу Райс, заявляли, что контакты с ним часто приводили их в ярость.

Будучи техническим мастером дипломатии при своем боссе, президенте Владимире Путине, Лавров маневрирует вокруг Соединенных Штатов, предотвращая односторонние военные удары и утверждая роль России. А Россия в это время продолжает поставлять Асаду оружие и обеспечивает ему дипломатическое прикрытие, пока он подавляет восстание.

Но в общем плане Лавров стремится привлечь Соединенные Штаты к диалогу, который, как надеется Кремль, создаст прецедент и упрочит роль России в международных делах не на базе устаревшей системы понятий холодной войны, а на основе ее собственного мировоззрения, в котором предпочтение отдается государственному суверенитету и стабильности с сохранением статус-кво, а не демократии по западному образцу.

Поступая таким образом, Лавров полагается на свой многолетний опыт, причем не только на 10-летний опыт работы министром иностранных дел. Он более десяти лет представлял Россию в Организации Объединенных Наций, где узнал все тонкости функционирования Совета Безопасности, а также обрел богатый международный опыт в вопросах разоружения, в том числе в Ираке.

«На сегодня он один из самых высококвалифицированных дипломатов в мире, - заявил главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. - Время настоящей дипломатии вернулось».

Лавров давно уже был готов к такому развитию событий. В 1972 году он окончил Московский государственный институт международных отношений, а в 1981-м поехал в Нью-Йорк в Организацию Объединенных Наций после непродолжительной командировки в Республику Шри-Ланка и работы в Москве.

В ООН он произвел впечатление человека весьма подготовленного и владеющего информацией, хотя на вид был рассеян и постоянно машинально рисовал что-то в своем блокноте во время продолжительных заседаний.

«Он всегда что-то рисовал, вроде бы бездельничая, но мозг у него работал постоянно», - говорит Чарльз Дьюлфер, работавший в 1990-е годы заместителем руководителя группы инспекторов ООН по вооружениям и часто встречавшийся с Лавровым в штаб-квартире этой организации в Нью-Йорке.

По словам Дьюлфера, богатый опыт работы Лаврова с инспекторами ООН, искавшими оружие массового поражения в Ираке, помог ему быстро проанализировать ситуацию в Сирии и разработать вместе с Керри подробный план. «Он знает все эти вещи, потому что сталкивался с ними по Ираку, - говорит Дьюлфер. - Он знает, что можно сделать, когда работают независимые инспекторы».

Есть и более циничная точка зрения на Лаврова. Как говорят аналитики и западные дипломаты, он преследует политическую цель, а не цель разоружения, и приемами дипломатического джиу-джитсу пытается выиграть время для режима Асада.

Заядлый курильщик Лавров известен как дипломат старой школы. Он полностью проигнорировал попытку Генерального секретаря ООН Кофи Аннана запретить курение в штаб-квартире организации, заявив, что здание ему не принадлежит. Ему нравятся сигары и виски, а к его увлечениям относятся такие виды спорта, как рафтинг и лыжи.

Иногда у него бывают вспышки гнева. Когда фотограф попросил Лаврова, Керри и спецпредставителя Лахдара Брахими попозировать после встречи в Женеве, он сказал: «Не отдавайте нам приказы, просто улавливайте момент».

Лаврову 63 года, а Керри 69. Похоже, они быстро нашли точки соприкосновения, поздно ужиная, выпивая у камина и прогуливаясь по саду. Кому-то, особенно на Западе, мужественность и сила Лаврова, а также его старомодное рыцарство кажутся порой граничащими с сексизмом. А его почитатели говорят, что это просто приличествующий джентльмену шарм.

Бывший министр иностранных дел Австрии Урсула Плассник назвала Лаврова «одним из самых умных, информированных и уважаемых внешнеполитических игроков на мировой сцене». По словам Плассник, во время первого визита в Москву Лавров встретил ее возле легендарного ресторана «Кафе Пушкинъ» с букетом желтых роз.

«Во время переговоров за закрытыми дверями мне время от времени приходилось напоминать Сергею Лаврову, чтобы он не пытался нас терроризировать, и он обычно реагировал на это с улыбкой, - вспоминает она. - Меня нисколько не удивляет тот факт, что он в вопросе урегулирования сирийского кризиса с такой легкостью и решимостью вышел в центр сцены».

То, что Лавров наслаждался моментом в Женеве, не укрылось от глаз российских репортеров, освещавших переговоры и его участие в них. Тем не менее он был недоволен в той же степени, что и удовлетворен, отмечают они. Когда утром в субботу журналистка с испаноязычного телеканала задала ему вопрос, он сказал, что она «красива». Перед пресс-конференцией он шутил с репортерами, извиняясь за опоздание.

Он добродушно подшучивал на своем великолепном английском, но когда позднее во время пресс-конференции его попросили ответить на вопрос на английском, Лавров отказался, настаивая на русском языке в связи с официальным характером мероприятия.

По словам политолога из Института мировой экономики и международных отношений Георгия Мирского, на самом деле сирийский план - это идея Путина, но его поставят в заслугу Лаврову.

«В учебниках по истории будет фигурировать Лавров и Керри. Лавров как великий человек, который спасет Сирию от американских ударов, а также спасает Барака Обаму от унизительной и неприятной ситуации в Конгрессе, - сказал Мирский. - Он чиновник, он хороший дипломат. Он знает, что почем. И он никогда не скажет ничего такого, что идет вразрез с официальной линией».

Мирский добавил: «Конечно, здесь присутствует определенная доля риска, потому что Башар Асад может испортить всю картину. Если он решит снова применить химическое оружие, это будет очень неприятно».

Дэвид ГЕРШЕНГОРН, Майкл ГОРДОН, («The New York Times», США.)