«Мы - в России! Мы - в России! Мы - в России!» - это звучало почти как заклинание, как некий магический код. Эти слова сначала произнес один человек - со сцены, а потом с ходу подхватила толпа - тысячи и тысячи людей, собравшихся в минувший воскресный вечер на главной площади Симферополя. А затем, чуть позже, народ стал скандировать то, что короче и проще, самое родное и близкое: «Рос-си-я! Рос-си-я! Рос-си-я!». И длилось это очень долго, непривычно долго. Я никогда в жизни не видел ничего подобного и, скорее всего, не увижу...

Так - ослепительно празднично, всенародным ликованием - заканчивался этот день в столице Крыма, после того как глава республики Сергей Аксенов огласил предварительные результаты голосования. Потрясающие! Не вызывающие сомнения, что эта автономная республика, уже провозгласившая свою независимость от новой Украины, стала частью России. Впрочем, все, конечно, так, но все же не совсем.

- Мы не присоединяемся к России. Нет! Мы - возвращаемся домой...

Эту фразу нам, журналистам «Мурманского вестника» и нашим коллегам с ТВ-21, единственным представителям мурманских СМИ на референдуме, говорили многократно. И керчане, и севастопольцы, и жители столицы Крыма - симферопольцы. Не все, конечно. Но подавляющее, безусловное большинство.

В Симферополе в день голосования все было не просто спокойно, все происходило, как в благословенные советские годы, в атмосфере праздника. Никаких тебе конфликтов, споров-вздоров-разговоров. Причины такого почти идиллического спокойствия? Их несколько. Во-первых, то, что Крым всегда был по определению русским, если, понятное дело, забыть про причуды Хрущева. Во-вторых, казаки. И донские, и терские, и кубанские. Они, кажется, съехались в эти дни в Тавриду со всего казачьего мира.

Мы, кстати, неожиданно среди кубанцев повстречали земляка. Один из казаков, что стояли дозором у Верховного совета Крыма (совсем недавно это учреждение называли радой), оказался нашим земляком. Подводник Ярослав Ананьев учился в Североморске, а служил в Гаджиеве. Ныне живет в Краснодаре.

Но решающим, безусловно, стал третий фактор. Это Россия. Даже не хочется сейчас говорить о поддержке всенародной, общей, каждого из нас, готовых не просто помочь морально и материально, но - в любой момент ехать в Крым защищать полуостров от новой коричневой чумы. Я о государственной политике - о четкой позиции президента и всего руководства страны. И как закономерный итог - о так называемых «вежливых людях», что пришли сюда как сдерживающая «мягкая сила» после победы национал-майдана и прочих ультрарадикалов. Это русские войска. О которых, надо признать, у нас открыто говорить не принято. Именно они стали здесь гарантом стабильности и мира.

Как сказал нам один старый симферополец:

- До их прихода у нас было очень напряженно, тревожно. А потом все стало спокойно. Да вы сами видите!

«Вежливых людей» мы за несколько дней нашей командировки наблюдали неоднократно. Внешне они ничего в Крыму не делают - никаких зримых признаков активности, не говоря уже о боевой работе. Просто стоят парами. С такими вот ребятами в форме нам не раз довелось общаться в день голосования в Симферополе. Форма - без каких-либо знаков различия.

Ребята очень молодые, предельно сосредоточенные и очень молчаливые - не разговорить. Белая повязка у каждого из них на рукаве.

А еще был «Беркут» - тот самый, киевский. Заставить что-то рассказать этих фактурных, уверенных в себе, испытанных огнем и смертью спецназовцев было еще труднее. Но кое-что они нам все-таки сказали. И о Киеве, и о Крыме, и о себе...

- Я был на Грушевского и на Крещатике. Пока на Украине не разберутся с радикалами, жизни там не будет, - убежден один из бойцов, Валерий. - А в Крыму нас приняли замечательно. Как родных людей...

На прощание интересуюсь у ребят: а они-то проголосовали? Оказалось, да. И гражданство, кстати, у Валерия уже российское.

На наше спасибо за возможность пообщаться «беркуты» отвечают:

- Это вам спасибо!

Переспрашиваем, еще не понимая, что нас - русских журналистов - здесь полностью ассоциируют с нашей большой и верной братскому долгу Родиной, и слышим в ответ:

- За то, что не бросили!

А на избирательном участке, где мы побывали, - он находился в симферопольском медицинском институте - во второй половине дня людей уже было немного, большинство пришли сюда еще ранним утром, к самому открытию. Как признались здешние девушки-хозяюшки, сотрудницы участка, явка на референдуме исключительная, ничего подобного они прежде не видели:

- Представляете, люди делают отметку в бюллетене и фотографируют их. Все понимают, что участвуют в историческом событии…

Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Дмитрий КОРЖОВ, Симферополь.