Заместитель председателя областной думы Вячеслав Попов работает депутатом регионального парламента свой первый созыв. Но назвать его новичком в политике язык ни у кого не повернется. Бывший командующий Северным флотом, тринадцать лет назад он сменил мундир адмирала на пиджак политика. Почти десять лет проработал в Совете Федерации, где представлял как раз Мурманскую областную думу. С этого периода мы и начали разговор.

- Насколько трудно было входить в атмосферу политики после командования флотом?

- Не могу сказать, что были трудности, нужно было просто освоиться, привыкнуть к новой системе взаимоотношений. На флоте больше ясности, открытости, меньше подводных течений и камней. А в Совете Федерации, да и вообще, я бы сказал, в системе законодательной власти любого уровня, работа очень тонкая. Не всегда с первого взгляда ясна глубина проблемы, будь это вновь принимаемый законопроект или закон, который уже Государственная дума приняла, - одобрить его или не одобрить?

Вот это было необычным. С первого взгляда кажется - ясно, а когда начинаешь смотреть глубже, советоваться со специалистами в этой сфере, то понимаешь, что там есть подводные камни, чьи-то интересы. В первое время надо было научиться это распознавать, чтобы сформировать свое личное мнение и в соответствии с ним проголосовать.

- В глазах обычных граждан Совет Федерации нередко представляется чем-то вроде Палаты лордов - почетным, но не особенно влиятельным органом. Так сказать, промежуточным звеном, которое штампует принятые Госдумой законы, перед тем как их подпишет президент...

- Да, мнение распространенное, но базируется оно во многом на ситуации 90-х. Тогда было ярко выраженное противостояние законодательной и исполнительной власти. Начиная с 1993-го, с расстрела парламента танками, и до начала 2000-х - это годы противостояния и Госдумы, и Совета Федерации с исполнительной властью. Было очень трудно договариваться, много оставалось несогласованных вопросов, невозможно было принять некоторые важные законы.

На этом фоне сегодняшняя стабильность у кого-то вызывает впечатление послушного парламента или послушной верхней палаты. Это не так, и сейчас объясню почему. В 90-х Совет Федерации действительно часто отклонял законы. Теперь это редкое явление. Но не как результат «послушания». Причина в другом: с 2000 года этот орган стал действовать на профессиональной основе. Туда выдвинуты представители регионов, и работают они каждый день. Не два раза в месяц, как было прежде, а каждый день.

Изменилась и форма работы. Еще при мне появилось такое неофициальное выражение - «нулевое чтение». Если Совфед при «нулевом чтении» жестко выразит свою позицию, намерение отклонить определенный закон в случае его принятия, поскольку он не соответствует интересам регионов, - документ откладывается и на первое чтение не поступает. Создаются трехсторонние рабочие группы с участием представителей Госдумы, Совфеда и правительства, и вырабатывается компромисс. Таких случаев не единицы и не десятки, а сотни.

- А не было ли после флота поначалу чувства отторжения - дескать, здесь не мое?

- Вот этого не было. Наверно, потому, что я сразу же начал работать в комитете по обороне и безопасности. Другие его члены в подавляющем большинстве тоже пришли с серьезных должностей из Вооруженных сил и других силовых структур. Поэтому те законы, которые нам приходилось принимать, да и не только законы - вся повседневная работа в комитете была мне понятна.

Первые три года я являлся также членом комиссии по информационной политике, где тоже было очень интересно работать. Еще до прихода в Совет Федерации, на военной службе, у меня сложилась твердая позиция - в XXI веке войны нужно уметь выигрывать бескровно, в информационном поле. Оно сейчас настолько глобально, что формирует и образ мыслей, и поступки человека. Вопрос в том, какую информацию ему преподносят - создающую образ друга или врага. И если последнее, то, значит, на планете возникнут новые источники напряженности...

В состав этой комиссии я вошел специально, понимая значение информации для существования и развития мира, для формирования личности и общности людей. Сочетание членства в комитете по обороне и безопасности с членством в комиссии по информационной политике - как раз то, что позволяло мне с полной отдачей выполнять функции сенатора, представителя Мурманской областной думы.

- Информационные войны - реальность наших дней. Но не кажется ли вам, что мы пока в этом плане отстаем?

- Да, пока отстаем и проигрываем. Работая в Совете Федерации, я не раз бывал в служебных командировках за границей. И там собственными глазами видел, насколько, как говорят в Одессе, две большие разницы между тем, что вещают о России СМИ (сплошной минус!), и тем, что слышишь от людей при личных контактах. Раза три, наверное, оказывался в такой ситуации. Со многими познакомишься, работая в какой-то одной системе, например в Северном совете, всех уже знаешь, и получается так: выходит твой знакомый выступать на заседании и излагает тезисы против России, а после, в кулуарах, подходит и говорит: «Вячеслав, ну ты пойми, я-то думаю по-другому, но должен был говорить именно так...» Ребята, ну как вы так можете? С трибуны - одно, а в душе - другое... Пресловутые двойные стандарты у них очень развиты.

- Сразу же извечный русский вопрос: что делать?

- Контактов я не потерял, все отслеживаю и наблюдаю. С моей точки зрения, системой информации сейчас серьезно занимаются. Очень серьезно! Нам важно показать правду, разъяснить, какова Россия сегодня... Про 90-е годы не хочу говорить, поскольку это наш стыд. Мне тогда столько раз было стыдно за нашу вышестоящую власть, слава богу, что сейчас этого нет. Сейчас все понятно, ясно. И донести нашу позицию, показать истинную Россию миру - крайне важная задача. Речь не о том, чтобы продемонстрировать что-то надуманное, нет - то, что есть на самом деле. Просто рассказать правду - как это сделал Путин в Мюнхене или совсем недавно в Сочи на Валдайском клубе. Правду! Они не привыкли слышать ее в глаза, они вечно «заводят рака за камень». Нужно суметь это перебороть.

Мы встали на этот путь, и очень активно. Открываются новые компании, вот недавно в Лондоне появилось бюро «Раша тудей». Больше чем уверен, скоро оно наберет популярность, потому что у нормальных людей есть потребность узнать не просто другое мнение, а правду. Но без этой разъяснительной работы до нее сквозь завалы кривды не докопаться. Вот почему информационная политика государства сегодня колоссально важна. Но она может быть эффективной, только если само государство сильно.

- Вы работали и до сих пор работаете в Морской коллегии при правительстве РФ. То есть принимали участие в повороте к усилению России, к обновлению ее Вооруженных сил, в частности морской составляющей ядерной триады.

- Знаете, в советское время была формулировка «наиболее вероятный противник», потом нас заставляли говорить «партнеры». Военные схитрили и стали говорить так: «вероятные партнеры»... Так вот, если оценивать морские силы наших «вероятных партнеров», надо признать их большое преимущество. У США десять мощнейших авианосцев, наш «Кузнецов» - сравнительно небольшой авианесущий крейсер. Но Военно-морской флот России, к счастью, не потерял способности нанести любому, кто на нас посягнет, неприемлемый для него ущерб. И это сдерживает горячие головы там. Сейчас не говорю о морской стратегической ядерной составляющей. С нею у нас - тьфу-тьфу-тьфу! - все в порядке, серьезного провала не было. Снижение - было, но не провал, как на других направлениях.

А сейчас стране необходим подъем. Во всем. И главное - в экономике. Но только сильная, стабильная внутренняя политика, поддержка гражданами избранной ими власти приведут к успеху. Власть же должна опираться на поддержку своих граждан, что сейчас, слава богу, и происходит. Это в свою очередь позволяет сформировать сильную, честную внешнюю политику по защите своих интересов - разумеется, с учетом интересов других стран.

- После работы всероссийского масштаба вы пришли в областную думу. Не показалось ли здесь, скажем так, тесновато?

- Ни в коем случае! По двум причинам. Во-первых, почти 10 лет я был представителем Мурманской областной думы в Совете Федерации, поэтому постоянно находился в контакте с регионом. Проблемы области были понятны, я был также и участником многих событий здесь. Да и сейчас, будучи региональным депутатом, остаюсь членом Морской коллегии, и по этой тематике много приходится работать на федеральном уровне. Иметь своего профессионала в Морской коллегии - это в интересах нашей морской области. Коллегия прежде всего решает проблемы приморских регионов. Так что с федеральным уровнем я не расстался, и, получается, одно дополняет другое.

Еще когда я работал председателем комиссии по национальной морской политике, мы поднимали проблемы Арктики. Нам удалось это сделать, и сейчас все видят, какое значение центральная и региональная власть придают Арктике. Мы и дальше должны оставаться здесь лидерами.

Майский указ президента об определении южных границ Арктической зоны и постановление правительства о программе ее развития определяют Мурманскую область стратегическим центром. Шла длительная борьба, кто им станет - Мурманск или Архангельск. Не без нашего участия победила рациональная точка зрения, и на Мурманскую область в этой программе выделены самые большие ассигнования. Они пойдут на развитие и «Атомфлота», и Мурманского транспортного узла, который наконец-то вошел в практическое русло. В отношении него уже приняты решения, заключены контракты. Одним из элементов МТУ являются автоподъезды к Мурманску - результаты этой работы уже можно, что называется, пощупать.

Севморпуть - практика показала, насколько это выгодный маршрут. Однако без наших ледоколов он не сможет эффективно функционировать. Это один из рычагов управления и влияния. Поэтому, считаю, моя работа в Морской коллегии для Мурманской области весьма полезна.

- Какова должна быть роль нашей областной думы во всех этих масштабных начинаниях?

- Когда на федеральном уровне ставятся такие стратегические задачи, для регионального законодательного органа работы всегда непочатый край. Чтобы федеральные нормы функционировали, требуется ряд законодательных актов для создания здесь условий, касающихся, например, экологических задач, использования земельных участков и многого другого.

У нас есть одна слабость - между «что делать» и «как делать» часто происходит девальвация. Это к тому, что законы должны приниматься прямого действия. Пусть он будет не на трех листах, а на трех сотнях, но там должно быть прописано все и для всех. Чтобы не было такого - принимаем закон, а подробности - по постановлению правительства. Которое, во-первых, когда еще выйдет, а во-вторых, вполне может обесценить закон.

Вот пример. Долго не могли принять закон о портах, чтобы перевести фактически российские суда назад под наш флаг. Наконец приняли очень хороший закон, но правительство издало такое постановление, что флот под наш флаг не пошел, так как содержание закона было выхолощено. Считаю, это больное место.

Но есть и другой пример. Несколько лет назад в Совфед поступил пакет документов с проектом закона, касающегося борьбы с терроризмом. И к нему постановление правительства - подписанное. Не проект, а, подчеркиваю, подписанный документ. Тут же приказ одного министерства, другого, планы, инструкции, и тоже подписанные. Когда все продумано и доделано до конца, уже никто не сможет изменить суть закона.

- Какую оценку вы бы дали нашему областному законодательному органу? Насколько эффективно, на ваш взгляд, он работает?

- По сравнению с прошлыми созывами, с моей точки зрения, сегодня более эффективно. Прогресс однозначно есть. Мы наблюдали раньше противостояние думы и исполнительной власти. И мне нравится, что сейчас они действуют согласованно. В том числе за счет того, что созданы рабочие группы, которые, как уже принято в Совфеде, на «нулевом» чтении доводят документы до нужной кондиции. На рассмотрение думы они поступают уже проработанными нашими комитетами. Бывают, конечно, и срочные законопроекты, но это не система, а единичные случаи.

Оппозиция, конечно, будет критиковать - работа у нее такая. Но законопроект к нам не с неба падает, он приходит уже на начальном этапе проработанным. Это означает взаимодействие двух ветвей власти. Сегодня, считаю, оно у нас очень хорошее в сравнении с предыдущими периодами. Это - профессиональная работа, это - нормальное положение дел.

Сейчас практически перед каждым заседанием думы губернатор встречается с фракциями. С каждой фракцией. Поэтому, когда документ приходит сюда, нет драки, которые бывали прежде. Понятно, что кто-то не согласен и будет голосовать против. Но система взаимодействия находится сейчас на хорошем уровне.

- Как и все депутаты, вы ведете прием граждан. С чем идут к вам люди, часто ли удается помочь?

- С разными проблемами приходят. Кто-то с масштабными, системными, кто-то - с личными. Например, до недавнего времени очень остро стояла проблема с жильем уволенных военнослужащих. Остроту удалось снять целым комплексом принятых мер. Это зависело от решения федеральных органов, и мы заняли активную позицию в поисках выхода именно на федеральном уровне.

Сюда приезжали два заместителя министра обороны, им всё показали и рассказали. Проблему решили очень быстро, однако не до конца. Сейчас выходит новый закон, касающийся тех, кто был уволен до 2005 года, - они попали в ситуацию, когда «по букве» жилье им было не положено. Теперь ситуация исправляется. Это инициировала наша дума, в чем я принимал активное участие.

Потом возникли немалые сложности с передачей объектов Минобороны муниципалитетам. Традиционная проблема - наш жилкомхоз. Практически на любом приеме что-то, связанное с ЖКХ, обязательно прозвучит. И во все это необходимо вникать.

- Много лет уже вы занимаетесь огромным комплексом задач, но вот скажите честно - по флоту скучаете?

- А почему я должен скучать? Я с флотом не расставался! Сейчас являюсь президентом Ассоциации регионов, городов и предприятий, шефствующих над Северным флотом. Тут тоже хватает разнообразных, пусть и не всегда заметных, хлопот.

- Ну и вопрос напоследок. Вячеслав Алексеевич, для военного дом там, где приказали. Тем не менее что для вас Мурманская область?

- Моя жизнь... Больше 40 лет я связан с Севером - с курсанта, с лейтенанта. Прослужил более 30 лет и, уйдя со службы, продолжаю работать сначала представителем Мурманской области в Совфеде, сейчас - в областной думе. Для меня это жизнь, моя жизнь...

Беседовал Игорь КАТЕРИНИЧЕВ.