Снимок вверху сделан в июне 1942-го - после очередной бомбежки Мурманска. Город тогда немцы бомбили особенно интенсивно - методично, последовательно уничтожая квартал за кварталом.

Как вы видите на снимке, в борьбе с пожарами участие принимали и моряки с кораблей коалиции, которых в ту пору в нашем порту стояло немало. Молоденькая мурманчанка, похоже, в районе нынешней улицы Буркова, угощает помогавших в этом непростом деле англичан свежей водичкой. Водица, должно быть, колодезная - холодненькая, приятная на вкус. А девчонка еще и улыбается замечательно - как-то очень светло и открыто. Пока такое общение возможно. Запрет на любые контакты с иностранцами в городе введут в том же году, но чуть позднее - 25 августа.

«Разговаривать с иностранцами нам запрещалось, отношения с ними были вежливо-отчужденными. Англичан запомнила как чопорных, но порядочных людей, высокого мнения о себе… А вот американцы, напротив, были очень демократичны…» - вспоминала сотрудница таможни Юлия Петрова.

Единственная официальная возможность проводить время с иностранцами - Интерклуб, но сюда попадал не всякий - отбор девушек шел через районные комитеты комсомола. Командир моторной части К-21 Константин Сергеев в своей книге «Лунин атакует «Тирпиц» отмечал, что в Интерклуб наши офицеры не ходили - там было неинтересно: «Иностранные моряки после очередного удачно окончившегося рейса на радостях очень крепко выпивали… Не стоит также говорить об «ограниченном дамском контингенте», который там бытовал постоянно. Нередко бывали там жестокие драки по самым разным причинам, в том числе национальным и расовым…»

Шотландцы без волынок и барабанов никуда.

А вот как рассказывает об Интерклубе американский моряк Рональд Райт (цитирую по книге Алексея Киселева «Как жили и сражались мурманчане в войну: менталитет северян в 1941-1945 годах»): «Вечерами нас доставляли на берег, где можно было скоротать время в Интерклубе. Там имелся читальный зал и библиотека, можно было посмотреть фильм или послушать лекцию. Большинство фильмов было из предвоенных, а что касается лекций, то их тематика не способствовала успеху у аудитории: «О проявлении трусости среди иностранных моряков во время караванов» и другие. Поэтому основное развлечение сводилось к выпивке и танцам…»

Экипажи иностранных судов были многолики и экзотичны. Кого только не было в эти дни в Мурманске! И американцы, и французы, и малайцы, и поляки, и британцы всех мастей (вроде живописных оркестрантов-шотландцев на еще одном снимке, который вы видите на этой странице), и самые разные латиноамериканцы, и даже русские эмигранты. Об одном таком я несколько лет назад рассказал в романе «Мурманцы 1942».

Совместная с американцами погрузка на катера торпед. Баренцево море. 1943 г.

В целом моряки союзных конвоев были мужественные, самоотверженные люди. Оно и понятно, их работа неизменно была связана с немалым риском. Многие из них не вернулись домой. Часть погибла по дороге в Советскую Россию, часть уже здесь - в нашем порту и на подходе к нему. Некоторые похоронены в нашей земле - и в Мурманске, и в Североморске.

Однако для союзников, и об этом всегда нужно помнить, все же эта война не была борьбой за жизнь, вопросом существования нации, народа, родной земли. Конвои для многих из них оставались работой - опасной, чрезвычайно рискованной, но выгодной, не просто достойно, но в высшей степени неплохо оплачиваемой. Хорошим бизнесом, если, понятное дело, уцелеешь, не сгинешь в этой кровавой бойне, которой был подчас путь союзных караванов на Русский Север.

Как отмечает в книге «Причалы мужества» капитан дальнего плавания и писатель Борис Романов, «экипажи по контрактам получали особое вознаграждение, когда они подвергались налетам авиации, подтверждением чего должен был явиться расход боеприпасов. Поэтому зенитные орудия на пароходах в порту приводились в действие при первом же намеке на появление самолетов». При таком раскладе снаряды, понятное дело, не щадили. Зрелище, полагаю, в свете прожекторов было ярким, эффектным. Однако и эффективным - сильный, хоть и беспорядочный огонь вынуждал немцев бомбить с максимальных высот, часто не доходя до намеченной цели.

Надо сказать, выходы союзных моряков в Мурманск, увольнения на берег властями порта почти не ограничивались, чем те, как мы уже убедились, не без удовольствия пользовались. Центром отдыха были уже упоминавшийся Интерклуб и ресторан гостиницы «Арктика», пока его в конце 42-го не разбомбили асы люфтваффе. Конфликты с местным населением, конечно, случались, но в целом взаимоотношения оставались вполне себе дружескими, доброжелательными.