Социальных сирот прибавилось

На начало этого года в России было 30,3 миллиона детей. Из них сирот и тех, кто остались без попечения родителей, - 406 128. Об этом сообщила в феврале на Совете по вопросам попечительства в социальной сфере при правительстве РФ вице-премьер Татьяна Голикова. Она подчеркнула, что в начале 2021 года было отмечено сокращение численности последних на 6,6 процента. При этом на 8,4 процента снизилось количество детей, изъятых у родителей.

Почти две трети случаев сиротства связаны с лишением и ограничением родительских прав, около трети - со смертью родителей.

В Мурманской области, по сведениям, предоставленным региональным министерством образования и науки, число детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, выявленных за 2020 год, составляет 252 человека, это немногим больше, чем в 2019 году (246 человек).

За первый квартал этого года у нас 50 вновь выявленных детишек-сирот и оставшихся без попечения родителей. То есть динамика без особых изменений, колебания незначительные. Семей, находящихся в социально опасном положении, в первом квартале 2021-го было 472 (на конец прошлого года - 455). Число детей из этих семей - 907 (882). Именно такие - первые поставщики социальных сирот. И количество их пусть незначительно, но растет. Это подтверждает и статистика отделения несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, Мурманского центра социальной помощи семье и детям. Сюда на временное содержание поступают ребятишки, находящиеся в трудной жизненной ситуации.

Подсчеты за первый квартал показали рост числа подопечных центра по сравнению с прошлым годом. За весь 2020-й через отделение прошло 113 ребят, за первый квартал 2021-го - 62. Что, впрочем, неудивительно. Трудный ковидный год нанес удар по экономике всех стран, включая и Россию, по благополучию граждан. Особенно разрушительно прошелся он по семьям, где и без того все было не слишком, где родители склонны к выпивке и держались, можно сказать, на честном слове. Но держались. А тут - пандемия, цены растут, ребенок растет... Ну как тут не запить?

Нелегкие судьбы

Накануне Дня Победы воспитанники Центра социальной помощи семье и детям из отделения несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, готовились к выступлению перед ветеранами Мурманского дома престарелых и инвалидов. Выучили песню «Катюша», стихи, сделали своими руками подарки - красочные поздравительные открытки.

Веселой стайкой забежали они на репетицию в помещение, где мы с завотделением Викторией Юрченко беседовали о работе отделения, его подопечных, детских нелегких судьбах.

Я спросила у одного из исполнителей «Катюши», восьмилетнего мальчика, шустрого, активного, веселого, нравится ли ему здесь, в центре. В ответ он сразу стушевался, отвел глаза в сторону, склонил голову и скороговоркой пробормотал: «Ну, нравится, конечно». А потом убежал от нас подальше.

- Конечно, они все любят свою маму, какая бы она ни была, все хотят жить дома, - объясняет Виктория Юрченко.

Этот мальчик в центре уже два года, хотя в среднем пребывание каждого ребенка составляет здесь от трех месяцев до года. Просто его мама то дает надежду на возвращение к трезвой жизни, берется за ум, бросает пить, то, забыв благие намерения, снова поддается искушению зеленого змия. При этом становится недоступной: дверь не открывает, на записки с просьбой позвонить не отвечает, трубку не берет.

Сотрудники центра еще надеются достучаться до нее, до ее сознания, до ее сердца, чтобы вернуть ребенка в семью. А уж как надеется на это сам мальчик, как старается делать все хорошо. Я побывала с детьми на их выступлении в доме престарелых, понаблюдала, как они пели, читали стихи, поздравляли растроганных ветеранов. И все единодушно отмечали этого мальчика...

Но он не только старательно поет. Ребенок, видно, посчитал, что в разлуке с мамой есть какая-то его вина. И примерным поведением пытается исправить ситуацию. Ведь, если он будет вести себя хорошо, если все-все будет делать правильно, мама заберет его отсюда. Два года уже ждет. Однако не исключено, что придется ставить вопрос о лишении ее родительских прав.

В это отделение попадают дети по разным поводам. Например, женщина, мать пятерых детей, ложится в больницу с одним из малышей. Есть у них бабушка, но уже очень старенькая. Семья полная, есть у детей папа, но он много работает. Поэтому обратилась мамочка за помощью в отдел опеки и попечительства, и четверых ее детей на время определили сюда. Или одинокая женщина ложится в больницу на плановую операцию, у нее двое детей, но нет ни мужа, ни родственников. Выход - определение детей в центр. Это действительно временные трудные жизненные ситуации, мамочки выйдут из больницы, а дети вернутся в семью.

Но в основном сюда поступают дети из семей, где родители пьют и перестают заботиться о своих чадах, где ребятишки оказываются предоставленными сами себе, а их воспитанием начинает заниматься улица. По сигналу в органы опеки и попечительства из детских учреждений, от соседей, неравнодушных людей детей забирают сюда и дальше решают их судьбу, работают с родителями, пытаясь пробудить их родительские инстинкты. В большинстве случаев это получается, жизнь в семье налаживается, дети возвращаются в родной дом. Но, бывает, ушедшие в пьянку родители дверь не открывают, трубку не берут. Тогда сотрудники центра обращаются за помощью в полицию и в отделы опеки и попечительства с вопросом о привлечении загулявших родителей к административной ответственности за неисполнение своих родительских обязанностей.

Несколько таких привлечений являются основанием для лишения родительских прав. А пока идет эта работа, с детьми в центре занимаются специалисты. При необходимости детям прививают гигиенические навыки, знакомят с правилами здорового образа жизни, школьников возят в школу, организуют детский досуг: интересные экскурсии, прогулки по городу, спортивные соревнования и много других мероприятий, в том числе праздники, к которым дети готовят выступления, да еще с собственной программой ходят к соседям, в дом престарелых, что расположен недалеко от центра.

Приютить всех

В основном дети сюда попадают сложные, работать с ними очень тяжело, признает Виктория Юрченко. Кто-то тихий, скрытный, кто-то, напротив, беспокойный, сверхактивный. Но все напряженные, настороженные. Как ежики. Постепенно они начинают оттаивать, ведь здесь работает целая команда специалистов, которые находят с ними контакт, выстраивают дружественные отношения. Очень сложно здесь подросткам, хлебнувшим вольной жизни. При своих пьющих родителях они приходили домой, когда вздумается, порой далеко за полночь. Здесь же и в школу их отвозят, и на прогулки ходят всей группой вместе со специалистом, никакой вольницы. Хотя прогулка может обернуться очень интересным походом - с костром, поджаренными сосисками, горячим чаем, спортивными состязаниями. Все это детям очень нравится.

Но попадают сюда и дети, у которых бродяжничество в крови.

- Был у нас такой ребенок в позапрошлом году, - вспоминает моя собеседница, - тринадцатилетний мальчик. Он убегал, его находили, привозили назад, он снова убегал. Его было не остановить. Потом передали его папе, живущему в другом городе. Кстати, забрали его от загулявшей мамы.

А вот года четыре назад был случай, когда привезли сюда настоящего маугли. Мальчику было около 5 лет, он оказался совершенно запущенным, неразвитым, даже ходить не мог, только ползал. На все обследования его приходилось носить на руках. Самостоятельно не умел ни есть, ни пить. Жил с мамой, которой выпивка затмила все, и о сыне, похоже, она почти не вспоминала. В центре этот ребенок находился примерно полгода. Научился держать ложку, самостоятельно есть. Начал вставать на ножки, но явная задержка в развитии все же была. Его потом поместили в специализированный интернат.

У этого отделения много добрых друзей в лице мурманских организаций и предприятий, всегда готовых прийти на помощь. Это Мурманский торговый порт, ОМОН, отделы полиции, следственный комитет. Их сотрудники общаются с ребятами, наставляют на путь истинный. Вместе и праздники справляют. Помогают и в реализации различных проектов.

Торговый порт, например, недавно помог создать комнату профориентации для детей. Сейчас там уже оборудована маленькая кухня. А будут еще и швейные машинки, и станки.

Но вот судьба ребенка решена: его или снова возвращают в семью, если ситуация выправляется, или забирают родственники под свое опекунство, или опекуном становится чужой человек, не родной по крови. Еще есть варианты: приемная семья или Центр помощи детям-сиротам, оставшимся без попечения родителей. По сути, это тот же детский дом. И зачастую попадают туда дети при живых родителях. Хоть и живы эти родители, но вредными привычками они довели себя до такой степени, что для собственных детей уже представляют опасность.

... Прошла ли мама мальчика, о котором речь шла выше, точку невозврата? Придется ли ему всю жизнь чувствовать себя виноватым в том, что она его бросила? Жизнь ответит на эти вопросы. Но лучше бы их не возникало.