Сергей Дубовой, председатель Мурманской областной думы, капитан первого ранга в отставке. Участник девяти дальних морских походов. Прошел все ступени службы - от командира штурманской боевой части до командира дизельной подводной лодки. Награжден орденом «За военные заслуги», медалями.

«Сколько дней провел под водой, не считал»

- Я родился в Киевской области, учился, мечтал поступать после школы на судоводительский факультет в Одесскую мореходку. Но потом мой старший товарищ, хороший друг, поступил в Каспийское военно-морское училище и говорит мне: «А давай на штурманский факультет к нам!» Поступил и, окончив его, в 75-м приехал в родной Краснознаменный Северный флот на дизельные лодки, в Видяево.

Было сложно, дизельные лодки не атомные, и системы управления другие, и навигация. Службу мы несли в основном в Баренцевом море, в Норвежском, в Северной Атлантике. Переходы порой были долгие, многомесячные.

Ко всем тяготам и лишениям вдали от родных берегов привыкли. Это нелегко, особенно в шторм, когда в надводном положении приходилось все задраивать, следить, чтобы вода не попала на какие-нибудь электромеханизмы. А штормило иногда сильно. Порой из-за зыби в океане, даже когда на глубине 60-70 метров, качало.

Как кормили? После выхода из базы свежая продукция: помидоры, огурцы. А потом все было консервированное - картофель в жестяных банках, квашеная капуста, консервы мясные, крупы. Кок готовил еду, все было очень вкусно. Ели, что есть, в зависимости от аппетита. Некоторые в шторм, когда качает сильно, ничего не ели, а у некоторых, наоборот, появлялся хороший аппетит.

Служил штурманом, и на командирском мостике довелось быть, потом был назначен старпомом. И затем командирские классы, три года командовал подлодкой, а затем ушел в военно-морскую академию. Был заместителем начальника эскадры подводных лодок по боевой оперативной подготовке, возглавлял Видяевский район базирования, уволился в феврале 2002 года в звании капитана первого ранга.

Сколько времени - дней, месяцев, лет - провел под водой, никогда не считал, хотя штурманом в навигационном журнале каждый раз после боевой службы писал, что за столько миль пройдено всего, сколько в подводном положении.

 Владимир Мищенко, первый заместитель председателя областной думы, председатель комитета по законодательству, государственному строительству и местному самоуправлению. Капитан первого ранга в запасе.

«Как я встречался с Каддафи»

- Я родился в Одессе, и мне была уготована стезя медика. Родственники по материнской линии у меня в нескольких поколениях медики. Мама хотела, чтобы и я связал жизнь с медициной. Но, окончив школу на отлично, я подал заявление в Киевское высшее военно-морское политическое училище, несмотря на то, что в нашей семье военных не было, а в Одессе в то время было престижно иметь торговые морские специальности.

По окончании военного училища получил направление, как и хотел, на Северный флот. И с 1984 года связал свою судьбу с подводным флотом. Начинал в 1987-м с дизельных ПЛ, а через три года - атомные (АПЛ). За плечами 4 автономки, одна из которых большая - 9 месяцев.

В составе экипажа мне пришлось выполнять задачи и в Средиземном море. Были заходы в Ливию и Сирию, где довелось встретиться с Муаммаром Каддафи. Лидер Ливийской Арабской Джамахирии организовал официальный прием для командования корабля. Нас встречали очень тепло. В этой стране тогда был очень высок уровень развития, как экономический, так и социальный: бесплатное образование, бесплатная медицина, земля и финансовые пособия выдавались жителям при рождении. Уровень жизни в Ливии в момент моего пребывания там можно сравнить с нынешним уровнем жизни в Арабских Эмиратах.

Во время службы на подлодке «Ярославский комсомолец» у нас было  много ребят-срочников из Ярославля. Лучшим стимулом в службе для них была возможность посетить родные места за достигнутые успехи в боевой подготовке. Я всегда был рад видеть счастливые лица ребят по возвращении их из отпуска.

Условия службы на дизельных лодках существенно отличаются от службы на атомных. Это сложно даже описать словами: все равно, что сравнить панельный дом постройки 70-х годов и современную 9-этажку.

Два похода совершил под командованием Владимира Ивановича Королева, будущего главкома ВМФ России. Благодарен судьбе за возможность служить с таким уникальным подводником.

Вся служба прошла только на Северном флоте. Моя общая выслуга составляет 42 года. Служил в Полярном, Гаджиеве, Гремихе, Оленьей губе.

Запомнился необычный случай, когда не жены встречали нас на берегу, а подводники встречали жен. Мы возвращались из автономки на базу в Гремихе в подводном положении. Туда на теплоходе отправились жены членов экипажа с детьми для долгожданной встречи. После всплытия в условиях плохой видимости были обнаружены неполадки в работе РЛС (радиолокационной станции). Командование флота приняло решение завести корабль для ремонта в Оленью губу. На АПЛ прибыли специалисты с завода для производства ремонтных работ. Ориентировочный срок ввода в строй материальной части первоначально был рассчитан на 3-4 дня. Семьи, уехавшие в Гремиху, с нетерпением ожидали там окончания ремонта и прибытия корабля. Однако по прошествии четырех дней устранить неисправность не удалось. Тогда семьи были доставлены морем к месту временного нахождения корабля - в Оленью губу, где в торжественной обстановке их встретил экипаж подводной лодки.

Александр Шестак, депутат областной думы, член комитетов по образованию, науке, культуре, делам семьи, молодежи и спорту, по природопользованию, экологии, рыбохозяйственному и агропромышленному комплексу, по транспорту, дорожному хозяйству и информатизации.

«Помню самоволки!»

- Я служил в военно-строительных войсках. Стройбат тогда популярностью не пользовался, хотя мы выполняли весьма важные государственные задачи. Это было накануне московской Олимпиады, строить нужно было много чего, и военных активно привлекали к этому.

Служил я в Загорском районе Московской области. Строили дороги, секретные объекты, где потом производилась продукция для космической обороны.

Не поверите, в армию я настолько сильно хотел, что бегал за военкомом города, просил его забрать меня. Тогда были другие времена, в армии служить было престижно. И я сам хотел проверить, насколько могу выдержать все тяготы срочной службы.

Самое сложное, что все приходилось делать вместе с сослуживцами - на учения, в столовую, в кино - все вместе. А я считал себя свободным человеком. Физически был подготовлен ко всему, занимался, наверное, всеми видами спорта, какие существуют. Борьба, бокс, футбол, мотокросс. Исключая балет и танцы.

С дедовщиной во время службы, конечно, сталкивался. Такие были времена. Но тогда все зависело от того, как ты умеешь выживать в этих условиях. Где-то отбивался от старослужащих, убегал, где-то хитрил - всяко было. Месяца три первых было очень тяжело, потом втянулся, появилось много друзей.

В армии я понял, что могу делать то, что и представить себе не мог. Например, в 25-градусный мороз у нас прорвало водопроводную трубу, нужно было, нырнув в ледяной колодец, найти и закрыть задвижку. И мы по очереди ныряли и пытались сделать это. И сделали, иначе была бы серьезная авария.

Помню самоволки. Сколько эмоций испытываешь, когда перелезаешь через забор с колючей проволокой, а потом, когда возвращаешься в три часа ночи обратно, стараясь, чтобы дежурный по части тебя не поймал. Кайф! А высший кайф, ради которого стоит идти в армию, - дембель. То, что я испытал, когда демобилизовался, когда начальник части назвал мою фамилию в числе тех, кто закончил службу, никогда в жизни не испытывал.

Конечно, как все, готовил и дембельский альбом очень долго, и парадная форма у нас была неуставная. А потом нужно было умудриться добраться из части до дома, чтобы не быть пойманным патрулем и не загреметь на губу.

Мне армия иногда снится. Если бы спросили, пошел бы я сейчас в армию, ответил бы, что пошел. Даже из-за моих друзей, которых встретил там.