Самой северной в России Мурманской и Мончегорской епархии Русской православной церкви исполнилось 25 лет. Этот маленький ее юбилей стал знаковым событием не только в духовной, а и в светской жизни Кольского полуострова.

Из глубины веков

Долгим и трудным был путь христианской религии в наш край. Проложил же его еще во времена царствования Ивана Грозного преподобный старец Трифон, основавший на Кольской земле первый православный монастырь. Настоящими проводниками православной идеи на Русском Севере явились монахи основанного им монастыря. Сподвижники преподобного Трифона Печенгского несли на Север не только христианские идеи. Они способствовали закреплению за Россией богатых минеральным сырьем, рыбой, птицей и зверем обширных территорий между Баренцевым и Белым морями. Они же на первых порах несли здесь и пограничную службу, защищая русскую землю и коренных жителей Кольской земли - саамов - от набегов иноземных захватчиков.

Но так уж сложилась судьба православия в нашей стране, что после распада Российской империи и рождения на ее обломках Советского Союза церковь, веками служившая опорой государства, сперва отделили от него, а потом и подвергли гонению. Печенгский монастырь большевики закрыли. На территории области сохранилось только несколько церквей, в том числе и представляющие мировую ценность редкой красоты деревянные храмы в селах Варзуга и Ковда да первая на Кольском полуострове каменная церковь в Коле, но служба и в них не велась. Лишь в послевоенные годы власти начали делать робкие шаги по пути возрождения православия. В 1946 году в Мурманской области открыли два православных храма, которые подчинялись архангельскому епископу.

Серьезные перемены в отношениях с церковью стали ощущаться, когда в 1989-м советское государство подписало Итоговый документ Венской встречи представителей государств - участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подтвердив тем самым, что впредь будет уважать права человека и основные свободы, включая свободу мысли, совести, религии и убеждений.

Свободу личности исповедовать религию или веру Советский Союз (а Россия - его правопреемник) обязался обеспечивать, в частности, способствуя климату взаимной терпимости и уважения между верующими и неверующими, поддерживать создание культовых учреждений на свободно доступных местах для проведения богослужений или общинных собраний. Но самым значимым для северян шагом в реализации этих планов стало создание в канун нового, 1996 года самостоятельной Мурманской и Мончегорской епархии, возглавил которую опытный священнослужитель епископ Симон. Сейчас в области уже свыше пятидесяти действующих церквей, которые и составляют основу епархии, преобразованной в 2013 году в митрополию. В области за последние годы открылось несколько храмов и для исповедующих другие религии.

Такая работа - учить и воспитывать

Так уж случилось, что мне одним из первых мурманчан довелось познакомиться с епископом Симоном, который впоследствии и стал первым мурманским митрополитом. По журналистским делам я был у командующего Арктическим пограничным управлением генерал-лейтенанта Константина Плешко. Во время нашей беседы в кабинет заглянул адъютант и доложил, что к нему приехал епископ Симон.

- Пусть заходит! - распорядился генерал и поднялся навстречу гостю.

Встреча генерала и владыки была весьма теплой. Я не хотел мешать им и стал прощаться. Однако оба попросили остаться.

К сожалению, их разговор, хотя и записанный на диктофонную ленту, сохранить не удалось. Но многое из него глубоко врезалось в память.

Всякая власть от бога, помнится, говорил владыка Симон, сославшись на Евангелие. Но иные руководители в советское время расценивали это лишь в угоду своей власти. Им было куда сподручней этими словами прикрывать свое пренебрежение чувствами верующих и священным долгом - быть подлинно отеческой властью для всех без исключения граждан страны. Общество же, стремясь расстаться со своим прошлым, теперь решительно двинулось вперед. Дошел черед и до дел религиозных. Постепенно, но неукоснительно реализуются провозглашенные новой властью конституционные свободы, в том числе свобода отправлять религиозный культ...

Мне тогда впервые пришлось быть в обществе церковного деятеля такого ранга, и я с большим интересом слушал его речь, похоже, рассчитанную не только на генерала, но и на меня. Увидев во мне заинтересованного слушателя, епископ стал говорить, адресуясь уже явно ко мне:

- Демократическое общество освобождает журналиста от всякого рода навязанных ему в прошлом лживых обязательств. Однако взамен обязывает его к долгу искреннего, правдивого, мужественного свидетельства и практических действий в условиях нового социального уклада жизни.

Поначалу он показался мне склонным к назидательности. Но ведь и работа у него такая - учить и воспитывать других на примере российских праведников. А слова его западали в душу. Я поверил в искренность намерений владыки с помощью церкви оказывать положительное влияние на мурманчан, поэтому так же искренне обещал помогать ему в меру сил своих и возможностей.

Конечно, мне, тогда коммунисту с почти полувековым партийным стажем, вроде бы не с руки было помогать церковному деятелю. Но к тому времени КПСС как ведущая сила социалистического общества уже не существовала. Распалось и само советское государство. Миллионы людей, носившие у сердца партийный билет, потеряли ориентир в жизни, разочаровались в предмете почитания. Между тем в каждом из нас подспудно живет данное от природы и изначально укоренившееся чувство священного, некая потребность поклоняться. Однако поклоняться объекту достойному этого, который был бы выше нас. А выше нас - только Бог. Но в годы советской власти это понятие было под строжайшим запретом. Людей с малых лет учили безбожию и поклонению партии, ее вождям, прежде всего Сталину. Но кумир миллионов людей был развенчан самой верхушкой КПСС, пришедшей к власти после смерти Иосифа Виссарионовича. Потом с таким же успехом опорочили Хрущева. Вера в вождей оказалась подорванной, а потребность в поклонении кому-то у людей осталась. Вот и потянулись бывшие коммунисты в храмы.

Василий Сергеевич Белоусов - старейшина заполярной журналистики. Полтора десятка лет работал в газете «Полярная правда», затем сорок лет являлся собственным корреспондентом ТАСС в Мурманской области. Автор двадцати книг. Предлагаем вниманию читателей главу из следующей его книги, которая будет называться «Путешествие в прошлое».

Знакомый священник, с которым однажды я поделился этими размышлениями, сказал мне:

- Ничто не происходит просто так. Во всем есть смысл и промысел Божий. А то, что многие бывшие коммунисты теперь ходят в церковь, вполне объяснимо: им надо очистить свою совесть, покаяться за безбожие.

Посильная помощь

Однако не только раскаяние приводит в храмы все новых и новых людей, в том числе и недавних коммунистов, открывших для себя, что христианские заповеди сродни моральному кодексу строителя коммунизма. Главное же в том, что церковь призывает людей любить свою Родину и служить ей не за страх, а за совесть. А так служить хотят очень многие.

Интересно, что тогда похожие рассуждения мне довелось слышать и от известных и уважаемых в Мурманске людей, в том числе недавних партийных и советских работников. С некоторыми из них я поделился впечатлениями от первой встречи с владыкой Симоном. Тогда и родилась у нас идея создать в городе общественный попечительский совет по оказанию помощи в строительстве епархии.

В состав совета, кроме меня, вошли председатель тогдашнего горсовета Юрий Мясников, мэр Мурманска Олег Найденов, заведующий отделом областной администрации по связям с религиозными организациями Владимир Кисенко, директор Мурманского филиала страховой компании «Энергогарант» Елена Третьякова, начальник главка «Севрыба» Георгий Тишков и еще несколько человек. Помощь наша епархии заключалась не только в моральной, а и в материальной поддержке. За короткий срок нам удалось собрать на строительство епархии весьма существенную сумму пожертвований. Все эти деньги были использованы по назначению.

Необходимость в нашем совете отпала, когда епархия прочно встала на ноги, - он был распущен.

Прислушиваться к словам пастырей

«Наш мир во зле лежит». Не мои это слова - они взяты из Евангелия. Но достаточно включить телевизор, чтобы убедиться в их справедливости. На вас сразу обрушивается мощь отнюдь не гуманной пропаганды. Иногда складывается впечатление, что вокруг нас только зло. Найти ему противостояние многие из нас и надеются в храме, одна из главных задач которого - формирование и развитие навыков нравственного поведения, чего так боится крикливое общество потребления. Церковь же утверждает иное.

Мне кажется, и неверие в Бога у нас было оттого, что мы с самого детства были лишены возможности общения с ним через посредство церкви. Ведь не секрет, что очень многих из нас, особенно людей старшего поколения, в детстве тайно крестили бабушки, а не матери с отцами. Время было такое. Но нельзя думать, что теперь все сразу ринутся в церковь. Процесс возвращения к вере очень сложный и длительный. Прислушиваться же к словам пастырей, считаю, надо. Хотя бы ради восприятия проповедуемых ими критериев, которые смогут восстановить личность и страну. «Если человек воспринял нравственные критерии, проповедуемые церковью, это уже большая победа», - пишет в своей книге вологодский протоиерей Александр Лебедев, с трудами которого мне довелось познакомиться во время недавней поездки на Вологодчину.

Интересно, что в таком же духе в открытой печати высказываются в общем-то и далекие от церкви люди. Один из них - директор Российского института стратегических исследований, бывший главный контрразведчик страны генерал-лейтенант Леонид Решетников. «Вот некоторые осуждают Путина и Медведева за то, что они ходят в храм и там молятся, - пишет он. - Но ведь они ходят туда не на смотрины, а четко молятся. Не просто свечку держат, как подсвечники, а действительно показывают пример, где должен быть человек, наш собрат. Они показывают, что хотят идти именно по этому пути. Дело за нами. А дорога к храму открыта каждому».

Читатели вправе спросить меня: а как я сам отношусь к религии, хожу ли в церковь?

Да, в последнее время бываю в храмах, чтобы выполнить не нами установленный ритуал - поставить свечки во здравие близких людей и за упокой усопших. И митрополит Симон, и нынешний митрополит Митрофан, с которыми сложились добрые отношения, не раз советовали сходить в церковь исповедаться. Не получается. Потому как духовно для этого еще не созрел. А ходить в церковь без истинной веры во Всевышнего считаю аморальным. По большому счету я, как и многие другие мурманчане, еще только на пути к храму, но с уважением отношусь к труду священнослужителей.