Союзу переводчиков России исполняется 30 лет. Правда, члены СПР долго думали, считать ли этот год юбилейным. Дело в том, что в 1991-м Союз создавался как межреспубликанский. В качестве общероссийской общественной организации он был зарегистрирован лишь пять лет спустя. В общем, думали-считали, но все же решили: быть юбилею!

О непростой работе толмачей и драгоманов президент СПР Ольга Иванова рассказала на пресс-конференции. В онлайн-режиме она прошла на площадке международного мультимедийного пресс-центра медиагруппы «Россия сегодня».

- Ольга Юрьевна, что удалось сделать за прошедшие годы?

- Главная заслуга Союза, я считаю, в том, что он сформировал сообщество, в которое вошли переводчики, переводоведы, лексикографы, терминологи - все те люди, без которых перевод невозможен.

- Сегодня какие приоритеты?

- Первое направление работы - создание института судебного перевода. Это совершенно непонятная ситуация, с которой СПР борется уже несколько лет. Такой институт существует во всем мире, он необходим. Но в нашей стране эта задача пока не решена. А вопрос очень серьезный. И наиболее актуальными языками в этой сфере сейчас являются не английский или французский, а языки стран - участниц СНГ.

Второе важное направление - подготовка переводчиков с языков народов России. Актуальность и востребованность таких специалистов растет. Активно развиваются международные связи. Во многих республиках бывают задействованы прямые пары: национальный язык и язык зарубежного партнера. В Коми, я знаю, успешно работают синхронисты в парах коми-финский и коми-венгерский. Откуда берутся такие специалисты? Системы их подготовки нет. А развитие перевода - одно из важных направлений, связанных с витальностью языка. Он жив, пока функционален. И перевод способствует этому.

- Развитие машинного перевода повлияло на профессию?

- Цифровые технологии однозначно помогают в работе. Но они - всего лишь палка-копалка современного переводчика. Сегодня орудия труда одни, завтра другие. Они развиваются. Да, в переводческих бюро бывают порой завалы в работе. И тогда абсолютно рутинные задачи можно передать машинному переводу. Но за результаты все равно отвечает человек. Претензии, которые могут возникнуть, будут предъявлены человеку, а не машине. И так будет всегда. Если когда-нибудь машина полностью возьмет на себя перевод - я лично в это не верю, - то закончится человеческая цивилизация. Потому что она у нас антропоцентрическая.

- Что главное в профессии переводчика?

- Многие путают работу переводчика с навыками коммуникации на иностранном языке. Можно прекрасно говорить на чужом языке, быть билингвом, но не иметь возможности переводить. Переводчик - как музыкант. Гаммы нужно играть до самой старости. Для переводчика - это язык, постоянный поиск двусторонних соответствий. Главное в работе переводчика - способность мыслить. Много знаний - еще не умение аналитически мыслить. Переводчик любой текст воспринимает с точки зрения потенциальной возможности перевести его на другой язык. Он, повторюсь, должен уметь мыслить. И это проблема. Я не хочу использовать слово «деградация», но определенный упадок мыслительных способностей выпускников наших школ весьма заметен. Да, они все хорошие ребята, есть даже замечательные. Но они не умеют мыслить системно. Наша нынешняя система школьного образования ужасна.

- Какие языки помимо английского чаще всего востребованы?

- Однозначно не надо выбирать первым языком в вузе английский. Я имею в виду, если вы хотите стать переводчиком. Лучше выбрать какой-нибудь восточный (персидский, китайский, японский) или европейский, славянский, например. Вариантов много. Недавно вот искали для Архангельской торгово-промышленной палаты переводчика… с цыганского.

- А мертвые языки сейчас нужны?

- Это вы мне прямо по теме вопрос задали. Я ведь по своему базовому образованию филолог-классик. И моя основная специальность - преподаватель древнегреческого и латинского языков и античной литературы. Перевод с этих языков востребован.

Я сама, когда работала переводчиком, а мой рабочий язык - новогреческий, несколько раз переводила с латыни. И это были не письменные тексты, как можно было бы предположить, с ленты телетайпа из Ватикана. Финское радио вещает несколько программ на латинском языке. Есть и современная литература на латыни. Особенно грешат этим немцы. И эти тексты также могли бы стать поводом для перевода. Но вопрос не в этом.

Изучение классических языков надо возрождать как часть системы знаний. Я считаю, сам принцип их освоения нацелен на работу мозга. Это инструмент для подготовки переводчика. Я всегда называла латинский язык предпереводческой дисциплиной. И я с этим умру! Нельзя быть хорошим переводчиком, не зная древнегреческий и латынь. Это путь в международную лексику, путь к пониманию слова.

Иванова Ольга Юрьевна

Научный руководитель Института гуманитарных технологий Российского нового университета (РосНОУ). Кандидат культурологии, доцент. Окончила филологический факультет МГУ имени Ломоносова, специалист в области классической филологии.

Член исполкома Национального общества прикладной лингвистики (НОПриЛ), координатор секции устного и письменного перевода. Имеет сертификат преподавателя русского языка как иностранного.

В мае 2019-го избрана президентом Союза переводчиков России (СПР) на ближайшие три года.