Папа-забияка

С периодичностью два раза в месяц он гоняет домочадцев - жену и взрослую дочь. Не так сказали, не так посмотрели... В гневе ломает вещи, двери, портит мебель.

- Раньше просто кулаками махал, а в последнее время, начав скандал, озабоченно приговаривает: «Где мой нож?» Грозился с нами расправиться, - рассказывает дочь, назовем ее Ларисой, которая тщетно пытается найти выход из невыносимой ситуации.

Между прочим, папа непьющий, это не пьяные скандалы. Это его образ жизни. Хотя Лариса объясняет отцовское поведение тем, что когда-то точно так же вел себя его отец, ее дедушка. Держал в строгости - так это в некоторых семьях называется.

Обращалась ли она в действующее в Мурманске отделение помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации? Да, обращалась, звонила по телефону. Но, чтобы получить в этом центре бесплатную консультацию психолога и юриста, надо в нем проживать, а Лариса от этого отказалась. Несмотря на буйство отца, не хотела покидать стены своего дома. Ей, правда, дали номера телефонов бесплатных юристов, и она даже звонила им, но, как считает, понимания своей проблемы не нашла.

Пробовала ли пожаловаться в полицию? Оказалось, этого не хочет мама, которая боится, что станет только хуже.

Но выход из своей ситуации молодая женщина увидела. Нет, не устроиться на работу, снять жилье и зажить отдельной жизнью, как я было предположила. Лариса, несмотря на свой почти тридцатник, нигде не работает, объясняя это плохим здоровьем: давление, сердце и так далее. Причем сама же рассказывает, что врач-кардиолог, к которому обращалась, напомнил: все болезни от нервов. Если убрать раздражающую ситуацию, то и болезни уйдут... Она это понимает, но работать, как считает, не может, пока не наладит здоровье. Такая вот получается ловушка. Кто вот только эту ловушку устроил - жизнь, папа, она сама?..

- Хочу найти убежище, - говорит собеседница, имея в виду не временное койко-место в комнате на шесть персон в кризисном отделении, а квартиру в Европе - в Англии, например, или Германии. - Хочу, чтобы мне помогали, чтобы были консультации бесплатного юриста, чтобы со мной занимался психолог, чтобы со мной обращались спокойно, доброжелательно.

- А здесь?

- Здесь не уделяют такого внимания моему психологическому состоянию.

Вид на жительство с видом на Темзу

Свой план обратиться в один из европейских кризисных центров Лариса вынашивает давно. О такой возможности узнала в Интернете. Там же познакомилась с людьми, которые ею уже воспользовались. И понимает, что получить помощь за рубежом нелегко. Причина должна быть весьма весомой, и эту весомость еще надо доказать.

Так, жизни юноши из азиатской страны грозила кровная месть. Он не раз обращался в один из кризисных центров Западной Европы, но всякий раз не хватало доказательств. Пока наконец в местной печати не появилась статья о его нелегкой судьбе. Теперь живет в Европе, имеет крышу над головой, работу.

Может, Лариса тоже хочет иметь печатное подтверждение того, как плохо ей живется дома?

Однако она утверждает, что обратилась в газету с другой целью - поднять тему домашнего насилия, так как никто не знает истинных его масштабов. А ведь очень многие люди, в основном женщины и дети, страдают от него, подвергаются в собственной семье издевательствам и унижению. Но не пытаются изменить свою жизнь. Стыдятся выносить сор из избы или надеются на то, что, может, все еще переменится, перемелется, само собой рассосется.

Воспитала мама дочку...

Теперь эта мама, ставшая уже бабушкой, живет в Мурманском отделении помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Потому что дома все время скандалы и ругань. И дочка все делает не так, и внучка тоже... Хотя, если поговорить с теми, окажется, что это сама бабушка все делает не так.

По правилам в этом отделении можно жить лишь три месяца. Здесь бесплатно предоставляют временное убежище и оказывают юридические, психологические, педагогические и социальные услуги. Специалисты помогают собрать документы для оформления адресной социальной помощи, пособия на детей, устройства ребенка в садик... Если с деньгами совсем туго, оказывают гуманитарную помощь, в том числе вещами.

Еду женщина покупает и готовит сама, сама поддерживает в чистоте и порядке временное жилище. За три месяца ей предстоит разобраться в своей ситуации, осмыслить, что произошло и почему. Если нет средств к существованию, то найти работу, если требуется жилье (а обычно требуется, чтобы не возвращаться к обидчику), то снять его. Ну, а дальше надо самостоятельно начать новую жизнь, стараясь при этом не наступать на те же грабли.

Об этой последовательности действий, через которые чаще всего проходят жертвы домашнего насилия, попавшие в отделение помощи женщинам, рассказала мне специалист по социальной работе Мурманского центра социальной помощи семье и детям Мария Качерская.

Проблема домашнего насилия по-прежнему актуальна, люди страдают, потому что не могут жить мирно. Причем не в коммуналке, где рядом чужие, - раздоры возникают внутри семей: между мужьями и женами, родителями и детьми, между всеми...

Вот и бабушка, дочка и внучка не смогли найти общий язык. Но за три месяца бабушке придется решить, что делать дальше, как жить и где.

Здесь, в кризисном отделении, работают с обеими сторонами - и с проживающими в приюте, и с их обидчиками. Правда, не всегда та, другая, сторона идет на контакт.

В последнее время здесь часто появляются женщины, приехавшие из других регионов. Их истории, как рассказывает Мария Качерская, типичны: приезжают по зову сердца к своему принцу, бросив работу, оставив или даже продав в другом городе квартиру, порою порвав отношения с родными... Они готовы ради любимого отказаться от многого и в результате становятся очень зависимы от него. Считают, что мужчина влюблен так же безоглядно. Но подчас все оборачивается иначе: и жениться не торопится, даже если ребенок родится, и прописывать к себе не спешит. Более того, любовь куда-то улетучивается, а пылкий Ромео неожиданно превращается в страшную Синюю Бороду. Начинаются ссоры, побои... И в какой-то момент приходит осознание: так больше нельзя, нужно что-то делать.

Но куда пойти? Не осталось ни друзей, ни крыши над головой. В подобных ситуациях можно обратиться в то самое отделение помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, Мурманского центра социальной помощи семье и детям. Находится он на улице Старостина, в доме № 91. Круглосуточный телефон, по которому можно задать вопросы о проживании и предоставляемых услугах, - 26-01-42.

Невидимые миру слезы

Как отмечает Мария Качерская, многие, столкнувшись с проблемой домашнего насилия, никуда не обращаются. Те, кто обратился - в кризисный ли центр, в полицию, другие инстанции, кто понял, что сам не справится и нуждается в помощи, - это даже не проценты от общего числа страдающих, а доли процента.

И такая картина не в отдельно взятой Мурманской области. И не только в России, а во всем мире, на всех континентах, кроме разве что Антарктиды. Везде разыгрываются драмы за закрытыми дверьми родного, казалось бы, дома.

Сдержать разгул домашнего насилия, помочь жертвам - задача государственных и общественных организаций, которые действуют в разных странах мира. Ведь никакой научный прогресс, никакие нанотехнологии и цифровизации не влияют на пещерное стремление выместить накопившееся внутри зло на ближнем. А кто может быть ближе члена семьи? Вот и бьют детей, матерей, жен...

Правда, достается и мужикам. Защищающие их структуры также действуют по всему миру - в меньшем, правда, количестве, чем предназначенные для женщин и детей. А есть и такие, которые открыты всем избиваемым и обижаемым независимо от пола и возраста.

Бьет - значит... болен?

Бывает, муж, напротив, обволакивает жену заботой и вниманием, но при этом требует отчета о всех действиях (в том числе и тратах, особенно если она не работает). И тогда женщине кажется, будто попала в капкан. Любовь здесь вроде бы есть, но ей сопутствует ревность. Зачастую из таких мужей получаются настоящие Отелло.

С бреда ревности и начал свой рассказ о психических расстройствах как возможных причинах домашнего насилия завотделением Мурманского психоневрологического диспансера Алексей Онегин.

Бред ревности практически не лечится, и главная его опасность заключается в том, что он направлен против конкретного лица. Имеющие такое расстройство люди могут совершить агрессивные действия в отношении как близких, так и себя. У одержимого бредовыми идеями выстраивается стройная, с его точки зрения, система доказательств. И нерушимая - разубедить не удастся.

- От такого надо уносить ноги, - считает врач-психиатр, - Никакие таблетки его не вылечат.

В качестве примера он рассказал про Отелло в юбке 80 лет от роду. Приревновав своего дедушку, старушка серьезно покалечила его половой орган острым концом железной расчески... Взлелеянная фантазия заставила искать посильный способ возмездия. Он оказался диким.

Сюда же относятся и бредовые идеи другого рода, например, что близкие что-то воруют, уносят из дома. Или отец с воспаленным воображением вдруг начинает считать, что воспитывает неродных детей. Мало того, случается, и женщина обретает уверенность, что дети (которых она рожала!) - чужие.

Есть также люди с психопатией. Например, так называемый эпилептоидный психопат (припадков нет, но изменения личности такие же, как при эпилепсии) деспотичен и очень злопамятен. Такие люди лживы, достигают своей цели любыми путями и крайне агрессивны к тем, кто от них зависит. В то же время к тем, от кого зависят сами, подобострастны и льстивы.

Еще один тип домашнего тирана - невротический. Он начинает донимать близких, когда какое-то событие в жизни выбивает почву из-под ног. Например, стресс от выхода на пенсию или от смены работы, места жительства, другого события, меняющего привычный уклад жизни. Попав в такую ситуацию, человек начинает изначально требовать от других, чтобы его пожалели, относились к нему с усиленным вниманием.

В случае выхода на пенсию это нередко проявляется у военнослужащих, когда у полного еще сил мужчины оказывается масса свободного времени, которое он не знает, чем заполнить. Оставляет свой след в характере и начальственная должность - человек привык командовать, а уже некем. Зато родные рядом.

Как же быть в отношениях с такими людьми? Главное, как подчеркивает Алексей Онегин, нельзя терпеть насилие домочадцев над собой, нельзя копить это внутри. Нужно идти к семейному психотерапевту и пытаться разобраться в ситуации с его помощью. Вообще терпеть ничего нельзя, иначе будет развиваться комплекс неполноценности, и все это выльется в соматические заболевания.

Впрочем, как показывает жизнь, негативными последствиями для здоровья угнетаемого дело может не ограничиться. Однажды его терпение может лопнуть и обернуться агрессией против притеснителя. Взять хотя бы нашумевшую историю сестер Хачатурян, убивших своего отца.