В тот октябрьский день у северянки Марины Сергеевны Данилушкиной* было хорошее настроение. Летом хорошо отдохнула, навестила в столице взрослых детей с их семьями, побывала на юге, и вот впереди возвращение из Москвы на поезде в родное Заполярье, где ее с нетерпением ждет муж. Чемодан собран, осталось докупить какие-то мелочи в дорогу. И тут зазвонил телефон.

- Мама, - голос сына в трубке дрожал. - У нас беда. Отец...

- Что? - всполошилась пожилая женщина. - Он жив?!

- Я сейчас подъеду, - вздохнул сын. - Мы срочно вылетаем домой.

Финансист и фантазер

В любви часто случается так: один любит, а другой лишь позволяет себя любить. В дружбе - тоже: бывает один ведущий, второй - ведомый, долгие годы сопровождает приятеля во всем и при этом зачастую откровенно использует его. Так случилось и у двух заполярных пенсионеров, которые бок о бок прошли всю жизнь. Дружили, можно сказать, до гробовой доски. А точнее, один до смерти, другой до зоны.

«Что их связывает?» - ломали головы окружающие. Более разноплановых людей поискать. Иван Степанович Данилушкин* не только окончил МГУ, но и совершенствовал свое экономическое образование в европейском университете за границей. У Михал Михалыча (так его все звали) Кормухина «вышка» тоже была, правда, местная - окончил областной вуз. Но если первый шел по служебной лестнице неуклонно вверх и дослужился до должности финансового директора крупной организации, то второй как-то искал себя по жизни практически до пенсии. Соседи по многонаселенной коммуналке на городской окраине называли его фантазер. И было за что.

Пил Михал Михалыч немного, под настроение, но, когда начинал рассказывать о своей жизни, не очень-то благополучные соседи только диву давались: какая же удивительная и почетная у него была биография. Если верить, то у скудно живущего пенсионера было 20 сыновей, каждому из которых он купил квартиру, а не так давно приобрел двухэтажный коттедж в престижном месте для себя.

Почему никто из сыновей и внуков и прочей родни Михал Михалыча никогда не навещает, да и жены в обозримом пространстве никогда не наблюдается - соседи уточнять не рисковали, поскольку, склочный по характеру, он тут же мог впасть в ярость. Еще он любил вспоминать, как всю жизнь работал хоккейным и футбольным рефери: «Судить матчи меня приглашали по всему Советскому Союзу, а потом по России! Упрашивали, в ногах валялись!» - хвастался не раз. Отмечая на общей тесной кухне свои дни рождения, оповещал сожителей, что его с утра уже успели поздравить те, кто с самим президентом за руку здоровается! Ну а о том, что он известный далеко за пределами родного города экстрасенс, все соседи давно знали.

Все это можно было принять за хвастовство скучающего пенсионера, но ведь кое-кто ему верил! И в первую очередь - давний друг Иван Степанович.

Спокойный, добродушный, интеллигентный, почти непьющий, сторонившийся сквернословов, Данилушкин почему-то очень доверял Михал Михалычу, с которым подружился в 90-е годы. Так как тот все никак не мог найти себя в жизни, не раз помогал ему делом и деньгами. В те бурные времена, когда ветер перемен вынес на поверхность всю «накипь» из колдунов и целителей всех мастей, Кормухин решил открыть в ближайшей гостинице кабинет экстрасенса. Денег у него, естественно, не было, но планов - громадье. Тогда ему очень помог Данилушкин: долгие месяцы он оплачивал недешевую аренду номера в гостинице и другие немалые накладные расходы.

Так вышло, что на каком бы поприще ни трудился Кормухин, он всегда пользовался деньгами и деловыми связями Ивана Степановича. И даже, выйдя на пенсию пятнадцать лет назад и организовав свой бизнес, Данилушкин взял давнего друга в партнеры.

Бизнес не удался, компания спустя пару лет разорилась. «Слишком уж он порядочный и доверчивый, чтобы быть настоящим предпринимателем», - вздыхала его жена. Тогда Данилушкин отошел от дел и стал простым пенсионером. К тому же здоровье подводило, пожилой мужчина с трудом ходил, плохо видел и слышал. А вот Кормухин, более бодрый, напротив, разохотился и решил организовать свое «дело». Деньги на развитие ему одолжил давний друг. И долгие годы не напоминал о долге, тем более что предприниматель из Михал Михалыча оказался никудышный: ни деловой хватки, ни умения просчитывать на несколько шагов вперед, ни стратегического чутья.

Бизнес-план под пиво и водку

В тот октябрьский день прошлого года два друга встретились около 11 утра. Собирались посидеть под пиво и обсудить планы на бизнес.

- У нас постоянно были планы запустить совместный бизнес, - рассказал следователю Михаил Кормухин. - А так как Степаныч был классным экономистом, то он мне предлагал различные идеи, но все заканчивалось на стадии только разговоров. На этой же почве у нас были неоднократные конфликты и обиды, потому что никак не могли договориться с условиями бизнеса.

Представим себе. Вполне мирная картина: два пенсионера сидят и обсуждают, что бы такое организовать в частном бизнесе. Казалось бы, безобидное занятие. Что же заставило одного из них схватиться за нож, а потом и за другие орудия убийства?

Конечно, разговор очень подогрело спиртное. Сначала друзья сходили в гипермаркет, купили продуктов и водки с пивом. Затем зашли в бар, где приняли на грудь и того, и другого. Странно, но непьющий обычно Иван Степанович в этот раз рюмки не чурался. Может, настроение, а может, отсутствие супруги сказалось - свобода пьянила. С собой прихватили еще три полуторалитровые емкости с пивом и водки, чтоб не бегать. Попутно Степаныч зашел оплатить коммуналку в банк. Ну а дома они сели за стол в кухне и, попивая пивко с водкой, вновь принялись обсуждать будущее дело.

Жена погибшего Данилушкина позже сказала следователю, что года два назад ее муж крепко поссорился со старым другом, требуя вернуть немалый долг. Тот возмутился: дескать, да я столько для тебя за жизнь сделал, пора бы и забыть про счеты. А потом просто отключил телефон и пропал из поля зрения. На целых два года. И только в последнее время они вновь стали общаться.

Видимо, подогретые водкой воспоминания заставили Данилушкина снова напомнить Кормухину о долге. Хотя тот, рассказывая следователю о событиях рокового вечера, напирал на то, что ссора случилась из-за неправильно поделенной «шкуры неубитого медведя», то есть грядущей прибыли от мифического бизнеса.

- Я настаивал, что мне надо 60 процентов, а он мне: «Тебе-то и 40 за глаза хватит!» - горячился, рассказывая о тех посиделках Кормухин.

Разъяренный неправедным дележом будущей прибыли, Михал Михалыч принялся бить посуду. Данилушкин с трудом поднялся, ноги плохо слушались из-за болезни, и пошел за пылесосом, чтобы собрать мелкие осколки с ковра. И тут закадычный друг пришел в ярость. Он вырвал тяжелый агрегат из рук приятеля, обрезал ножом шнур и связал руки, шею и ноги беспомощному человеку. А потом стал размахивать ножом с лезвием более 20 сантиметров, целясь в лицо, шею и грудь противнику.

Когда после девяти ударов ножом тот потерял сознание и перестал подавать признаки жизни, Кормухин огляделся и увидел тяжелую чугунную сковороду. Он схватил ее и стал наносить удары по неподвижному уже телу.

- Не знаю, зачем я это делал, - признался он потом в ходе расследования уголовного дела, - уж очень зол был на Степаныча. Прямо в ярость впал!

Ну а затем преступник огляделся, увидел залитый кровью пол и окровавленное тело. Подошел к мойке, тщательно вымыл от крови нож и сковороду, сполоснул руки. И, прихватив со стола бутылку водки и пиво, выбежал из квартиры.

Он пил водку по дороге домой. Потом уже дома продолжал эту бесконечную пьянку. Постирал свою окровавленную одежду. Рассказал соседке, что «убил Степаныча», с которым та была шапочно знакома, но она не поверила.

Арестовывать его пришли, когда он через день спокойно жарил себе на кухне коммуналки цыпленка. А когда эксперт-криминалист спросил его, не жалеет ли он о происшедшем, то со злобой ответил:

- Блин, убил бы суку еще раз, наверное!

Синдром должника

Я долго думала, в чем мотив преступления? Что побудило? А потом поняла. Как есть синдром заложника, так есть и синдром должника. Мучительное и разъедающее чувство: когда отчетливо понимаешь, что берешь чужие и ненадолго, а отдавать придется свои и навсегда. Человек, который должен и понимает, что он никогда не отдаст долга, начинает ненавидеть своего благодетеля от всей души. Вот он - мотив. И как просто все решить! Убей - и ты свободен.

И еще вот о чем я подумала: большое добро, постоянно оказываемое кому-то, пользы не приносит. Оно разлагает, развращает. И деньги, легко данные взаймы, как-то очень быстро становятся как бы своими. И с какой стати их отдавать?! Копится возмущение. Копится годами, а потом - взрыв.

В конце апреля 2020-го Следственным отделом по городу Мурманск СУ СК Российской Федерации по Мурманской области завершено расследование уголовного дела в отношении Кормухина М. М. по факту совершения преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 УК РФ (убийство).

Следователями, криминалистами Следственного управления во взаимодействии с оперативными сотрудниками проведен комплекс оперативно-разыскных мероприятий, в том числе с места преступления изъяты следы предполагаемого злоумышленника, установлены и изъяты записи камер видеонаблюдения, расположенные вблизи дома. Благодаря слаженной работе по подозрению в совершении преступления задержан местный житель.

В ходе предварительного следствия обвиняемый дал признательные показания. Следствием была собрана достаточная доказательственная база, в связи с чем уголовное дело с утвержденным прокурором обвинительным заключением направлено в суд для рассмотрения по существу.

...Как же Кормухин изворачивался в ходе расследования. Больной, полуслепой, с трудом передвигающийся пожилой приятель в его рассказах представал опасным атлетом, атакующим его - немощного и испуганного.

- Во время распития спиртного Данилушкин стал требовать от меня подписать пустые листы бумаги, так как хотел забрать мою квартиру (интересно, какую, у преступника была лишь комната. - Авт.), - взахлеб рассказывал он следователю. - Также требовал, чтобы я передал ему свои наработки в сфере производства биоактивных продуктов. Я отказался это делать, и Данилушкин стал угрожать мне убийством, а также обещал убить тех, кто мне дорог. Он кидался в меня посудой, в частности, стопкой. Я в ответ бросил в него стакан, после чего Иван стал кричать: «Я тебе сейчас устрою праздник, в живых тебя не оставлю». Я выбежал за ним в коридор, просил его успокоиться, но увидел, что он держит в руках трубу от пылесоса. Я воспринял эти угрозы реально, сильно разволновался, забежал на кухню, залпом выпил полбутылки водки и запил пивом. А потом взял со стола на кухне кухонный нож и стал его бить...

----------------------------------

*Все имена и фамилии изменены.