Впервые я увидела этого человека на одном из предновогодних праздников, куда была приглашена Людмилой, моей давней приятельницей. За столом рядом с врачом Галиной Александровной, одинокой молодой женщиной, которую я тоже знала, сидел странноватого вида мужчина. Припухшее лицо с мешками под глазами, борода. Хотя одежда вполне цивильная. На гостей он предпочитал не смотреть и не общаться, но с Галиной все время переглядывался и иногда улыбался ей. Правда, улыбка была какая-то виноватая.

- Кто это? - спросила я Людмилу, когда мы пришли на кухню за пирогами.

- Ой, сейчас не расспрашивай, - замахала она руками. - История фантастическая: это теперь ее муж.

- Да где она такого откопала?

- На помойке...

- Что!? - я едва не выронила блюдо с пирогами.

- Потом расскажу, приходи одна.

- Хорошо, - прошептала я и вернулась в столовую, где продолжался пир...

Николай, так звали нового гостя, уже освоился, поглядывал на присутствующих смелее, а когда заиграла музыка и начались "домашние" танцы, пригласил Галину. Танцор он был так себе. Но партнерша держалась молодцом, что-то шептала ему на ухо, видимо, подбадривала.

Спустя неделю после праздника, еле дождавшись очередной субботы, я заявилась к Людмиле.

- Ну, рассказывай же! Кто он такой? - засыпала я ее вопросами.

- Я все расскажу, - посерьезнела моя приятельница, - но дай слово: об этой истории не напишешь в газете. До тех пор пока эти люди не уедут из Мурманска... А если захочешь потом об этом рассказывать, имена измени.

Я выполнила ее просьбу. И несколько лет молчала. Но за это время не раз встречались с Галиной Александровной, была у них в доме.

И вот они уехали. Теперь могу поведать читателям эту удивительную историю.

...В один из зимних метельных дней Галина вышла из дома. Она спешила на работу и держала в одной руке сумку, а в другой полиэтиленовый мешок, чтобы выбросить его в помойку. Подошла к контейнерам, там в мусоре рылся здоровенный, бородатый мужчина. Вид у него был страшноватый: грязный, обросший, взгляд голодного зверя. Он схватил из рук Галины мешок и стал искать, нет ли там еды. Но, как назло, в этот раз нечего не было, лишь очистки от картошки и овощей.

Мужчина посмотрел на Галину недобрым взглядом и сказал:

- Чего еды-то так мало? Или не готовишь дома?

Галине стало смешно.

- Не готовлю. А ты что же по помойкам бродишь, такой здоровяк? Не работаешь?

- Негде...

- Ну занимался бы домашним хозяйством.

- Дома нет...

- Как так?

Далее разговор потек в совершенно непредсказуемом русле. Если в начале Галина хотела пристыдить бомжа и даже прогнать, то вскоре почувствовала к нему жалость и необъяснимую симпатию.

Оказалось, Николай в 49 лет лишился работы. А до этого много лет ходил в море на рыболовецком траулере боцманом. Ловили треску, пикшу, окуня. Экипаж хорошо зарабатывал. Семьи были отлично обеспечены. Но вот грянула дурацкая перестройка, потом не менее дурацкие реформы. Флоты развалились, многих моряков выбросили на берег. Николай пытался найти подходящую работу, руки у него золотые, но таких, как он, были тысячи. Год-два сидел на шее жены. Дети доучивались в институтах. Потом супруга сказала: "Хватит!" Она предложила продать их квартиру и уехать в Липецкую область к родителям. Там, дескать, промышленный район, легче найти дело.

Продали, уехали. Деньги прожили быстро. Но ни жена, ни Николай работы не нашли. Вскоре супруга предложила развестись, так как у нее появился друг-коммерсант. Николай еле сдержался, чтобы не убить обоих. Остыв, дал развод и уехал из тещиной квартиры в Мурманск к другу, который обещал его устроить в какую-то строительную фирму.

Однако жизнь еще раз посмеялась над бывшим боцманом. Когда он прибыл в Мурманск, Олег лежал в больнице с переломанными ногами и ребрами, весь в синяках и ушибах: автомобильная авария. Хорошо еще, что сам остался жив, а уж о машине и говорить не стоило. В квартиру друга Николая не пустили.

Помыкался Николай снова по Мурманску в поисках работы, помыкался еще и потому, что надо было новые документы оформлять на пособие, для чего нужна прописка. Короче, махнул на все рукой, запил и ушел в... подвал. Там он встретил полное понимание живущих не один год в подземелье граждан и даже почти ту среду, что на пароходе: было много бывших рыбаков.

Днем все эти бомжи, а с ними и Николай, расползались по городу и рынкам. Подрядившись грузчиками, таскали тяжелые мешки с продуктами и ящики со спиртным со складов на машины и с машин в магазины. Вечером, получив "зарплату", устраивали общий ужин. Николаю даже понравилась такая жизнь: никто не командует, никто никому ничем не обязан, не надо платить за квартиру и телефон... Свобода!

Беспокоило только одно: грязь, блохи, вши. И еще стала болеть спина от непосильных тяжестей. Однажды он упал на складе, таща на себе неподъемный мешок с какой-то крупой. Вызвали "скорую", она привезла его в больницу. Там с диагнозом "грыжа диска" он пролежал около двух месяцев. Его отмыли, отскоблили, сбрили бороду, подлечили, подкормили. И выписали... в подвал. А куда еще? Спасибо, что он не потерял паспорт и другие документы, иначе бы не избежать неприятностей.

Надвигалась очередная зима, а Николай не мог уже работать грузчиком. Дворником можно было оформиться, но там зарплата около 1500 рублей и тоже тяжелая работа. Как жить? Да и жилья-то нет. Кто сейчас даст бродяге комнату? Короче, пошел бывший боцман собирать бутылки по помойкам и искать еду. Там и встретила его однажды Галина Александровна.

* * *

Они долго говорили. Врач даже опоздала на прием в поликлинику. На следующий день, выглянув в окно, она увидела его опять около мусорных контейнеров и, собрав разную еду в пакет, поспешила во двор. Он словно ждал ее. Очень обрадовался, но брать пакет не хотел - стеснялся. Она не торопила, не навязывала, а снова попыталась его разговорить. Заметила, что на этот раз он был вроде бы пострижен и не было на нем той рваной черной куртки, как вчера. Стоял в свитере.

- Вам же холодно! - сказала Галина. - Зайдемте в подъезд. Стесняясь, он пошел, прихрамывая на одну ногу.

- Что с ногой? - поинтересовалась женщина.

- Да ничего особенного, застарелый радикулит.

Они постояли в подъезде около труб отопления, мужчина отогрелся. Она все же вложила ему в руки пакет, и он, поблагодарив, ушел.

А потом она не видела его недели две. И вдруг, снова неся в мусорные контейнеры мешок, встретила. Он хотел убежать, ему было стыдно с ней встречаться. Но Галину уже заинтересовала его судьба да и сам этот человек. Оказалось, что он болел, отлеживался в подвале.

- Я жду вас через четыре часа на этом же месте, - категорично сказала доктор, - и не пытайтесь улизнуть. Теперь я знаю, где ваш подвал, найду.

Возвращаясь с работы, она еще издали увидела его, прислонившегося к входной двери подъезда.

"Ну, с богом!" - подумала про себя Галина. - "Может быть, одну погибающую душу спасу..."

- Пойдемте ко мне, - ошарашила она Николая. - И не возражайте!

Он долго плескался в ванной. Потом стоял под душем.

Она приготовила ему чистое белье, оставшиеся еще от отца рубашки, брюки и теплую шерстяную кофту-куртку.

Когда, одевшись, Николай пришел на кухню, где Галина готовила ужин, она ахнула. Мужик-то хорош: косая сажень в плечах, глаза чистые, ясные. Таких у преступников не бывает.

Так он и поселился у Галины. Конечно, как современная женщина, она просмотрела все его документы, а знакомый оперативник "проверил жильца по всем учетам", как он сказал. Криминала и "плохих" болезней за Николаем не числилось.

Галина подлечила его радикулит и другие болячки. А он, чувствуя ее заботу, и сам не сидел без дела. Затеял ремонт квартиры, хотя спина и побаливала. Не хуже специалистов обшил деревом стены кухни, сделал в комнатах подвесные потолки, вместе с электриком провел новое освещение. Привел в порядок балкон.

Ожидая ее с работы, нервничал - понравится ли. И радовался, когда она улыбалась. Только в одном был упертым: не хотел сбривать бороду. Галина еле уговорила постричь ее до цивилизованных размеров.

Через несколько месяцев они поженились. Летом уехали в Костромскую область. Там у Галины от родителей остался домик-развалюшка. За полтора месяца Николай сделал из него терем...

А потом у них родилась Светланка. И, прожив в Мурманске еще два года, Николай, Галина и малышка отбыли в теплые края. Свою квартиру здесь продали, купили в Костроме двухкомнатную.

Как пишет Галина Людмиле, все у них пока хорошо. Светик растет и очень любит отца, тот же в ней души не чает. Оба родителя работают, она - в поликлинике, он - в строительном коммерческом предприятии, где оценили его золотые руки. И иногда с улыбкой вспоминают, как судьба столкнула их около мусорных контейнеров...

* * *

Когда я заканчивала этот рассказ, вспомнила, как однажды тоже несла, чтобы бросить в мусор, полиэтиленовый пакет с тушкой курицы. Лежала она в холодильнике долго, я про нее забыла и уже не решилась варить. Около контейнеров стоял молодой, лет тридцати, симпатичный парень, вполне цивильного вида, одет неплохо. Он был похож на знаменитого актера Столярова, игравшего в фильме "Цирк".

Мне стало стыдно выбрасывать курицу, а он увидел и попросил:

- Отдайте мне.

- Да она уже тухлая.

- Ничего. Бичаре пригодится...

Я, стыдясь, протянула ему пакет и побежала на работу. А, наверное, надо было бы расспросить человека, как он дошел до жизни такой. И может быть, чем-то помочь...

Зарема БОРОВАЯ