Не так давно, практически в канун Нового года одно уважаемое в области учреждение отмечало свой день рождение. Как водится, журналисты решили рассказать о достижениях коллектива, работающего на благо Отечества.

Я позвонила руководителю этого учреждения, очень любезному и приятному человеку, предложила сделать с ним интервью.

Но он был катастрофически занят, однако сказал, что даст указание своим подчиненным, чтобы они поведали о своей работе.

Подчиненные: заместитель руководителя этого учреждения и начальник одного из отделов с энтузиазмом откликнулись на призыв журналиста, и мы договорились о встрече.

В конце дня встреча состоялась. И проходила на очень высоком не только на дипломатическом, но и бытовом уровне.

Меня угощали бутербродами с красной икрой, разной выпечкой, чаем и кофе. Был предложен также и коньяк...

Оба мои собеседники очень живо и образно рассказывали о своей работе, привели немало фактов, свидетельствующих о том, что это учреждение считается одним из лучших на Северо-Западе. А работники его - одни из достойнейших.

Беседа, естественно, шла под диктофон. И каждая фраза, каждый факт был зафиксирован на пленке. Длился наш разговор около трех часов.

Потом мы очень тепло расстались. Поскольку было уже очень поздно, оба руководителя вызвали служебную машину и на ней отправили меня домой. Короче, впечатления от встречи сложились самые радушные.

Я, как водится у журналистов, пообещала материал перед публикацией дать им прочитать, чтобы оба мои собеседника могли внести необходимую правку.

Через 2 дня, сняв с диктофона всю запись, слегка подредактировав ее, я отправила текст им по факсу.

Обычно в таких случаях через час-два мне звонят те, с кем проходило интервью и либо просят внести какую-нибудь незначительную правку (ведь в материале практически излагается их речь), либо благодарят и говорят, что интервью может быть опубликовано. Но в этом случае вдруг повисло мрачное молчание. Оно длилось более суток. А когда я позвонила одному из моих любезных собеседников - заместителю руководителя учреждения и спросила , когда получу обратно текст для публикации, он вдруг ошарашил меня:

- Это все болтовня! И в таком виде материал не пойдет! Лучше бы я вам справку написал...

Едва придя в себя от шока, я подумала: зачем же этот уважаемый и ответственный товарищ называет себя болтуном? Ведь диктофон-то записал его речь, а не чью-то чужую...

Как странно, что до сих пор некоторые граждане упорно хотят выставить себя в роли известной унтерофицерской вдовы, которая сама себя высекла...

Зарема БОРОВАЯ