Бригада врачей-спасателей готова к экстренному выезду. В руках - специальные чемоданчики с необходимым набором медицинских инструментов, лекарств. Владимир Малышев бережно держит уникальный аппарат - портативный транспортный монитор-дефибриллятор, который способен не только фиксировать показатели основных жизненных параметров человека, но и сам прийти ему на помощь. К примеру, при остановке сердца может "самостоятельно" включиться электрошок, чтобы привести в движение наш главный мотор. Фельдшер Илья Быков - самый молодой из бригады, но на его счету уже десятки спусков к месту катастрофы на СУ-Р - специальных спусковых устройствах. Именно с их помощью врачи-спасатели опускаются с вертолета, зависшего над "точкой". Ею может быть любой объект - терпящий бедствие корабль, горящее здание, непроходимый горный перевал или болото. Спустившись, спасатель должен моментально принять решение, оказать первую помощь, приготовить все для транспортировки пострадавшего.

- Очень страшно? - спрашиваю Илью.

- Сейчас нет, страшно было во время второго спуска, когда уже "опробовал" это состояние: висишь вниз головой, а под тобой земля качается или того хуже - корабль, да еще море штормит.

Конечно, среди этих спусков немало было тренировочных. Без них просто нельзя. В Мурманском территориальном центре медицины катастроф эту истину хорошо постиг каждый и давно, тем более в его основном подразделении - отделении экстренной и планово- консультативной помощи (ОЭКП), традиционно именуемой отделением санитарной авиации. Которому сегодня исполняется ровно пятьдесят лет. 15 января 1955 года это отделение (тогда - станция) было создано в составе Мурманской областной больницы. Возглавил его врач-хирург Анатолий Андреевич Колядов. И только в 1991 году отделение вошло в созданную территориальную службу экстренной медицинской помощи, впоследствии ставшей Центром медицины катастроф. За прошедшие годы отделение возглавляли такие известные специалисты, как хирурги Герман Александрович Новиков и Виктор Михайлович Иваницкий, анестезиолог-реаниматолог Юрий Сергеевич Заплаткин и его коллега Лариса Федоровна Сергеева. Она возглавляет отделение уже десятый год.

Правда, начальником в привычном, "кабинетном" понимании ее назвать трудно. Вместе с бригадами врачей-спасателей она нередко выезжает на наиболее сложные задания в удаленные точки Кольского полуострова. Одна из первых эта отважная женщина осваивала спуски с вертолета на СУ-Рах. С создания центра работает здесь и фельдшер Галина Кравченко. Честно говоря, трудно мне было представить этих милых женщин, раскачивающихся на тросе под брюхом вертолета, а внизу - бушующее море и среди волн - маленький, будто щепка во вселенной, рыбацкий сейнер. И на палубу его, микроскопически малую и верткую, непременно нужно попасть!

Разумеется, не надо думать, что служба санитарной авиации держится на женщинах. Рядом с ними всегда мужчины, их право быть первыми на самых сложных вызовах. В углу кабинета заместителя директора центра медицины катастроф Валерия Николаевича Калашникова стоит приготовленный рюкзак, в шкафу - полная экипировка для работы в любых экстремальных условиях. Надо сказать, что его импозантный вид, солидная фигура как-то плохо вяжутся с привычным по фильмам обликом спасателя. Однако внешность обманчива, на вызовы он выезжает частенько, его большой опыт врача-хирурга всегда востребован. Валерий Николаевич по моей просьбе немного рассказал о своих впечатлениях, когда в составе бригады спасателей региональной поисково-спасательной базы аэропорта Мурманск ему пришлось помогать снимать во время шторма с терпящего бедствие в устье Кольского залива сухогруза "Степан Разин" моряков. Сложнейшая это была операция и для летчиков, и для спасателей: в условиях шторма на лебедке поднимать людей.

- А вообще такая специализированная бригада медиков-спасателей в составе центра медицины катастроф в России - единственная, - говорит Калашников. Наши сотрудники обучаются десантированию в очаги чрезвычайных ситуаций, и работаем мы в тесном взаимодействии с региональной поисково-спасательной базой гражданской авиации Мурманского аэропорта. Они нас многому научили и учат, например, тем же спускам на СУ-Р с вертолета. А мы их - навыкам оказания первой медицинской помощи. Так у нас и появилось специализированное формирование, способное десантироваться и помочь пострадавшему как в условиях тундры, так и в море. Ежегодно специалисты бригады делают до десяти таких вылетов.

То есть в условиях, когда вертолет не может сесть, на палубу корабля спускаются медики-спасатели или спасатели РПСБ чтобы оказать медицинскую помощь прямо на месте или забрать больного в больницу. Конечно, ощущения при спуске не самые приятные. Висишь над бездной и поражаешься, как летчики умудряются удерживать вертолет прямо над объектом. И нередко все это происходит во время шторма, при сильнейшем ветре.

- Наши летчики - настоящие асы, таких поискать, - вступает в разговор директор Центра медицины катастроф заслуженный врач РФ Владимир Михайлович Буянов.- И хотя машины мы арендуем у аэропорта, мы уверены, что летчики нас никогда не подведут. Если речь идет о жизни больного, они летят практически в любую погоду, днем и ночью. О высочайшей квалификации летчиков полярной авиации можно судить по таким примерам. Именно наши пилоты на вертолетах К-32 принимали участие в тушении Останкинской телебашни, москвичам до них было далеко. И в наш праздник один из главных тостов будет, конечно же, за тех, кому мы без боязни доверяли жизни свои и наших больных: за Александра Чурочкина, Владимира Сигова, Анатолия Фалеева и многих других.

- А с парашютом вам не приходилось прыгать? - спрашиваю руководителей центра.

- Нам - нет. Хотя в первые годы становления в стране санитарной авиации, а было это в 30-х годах, в Московской областной летно-парашютной школе обучались прыжкам врачи и медсестры. Из них и был создан первый санитарно-парашютный отряд Российского общества Красного Креста. И наши коллеги тоже оказывали первую медицинскую помощь в тех местах, где самолет не мог совершить посадку. Кстати, именно их опыт мы и переняли, в том числе и когда обучали летный состав санитарному минимуму,- рассказывает Владимир Михайлович. - А вообще первый опыт десантирования у нас был неожиданным и незапланированным.

Случилось это в августе 1977 года. На сухогрузе "Федор Литке", приписки Рижского порта, который находился недалеко от наших берегов, у одного из членов экипажа произошел приступ аппендицита. Во время операции возникли осложнения, судовой врач вынужден был запросить срочную помощь. Больной мог скончаться от потери крови. И туда послали вертолет с нашими мурманскими врачами: Геннадием Даниловичем Ковтуном, тогда врачом анестезиологом-реаниматологом областнй больницы, хирургом Артуром Сергеевичем Тимошковым, заведующим отделением санавиации в те годы Германом Александровичем Новиковым. Им пришлось спускаться на судно без всякого обучения, навыков. Со своей задачей они справились блестяще.

- Думаю, после этого они хорошо выпили. расслабились

- Без сомнения! Особенно, когда им рассказали, что такое десантирование и для летчиков было первым.

Помимо бригады медиков-спасателей в Мурманском центре медицины катастроф 11 бригад различного профиля, готовые в любой момент оказать медицинскую помощь всем, попавшим в беду: роженице в отдаленном поселке, пастуху-оленеводу в тундре (случалось даже операцию на сердце там делать), пострадавшим в авто- или авиакатастрофах, морякам, надышавшимся аммиаком во время аварии... Да разве возможно перечислить все случаи, когда медикам центра приходилось срочно мчаться на машинах, на буранах, на вертолетах туда, где необходима была их помощь, где ждали только их, где счет жизни исчислялся минутами.

Бывало, что и сами попадали в переделки - машина застревала или глохла в снежном плену, тут им на помощь всегда спешили дорожники, пограничники, кто оказывался поближе. Бывали и аварийные посадки вертолета в тундре... Сегодня медики-спасатели оснащены современными средствами связи, вплоть до спутниковой, которые, конечно же, не раз выручали в сложных ситуациях.

Специалисты бригад имеют и отличную экипировку для работы в сложных условиях Крайнего Севера. Причем, что интересно, в разработке спецодежды для спасателей не только мурманских, но и российских принимал участие и Валерий Николаевич. Именно его разработки, рисунки и рекомендации были приняты за основу при введении единой формы для служб медицины катастроф России, утвержденной в декабре 2004 г. приказом Минздрава.

Благодаря большому опыту работы наш центр является новатором по многим направлениям, за что и неоднократно отмечался. В сентябре он стал участником российского смотра в номинации национальной премии "Призвание". Итоги его, к сожалению, пока не подведены, и есть возможность у нас у всех поболеть за своих медиков-спасателей. Дело, которому они себя посвятили, не только по-настоящему благородное, но и рискованное. В прошлом году врачи центра приняли 1032 вызова. Именно столько раз они приходили на помощь всем терпящим бедствие.

И здесь, наверное, нельзя не сказать об очень продуманной структуре Мурманского отделения санитарной авиации. Штатных сотрудников в нем всего-то девять человек, а самих спасателей в ежесуточной смене чуть ли не в десять раз больше. К работе в составе бригад привлекаются лучшие специалисты больниц областного центра. Именно это и придает службе медицины катастроф высокую мобильность, оперативность и профессионализм. Причем надо иметь в виду, что медикам центра приходится не только оказывать экстренную помощь, но и консультативную, а также обобщать материалы проделанной работы, позволяющие делать самые широкие выводы о состоянии развития здравоохранения в крае. Но это тема для отдельного разговора.

Людмила ЛОПАТКО