Лютый февраль

В боях Великой Отечественной она одержала победу. А нынче, когда ей 89-й год пошел, не смогла одолеть сопротивление коммунальщиков своей управляющей компании. И тогда Фаина Прокофьевна Кузнецова обратилась в нашу газету.

Мурманчане помнят, какими лютыми морозами поразил нынешний февраль. Дочка Фаины Прокофьевны - Тамара Васильевна (ей уже за 60), еще в начале декабря постаралась: законопатила и заклеила все окна в маминой однокомнатной квартире. Даже дверь на балкон плотно закрыла, чтобы не дуло, так что нынешней зимой Фаина Прокофьевна «гулять» на балкон, как прежде, не выходит. Впрочем, когда мы наведались к ней 15 февраля, «гулять» можно было и дома, температура в квартире была плюс 12. А уже на другой день ртутный столбик понизился до 11, а там и вовсе до 10.

- Сейчас погреемся! - гостеприимно хлопотала она на кухне. - Кофе или чаю? Горяченького в такую погоду попить хорошо, да и руки о чашку погреть можно.

Но какая уж тут чашка? Сквозь любезно предложенные тапочки ноги леденит холодный пол. Сняв в прихожей шубу, я снова ее накидываю - от стен так и тянет стужей. А ведь хозяйка квартиры живет в таких условиях не первый день. Правда, от электрообогревателя не отходит, работает он круглосуточно (это сколько же придется выложить с ее пенсии!). Рассказывает о своем житье-бытье, а в глазах какая-то беспомощная растерянность. Звонила она в свою управляющую компанию - «Мурманремстрой». И дозвониться-то трудно, то занято, то трубку не берут. А когда дозвонилась - девушка на том конце провода ей только посочувствовала. Дескать, не ей одной нынче холодно, такая уж выдалась зима, да и ТЭЦ дома недотапливает.

Как молоды мы были…

А вот о войне награжденная орденом Отечественной войны II степени и многими боевыми медалями фронтовичка вспоминает с искорками в глазах:

- Мы даже не думали о том, что могли погибнуть, по молодости, наверное. Да и некогда было бояться. Я ведь была военфельдшер, ко мне ребята не только с ранениями шли, но и с любой болячкой.

В начале войны она работала в Горьковском госпитале. Оттуда и пришла в военкомат проситься на передовую. На хрупкую двадцатилетнюю девчонку посмотрели с сомнением - куда тебе? Но через месяц пришла повестка. Фаину отправили фельдшером в 547-ю зенитную артиллерийскую батарею войск ПВО. Их батарею установили между Сталинградом и Астраханью. Задача - охранять Волгу от минирования. Каждую ночь шли ожесточенные бои, налетали вражеские самолеты, смертным градом сыпались с неба бомбы.

Там, под бомбами, она нашла свою судьбу, вышла замуж. Войну вместе с мужем - кадровым офицером - закончили в Венгрии.

А в Мурманск попала не от хорошей жизни. После смерти мужа осталась с дочками, внуками, старенькой мамой на руках. Жили они тогда в Калуге, и, чтобы прокормить семью, Фаина устроилась в поликлинику, где работала зубным врачом, еще и медсестрой, и санитаркой на полставки. Но… Крошечная квартирка, хроническое безденежье, полуголодная жизнь. И Фаина в свои 55 тогдашних лет приняла решение переехать в Мурманск, где в море была работа для нее - зубного врача.

Работать ей довелось на плавбазе «Севрыба».

Среди врачей на судне Фаина Кузнецова была самой старшей. Но, когда как-то раз встал вопрос, кому из докторов пересаживаться на старую плавбазу «Северодвинск», где возникла острая нужда в медицинской помощи, все, кроме Фаины, отказались. Кому охота рисковать жизнью, перебираясь в утлой корзине с одного гигантского корабля на другой в условиях штормового Баренцева моря? Бесстрашная Фаина перешагнула с палубы в корзину, вцепилась в ледяное железо прутьев. И - взлетела на высоту трехэтажного дома. На «Северодвинске» она несколько дней лечила всех, кто страдал от зубной боли. Пока капитан-директор ее базы «Севрыба» Адольф Болычев не прогремел по радиосвязи коллеге с «Северодвинска»:

- Отдайте уже нашего доктора назад! Вы не одни тут на бассейне в ее руках золотых нуждаетесь!

На пенсии, а значит за бортом?

Выйдя на пенсию, Фаина Прокофьевна буквально до 87 лет была в строю. Больше десяти лет возглавляла совет ветеранов войны и труда Первомайского округа. И казалось, никогда не постареет. Когда я ее встретила в очередной День Победы (ей было тогда 83 года), она шутила: «Мне всего-то семнадцать… осталось до ста лет!».

Сейчас ей не до шуток.

Вот кажется: какая тут проблема? Холодно в квартире - обращайся в управляющую компанию: пусть придут, проверят техническое состояние дома, систему управления температурой, замерят температуру воздуха в квартире, составят акт для перерасчета по теплу и принимают остальные необходимые меры. В конце концов, не собственник вымороженной квартиры должен осаждать челобитными дирекцию Мурманской ТЭЦ и лазить по подвалам своего дома: правильно настроить отопительную систему - прямая обязанность работников УК. Ну а если они не поворачиваются к потребителю их услуг лицом, то адресов, чтоб призвать к ответу нерадивых жилищников - достаточно. Обратиться можно и нужно в Городскую жилищную инспекцию, в администрацию города, в прокуратуру, в суд, наконец.

Но вот беда, чтобы по всем этим инстанциям пробежаться (и не по разу! - Н. А.), да все нужные документы грамотно написать, печати поставить и у всех начальников подписать, да с юристом не худо бы проконсультироваться - для этого не только время, силы нужны немереные. А еще - незаурядная резвость и пробивной, по-настоящему бойцовский характер. Все это у Фаины Прокофьевны когда-то было. Но если тебе под 90 - силы куда-то утекают с каждым днем. И не прибавляются, особенно если утром вылезти из-под кучи одеял в температуру плюс 10...

Когда она в очередной раз не дозвонилась по телефону, указанному в квитанции ЖКХ, а ее дочери Тамаре Васильевне, добывшей телефон аварийной службы УК, доходчиво объяснили, что не одна ее пусть даже очень пожилая мама от холодов страдает, во всем виновата ТЭЦ, которая недотапливает злополучный дом, мы решили сами пройти по вышеназванным адресам. Дочь Фаины Прокофьевны и рада бы записаться в ходоки, но ей пришлось с работы уйти, чтоб нянчить мамину правнучку.

Холодно-тепло-холодно

Скажу сразу, в ЗАО УК «Мурманремстрой» было не в пример теплее, нежели у Фаины Прокофьевны. И думаю, дело не в обогревателях, что стояли в кабинетах - у нашей героини дома точно такой же не выключается днем и ночью. Генеральный директор УК Антон Валерьевич Каменский мне очень долго и подробно объяснял схему подачи тепла от ТЭЦ до домов, вверенных заботам компании. Посетовал, что в этом году, как никогда, недотапливают. Затем показал обращения и претензии от компании в адрес Мурманской ТЭЦ. В них - претензии на низкую температуру теплоносителя, подающего энергию в многоквартирные дома компании. Цитирую: «Постоянные недотопы при низкой температуре наружного воздуха приводят к снижению температуры внутреннего воздуха относительно нормируемой, что вызывает массовое негодование жителей многоквартирных домов». Содержалась в претензии и просьба к руководству ТЭЦ «срочно принять необходимые меры», а также предупреждение о том, что иначе компания будет вынуждена взыскать с руководства ТЭЦ расходы «Мурманремстроя» на выполнение перерасчета населению за некачественную услугу «отопление».

«Но даже если сделают перерасчет, теплее-то у Фаины Прокофьевны и ее соседей (к ним я тоже заходила. - Н. А.) не станет…» - подумала я без оптимизма. И спросила директора, почему простому потребителю со своей заявкой в УК не дозвониться?

- Как это «не дозвониться?» - очень удивился он. Взял свой мобильник и позвонил с якобы обычной заявкой от обычного собственника.

Как думаете, удалось ли ему это сделать с первого раза? Даже не пытайтесь повторить. Потому что, как я понимаю, и номер «мобильника» первого лица компании, и его голос - подчиненные уж как-нибудь худо-бедно знают наизусть.

К чести «Мурманремстроя» в должниках перед ТЭЦ компания не числится. А, кстати, первое, что мне продемонстрировала Фаина Прокофьевна - это оплата свежей квитанции, как положено, до 10 числа текущего месяца. В том числе и за отопление. К слову, и ее соседи по лестничной клетке, куда я зашла, тоже платят за все вовремя. Как и подавляющее большинство наших пенсионеров. Однако температура у них в тот день была плюс 13.

По дороге в УК я встретила давнюю приятельницу, которая проживает на улице Бочкова, 3. Тамара Петровна шла с шестилетним внуком и сияла: завтра выходит из роддома дочка со вторым - новорожденным внучком! Потом вернулась на грешную землю, и на лицо ее набежала тучка:

- Не знаю, как и быть, - сказала озабоченно. - Дома-то плюс 12. Старшенький уже переболел, а кроху-то как бы не застудить. Его ведь и купать надо каждый день.

Стоит ли уточнять, что вышеназванный дом также находится в ведении УК «Мурманремстрой»? Хотя у другого знакомого, он живет на Беринга, и домом управляет та же УК, в квартире в самые морозные дни температура ниже положенных плюс 20 не опускалась. Загадка? А никакой загадки: ТЭЦ отпускает на весь отапливаемый участок одинаковое количество тепловых ресурсов. А тепло или холодно в каждом отдельном доме - зависит от того, насколько дом к зиме подготовлен. Это я выяснила, отправившись по следующему адресу - в администрацию города Мурманска.

Все хорошо?

В УК я побывала в пятницу 18 февраля. Реакция последовала. В этот же день к вечеру к Фаине Прокофьевне наведалась сотрудница ЖЭУ-3 (подведомственной компании) Рябинина. Она измерила температуру - плюс 12, но акт составлять не стала, заторопилась и ушла. А в понедельник 21 февраля я встретилась с заместителем председателя комитета по развитию городского хозяйства Мурманска Андреем Здвижковым. Ему проблема, изложенная мною, была особенно понятна и близка, потому что Андрей Геннадьевич в свое время работал начальником теплоцентрали.

- Сначала о компании, - сказал он. - УК «Мурманремстрой» на рынке ЖКХ достаточно давно и специалистов-профессионалов у них хватает. Другой вопрос - хотят ли они этой проблемой заниматься. Ведь одно дело сидеть в кабинете и ограничиваться звонками, и совсем другое - надеть сапоги, рабочую спецовку и, прежде чем пойти в квартиру к этой бабушке, спуститься в подвал, снять все параметры, прояснить обстановку. А уж тогда с чистой совестью подняться в квартиру. Что же касается проблемы. Есть некий баланс мероприятий, который дает при любой отрицательной температуре наружного воздуха комфортные условия в каждой квартире. И этот баланс мероприятий - в поле деятельности управляющих компаний. Ну а если параметры из теплоцентрали занижены, тут уже именно компания должна работать с поставщиком ресурса, выходить с ним на диалог и предъявлять вопросы к нему. Не собственники квартир должны выяснять у ТЭЦ, почему у них в домах холодно, слушать какие-то доводы и входить в чье-то положение. Их дело - вовремя платить за коммунальные услуги. А вот внутренняя регулировка дома начиная от теплового узла и до поквартирной регулировки - это все в поле деятельности управляющей компании. Тем более что, как я уже сказал, специалисты-профессионалы у этой УК имеются. Не хватает, может быть, ответственности?

Закончилась эта история, в общем-то, предсказуемо. 24 февраля, в четверг (с понедельника, 21-го, как все помнят, на улице значительно потеплело), к Фаине Прокофьевне нагрянула комиссия из УК. Дело было в 14.30. Кузнецова в последние дни практически не выключала обогреватель и авторитетная комиссия намеряла ей собственным термометром… плюс 20 в комнате и плюс 19,5 в кухне. С одной стороны, бабуля обрадовалась - наконец-то тепло. С другой - огорчилась: неужели придется жечь киловатты вот так круглосуточно? Но начало марта порадовало теплой погодой, да и не думаю я, что работники УК отправились замерять температуру к ветерану войны, не поинтересовавшись предварительно тем, как обстоят дела в подвале дома, все ли в порядке в теплоузле?

Но самое интересное, что акт за то холодное время, когда в квартире Кузнецовой было от 10 до 12 градусов, ей так и не был принесен (да и был ли составлен?). Во всяком случае, расписаться ей дали только в одном - благополучном. Том самом, где температура вполне соответствовала санитарным требованиям.

Хорошо, конечно, что у нее сейчас тепло. Смею думать, что три дня хождений журналиста по инстанциям и множество звонков сыграли свою роль. Тем более что в нашем разговоре с зампредом комитета по развитию городского хозяйства Мурманска Андреем Здвижковым он сразу припомнил, что, когда он сам трудился начальником теплоцентрали, любое обращение корреспондента СМИ по поводу критической ситуации не оставалось без внимания и было поводом для тщательного разбирательства. Видимо, эта положительная привычка осталась. Но только к каждому ветерану войны ли, труда ли, да и вообще, к каждому добросовестному плательщику за услуги ЖКХ корреспондента не приставишь. Чтобы ходил по инстанциям, звонил, теребил, досаждал неудобными вопросами. А потом - «вдруг»: раз - и потеплело в квартире.

Конечно, все, кто платит за квартиру, равны, и все одинаково заслуживают человеческого к ним отношения. Но не первый раз вспоминаю старую-старую восточную пословицу: «Старики и дети - гости в этом мире».

Что ж мы так к ним относимся - мягко говоря - без приязни? Как к гостям вовсе нежеланным. Особенно к старикам. Словно ждем, скорее бы уж они закрыли за собой дверь. Словно торопим их поскорей нас покинуть.

Даже тех, благодаря кому мы сегодня живы.

Фото: Ещенко С. П.
Фаина Кузнецова.
Нина АНТОНЯН