На Шипке сердце бьется чаще

«Отчего же так сердце колотится, кто мне скажет, какой кардиолог?» - вспомнилось невольно, когда во главе Славянского хода Мурман - Балканы с Самарским знаменем в руках поднялся к главному мемориалу места русской славы, символу русско-болгарского единства - Шипке. 

Сердце действительно билось учащенно. А как иначе-то? Я снова на Шипке, двадцать лет спустя. Первый раз поднялся на нее в 1997-м, в составе Международного православного славянского хода Мурман - Черногория. Тогда был октябрь, и погода хуже некуда: снег с дождем, ветер в лицо. Об этом замечательно написал давний мой друг Дмитрий Ермолаев, в ту пору тоже знаменосец Славянского хода, а теперь - известный краевед и постоянный автор «Мурманского вестника»:

На Шипке гудит непогода,

Туман обступает стеной,

Но знамя Славянского хода

Вздымается ввысь надо мной.

 

И в складках полощется ветер,

И сердца торопится стук,

И лик Богородицы, светел,

С полотнища смотрит вокруг.

 

И время стирает пределы,

Века обращаются вспять,

И вновь за славянское дело

Россия идет умирать.

 

И кто-то у смертного края

Роняет, в горячей крови, 

То знамя, что ныне сжимают

Озябшие руки мои.

 

И я понимаю, что грозный

Пока не окончился бой -

Славянство изранено рознью

И гибнет в раздоре с собой.

 

Все предано злобе в угоду,

Все куплено толстой мошной,

Но…

Знамя Славянского хода,

Как солнце, встает надо мной.

 

И чую - душа не остыла,

И знаю - быть новому дню.

Достанет и веры, и силы:

Держу! Не отдам! Не склоню!

А на этот раз погода иная, радостная: яркое солнце и ни намека на дождь. Знаменосцами Хода попеременно были артист театра Северного флота Андрей Бобров и поэт из Заозерска Валерий Чарторийский. А я так - по старой памяти и в знак почета. Ощущения от общения со знаменем фантастические: руки помнят - тут же находят правильный, удобный хват, положение на древке. В общем, словно в юность вернулся.

На Шипке нас ждал сюрприз: сувенирные магнитики, на которых запечатлены мы. Снимок сделан в день отправления Хода у памятника Кириллу и Мефодию в Мурманске. Подготовил их к нашему приезду Венелин Манолов - отчетливый русофил, большой друг России. В Интернете мы уже были знакомы с Венелином и вот наконец увиделись и пообщались лично. Манолов кругленький, как колобок, веселый, все время с улыбкой: читает стихи, знакомит со своей русской женой Татьяной.

Вместе любуемся Шипкой и ее чарующим окоемом. Вот они, Балканы, - под нами. Тот самый печально известный «пороховой погреб Европы».

30 тонн поющих гильз

А примерно за час до этого Ход удивительно тепло, празднично - колокольным звоном, хлебом-солью и песнями - встречали у храма Рождества Христова рядом с городом Шипка. Торжественную церемонию возглавили миловидная, очень приятная мэр города Василка Панайотова и шеф кабинета митрополита Старо-Загорского Киприана отец Дмитрий. Он сообщил, что владыка предполагал быть сам, но не получилось.

А я вспомнил прежнего митрополита Старо-Загорского, Панкратия, и то, как на русском кладбище в Шипке заупокойную панихиду в 97-м служили три владыки: помимо Панкратия митрополит Велико-Тырновский Григорий и наш - митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим, который стал тогда участником болгарской части Хода.

- Да, да, - кивает мне отец Дмитрий. - Владыка Григорий жив. Все в порядке у него.

Сам отец Дмитрий учился в Ленинграде, по-русски говорит прекрасно, жалуется только на недостаток практики. Не так много русских сейчас наведывается в провинциальную, некурортную часть Болгарии.

В храме на стенах - мраморные плиты с названиями войсковых частей, участвовавших в боях за Шипку, и именами. Нескончаемый ряд имен наших солдат и болгарских ополченцев, павших за освобождение Болгарии. Их останки - под церковью, в крипте, особом подземелье храма. Церковь создана стараниями замечательного русского дипломата графа Николая Павловича Игнатьева на деньги соотечественников. Колокола отлиты в России - из 30 тонн стреляных (на той войне стреляных!) гильз.

Когда герои фильма - в зале

Болгария начиналась для Славянского хода Мурман - Балканы в Софии. Без раскачки - с корабля на бал. В Доме журналистов (зал маленький, но забит битком) - большой русский вечер, основой которого стала премьера, первый заграничный показ фильма поэта и прозаика, одного из руководителей Хода Ильи Виноградова и телекомпании ТВ-21 «Дружба, отлитая в бронзе». Он повествует о славянских традициях Мурманска, о том, как появился у нас памятник Кириллу и Мефодию, как был придуман и прошел первый Славянский ход. 

Нелегкое испытание для автора, доложу я вам. Ведь в зале - живые участники событий, о которых рассказывает лента, ее герои: бывший министр культуры Болгария Георгий Йорданов, журналисты Калина Канева и Васил Попов. 

Калина Канева, общественный деятель, журналист из Болгарии, у Самарского знамени.

...И вот уже бегут по экрану титры, а в зале - аплодисменты. Васил Попов - бывший спецназовец, участник доставки бронзовых фигур Первоучителей из Софии в Мурманск (на
КамАЗах, негабаритным грузом!) - даже с места вскочил, чтобы воодушевленно - и по-болгарски, и по-русски - поздравить и поблагодарить автора.

Фильм действительно получился. Крепкая, точная работа, украшением которой стали хроника и фотографии открытия памятника и Славянского хода 1997 года. 

А затем я представляю свою книгу «Несмиренный живописец» - о человеке, без которого ничего, рассказанного в фильме, не состоялось бы:

- Писатель, общественный деятель, великий русский подвижник Виталий Маслов - именно благодаря ему и поэту Виктору Тимофееву был возрожден День славянской письменности, в Мурманске появились свои Кирилл и Мефодий, именно благодаря ему прошел первый Славянский ход. И именно благодаря ему я сейчас стою перед вами.

Завершением вечера стал неофициальный гимн Кольского края - легендарная песня «Прощайте, скалистые горы», которую мы пели вместе с болгарами. 

Об этом говорил еще Маслов

А потом еще два часа неформального общения. И здесь возникла мысль найти в Болгарии для Мурманска город-побратим. Об этом в свое время говорил еще Маслов, а на нынешней встрече такую же идею высказала хозяйка - председатель Союза журналистов Болгарии Снежана Тодорова. И поделилась воспоминанием:

- А я ведь была в Мурманске. В стройотряде, когда училась в Ленинграде. Нам, иностранным студентам, в стройотряд было ехать необязательно, но я поехала. Это было в июле, в полярный день. Мы строили детский садик. Незабываемо!

Мысль о побратимстве подхватил еще один участник Хода - депутат областной думы Михаил Антропов (он, как и директор оленегорского Центра культуры и досуга «Полярная звезда» Светлана Чемоданова, присоединился к нам в Софии и добрался с ходоками до Шипки): 

- Идея очень хорошая. Надо над этим поработать… 

Конечно, надо!

На следующий день мы пришли с Самарским знаменем к Кириллу и Мефодию - болгарским, которые, как и у нас, в Заполярье, стоят в Софии у главной библиотеки - Национальной библиотеки Болгарии. Ей в этом году исполнилось 140 лет. То есть сразу после освобождения построена. 

Памятник Кириллу и Мефодию в Софии.

Поразили цветы вокруг памятника, высаженные так, словно лучи расходятся во все стороны от солунских братьев, и табличка рядом «Градина бескраята» - «Бесконечный сад». Да, именно так. Все мы - этот сад. А Кирилл и Мефодий - солнце.