Если коротко, то яд. А едят его в основном с морепродуктами. Так что теперь, отказываться от деликатесов? И вообще, так ли страшен тридцать третий элемент таблицы Менделеева, как его малюют?

Как нам и рыбку употребить, и мышьяком не подавиться, специалисты обсудили на заседании круглого стола, который под эгидой Россельхознадзора прошел на площадке международного мультимедийного пресс-центра МИА «Россия сегодня».

Так все же яд или не яд?

Вначале немножко теории. Мышьяк - естественный элемент земной коры, широко распространенный в окружающей среде - в почве, воздухе и воде. Чистый мышьяк не вреден для здоровья. Но вот его соединения, растворимые в воде либо переходящие в раствор под воздействием желудочного сока, крайне ядовиты. При этом нужно учитывать, что мышьяк представлен органической и неорганической формами. Неорганическая форма, а именно такие соединения присутствуют в воде, является высокотоксичной. А вот органические соединения, которых в морепродуктах большинство, не столь ядовиты.

У нас, напомнил заместитель руководителя Федерального агентства по рыболовству Василий Соколов, введены технические регламенты, в основе которых лежит еще советский ГОСТ. Он очень жесткий. По объектам морского промысла - не более 5 миллиграммов общего мышьяка на килограмм.

И в какой-то момент получилось, что ряд глубоководных морепродуктов оказались для нас недоступны из-за мышьяка. Хотя он находится там в органических соединениях, не опасных для здоровья человека. При этом, например, в США допустимая норма в разы выше. А Китай очень жестко контролирует только неорганический мышьяк.

- Теме уже больше десяти лет. Именно тогда рыбаки поставили вопрос о том, что не могут поставлять на рынок продукцию глубоководного промысла. А рыба - это весьма ценный белок. Хотя в нем бывают и элементы, которые могут теоретически представлять определенную угрозу для здоровья человека, - подчеркнул Василий Соколов.

Сейчас в России обобщили всю необходимую информацию, провели серьезный анализ, что же находится в рыбе, которая экспортируется, но запрещена у нас. Надо, по мнению Соколова, безусловно, разделять органический и неорганический мышьяк.

- Мышьяк - естественный природный загрязнитель пищевой продукции. И научные исследования показали, что в рыбопродукции он в основном содержится в органической форме, - продолжил тему начальник отдела лабораторного контроля Россельхознадзора Ильяс Адиатулин.

В 2011 году был утвержден технический регламент о безопасности пищевой продукции Евразийского экономического союза (ЕАЭС), который и ввел ту самую предельную норму в 5 миллиграммов общего мышьяка на килограмм.

Лабораторная база Россельхознадзора является одной из лучших в стране и мире. Результаты по мышьяку достаточно объемны. Только в 2020 году проведено более 10 тысяч исследований рыбной продукции. При этом выявлено 160 положительных результатов. Иначе говоря, тысячи тонн продукции были забракованы по причине весьма сомнительной вредности. Адиатулин считает, что, учитывая мировой опыт, в технический регламент ЕАЭС необходимо вносить изменения.

Сомневаешься - переходи на овощи

- Вопрос, несомненно, назрел, - вступил в разговор сенатор от Мурманской области Константин Долгов. - Я поддерживаю настрой господина Адиатулина. Над этим надо работать, надо действовать, согласовывать с партнерами по ЕАЭС новые требования. В международном законодательстве нет нормы предельно допустимой концентрации мышьяка в морепродуктах. И это положительный для нас пример, тот мировой опыт, который мы должны учитывать.

По мнению сенатора, необходимо разделить органический и неорганический мышьяк, учитывая только второй. СанПиНы требуют периодического изменения. Это нормально. Но, чтобы апеллировать к партнерам по ЕАЭС, нужно сначала выработать консолидированную позицию внутри страны.

- Бизнес эта проблема затрагивает больше всего. Но воз и ныне там. При этом за рубежом либо нормируется только неорганический мышьяк, либо он не нормируется вообще, - отметил председатель Рыбного союза Александр Панин. - Количество мышьяка в рыбопродукции из года в год незначительно, но растет. Так что нормы надо периодически корректировать.

В 2019 году Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) провел большую работу в этой сфере. Ученые констатировали, что в ряде промысловых районов идет превышение нашей ПДК по мышьяку. Оно незначительное, но все же накладывает ограничения на добычу морепродуктов. При этом речь идет об органическом и неорганическом мышьяке суммарно.

В качестве доказательства неэффективности нашего строгого контроля Панин привел такой пример. Скажем, в Китае действует норма 0,1 миллиграмма неорганического мышьяка на килограмм. Теперь представьте: после какой-то техногенной аварии уровень неорганического (читай: очень ядовитого) мышьяка вырос до трех миллиграммов. Для Китая - это ЧП. А в нашу норму 5 миллиграммов общего мышьяка такая рыба вполне может вписаться.

- Так что мы тогда контролируем? Мы говорим о безопасности населения или заградительных барьерах для биоресурсов? - поинтересовался Панин.

С мышьяком, по мнению заместителя директора по научной работе ВНИРО Елены Харенко, мы перегибаем палку. Из-за этого наши люди недополучают полезные вещества за счет утилизации части продукции. А убрать тяжелые элементы из сырья способны, в частности, технологические процессы переработки. И это не только мышьяк, но и свинец, кадмий, ртуть и ряд других потенциально опасных для человека элементов. Соответствующие наработки имеются. А сырую рыбу мы потребляем крайне мало.

Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО), напомнила Харенко, подчеркивает, что необходимо принимать меры для предотвращения жестких и необоснованных требований, которые приводят к отбраковке питательной продукции.

Ложку дегтя в общий вектор дискуссии внесла представитель Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в России Мелита Вуйнович.

- Рыба полезна? - поинтересовалась она. - Конечно. Но овощи и фрукты пять раз в день будут еще полезнее для здоровья россиян. Да, наиболее вредным для здоровья считается неорганический мышьяк. Но по органическому просто недостаточно исследований. Неизвестно, насколько он посредством метаболизма может повлиять впоследствии на здоровье.

Так что тема, по мнению госпожи Вуйнович, требует серьезных оценок рисков. И главными при принятии решений должны быть не рыбаки и ветеринары, а представители ВОЗ и Роспотребнадзора.