Сегодня Великая Пятница. Вся неделя была такой - Великие дни. А сегодня и вовсе замерла душа: совершаются и вспоминаются Церковью страдания и смерть Господа Иисуса Христа, которые Он ради нас претерпел.

Нынче днем во всех церквях - вынос и погребение Плащаницы… А завтра - Суббота, которая тоже - с прописной буквы, Великая. Это воспоминание телесного погребения Иисуса Христа и сошествие Его в ад. И вот уже брезжит рассвет - мы точно знаем, чего мы ждем: светлой заутрени, когда после полуночного крестного хода три раза пропоют «Христос воскресе!» и распахнутся запертые двери храма, и воскреснет все кругом, и прозрачная тишина ожидания разобьется, как льдинка, от беспрестанно повторяющегося «Христос воскресе!» - «Воистину воскресе!».

Все это знаешь, и все равно сердце замирает - а точно ли будет… Мои знакомые каждый год следят - когда пролетит весть, что вновь зажегся Благодатный огонь на Гробе Господнем в Иерусалиме. Раз вспыхнул - время наше продолжается. А я не слежу - просто жду. Нужное придет.

А пока… Проверяется в действии «православный тайм-менеджмент»: успеть самое главное и в то же время обеспечить домашний тыл. То есть посетить эти самые главные в году богослужения, что служатся на Страстной седмице, и купить белых яиц, подумать, чем их красить (а-а-а, опять забыла собрать заранее луковую шелуху! Придется просить у более рачительных хозяек, я луковую шелуху ни на какие красители не меняю!). А еще домашние просят испечь кулич - он все равно вкуснее магазинного! И пасха творожная должна быть своя, по любимому, испытанному временем рецепту, нежная, с лимонной ноткой…

Жизнь шумит, и ты шумишь: моешь окна перед Пасхой, вытираешь пыль по темным углам - Светлый Праздник скоро, нельзя с грязью. И ждешь. Ставишь тесто на кулич, перетираешь творог для пасхи - и ждешь. Целуешь Плащаницу в храме в Великую пятницу - и ждешь. После службы Великой Субботы (в этом году она еще и совпадает с Благовещением - одним из любимых праздников!) ставишь на стол у храма для освящения свою праздничную снедь - и ждешь. Тонко звенит ожидание, вроде бы уже почти дождались - но ведь «почти»: суета кругом, вдруг чего не расслышали, пропустили. Дома доедаешь опостылевшие уже овощи и ждешь. И вот наконец пролетела, донеслась до тебя весть - Благодатный огонь сошел, теперь и мы будем ждать!

Ну вот, уж можно немножко выдохнуть и спокойно собираться на ночную Пасхальную службу. Почти пришли, добрались, несколько шагов осталось. Скоро и для нас прозвучит перед началом Пасхальной литургии огласительное слово святителя Иоанна Златоуста. Оно настолько полно и точно выражает смысл Праздника, что без него немыслима пасхальная служба. «И первые, и последние примите награду; богатые и бедные, друг с другом ликуйте; воздержные и беспечные, равно почтите этот день; постившиеся и непостившиеся, возвеселитесь ныне! Трапеза обильна, насладитесь все!»

И дальше: «Воскрес Христос, и радуются ангелы! Воскрес Христос, и торжествует жизнь!»