Уроженка беломорского села Кузрека Юлия Попихина изложила его историю, дополнив размышлениями о судьбе исконного промысла поморов. Книга так и называется - «Кузрека. Поморское селение Беломорья» (12+). Публицистичность придала ей некий социальный объем, расширила горизонт, и это, конечно, делает труд педагога, краеведа, почетного гражданина Терского района еще более значимым.

Всей семьей

Книга напечатана весной, и уже тогда прошли первые радостные и благодарные отклики о ней в Сети. Выпустило ее региональное общество «Поморы Терского района Мурманской области», оно же занимается распространением, продажей книги. Экземпляры ее можно приобрести сейчас, летом, и прямо в Кузреке, у сестры Юлии Сергеевны, Нины Сергеевны.

В предисловии автор говорит, что книга подготовлена по просьбе поморов и в первую очередь обращена именно к ним, чтобы «пробудить их, помочь освободиться от апатии и инертности, оглянуться на своих предков, свою родословную, задуматься: почему они смогли преодолеть все тяготы и лишения, защитить страну в лихолетья, вырастить детей».

Две главные проблемы, которые волнуют Юлию Попихину, - «неперспективность» терских сел, до сих пор непонятая и не принятая населением, и препоны, которые стоят на пути тех, кто хочет продолжать и продолжает традиции исконного поморского промысла - рыболовства.

Кого-кого, а саму Юлию Сергеевну нельзя посчитать равнодушным зрителем в «театре истории». Она росла в семье потомственных поморов, ее отец, Сергей Михеевич Попихин, до войны, с 1938 года, был председателем кузрекского колхоза «Заря». В обществе «Поморы Терского района Мурманской области» состоит ее близкая родня. Это те люди, которые в стороне никогда не остаются. Вот потому и появилась эта книга. Помогла Юлии Сергеевне вся большая семья, свой вклад - и материальный, и организационный, и содержательный - внесли представители разных поколений.

Трагический слом

Юлия Попихина, как уже было сказано, родилась в Кузреке, выучилась на педагога в Петрозаводске, работала сначала в Карелии, а с 1959 года более 30 лет преподавала историю в школах Умбы. Вместе с учениками создала школьный музей терских поморов, потом комнату боевой славы, Книгу памяти погибших терчан в годы Великой Отечественной, вошедшую во Всесоюзную Книгу памяти. Уже на пенсии девять лет работала научным сотрудником в Терском отделе Мурманского областного краеведческого музея в Умбе. Многое сделала Юлия Сергеевна для сохранения памяти родной стороны, и вот теперь появилась книга - как итог и новая ступень.

- Для нашей семьи эта тема - промысловая - всегда была близкой. Что что-то делается неладно, было понятно уже в 50-е годы, - говорит Юлия Сергеевна - Желание сказать об этом возникло у моего отца с Петром Ивановичем Пироговым, когда первым закрыли колхоз в Порьей Губе, а ведь это единственное место на Терском берегу, где может нереститься сельдь, дальше во все стороны открытое море, ни одного залива. И когда долго стоял лед на море, там даже соседние колхозы выполняли план по рыбе. Думали отец и Петр Иванович сообщить об этом властям, но письмо не написали, оба были уже людьми нездоровыми и пожилыми.

Пришлось семье в полной мере пережить и всю трагедию жителей неперспективных сел.

- Воплощая лозунг ««Экономика должна быть экономной» в селах, объявленных неперспективными, стали закрывать школы, медпункты. И так все прикрыли. Дороги не было, ближайший магазин в лесопункте за 9 километров, медпункта тоже не было, - вспоминает Юлия Сергеевна. - Я работала уже в Умбе в школе, жила в бараке на улице Горной. У матери к тому времени инсульт случился, отец инвалид, село закрыли, а программ по переселению тогда не было - дети сами должны были позаботиться о родителях. У нас семья большая, но фактически только я могла принять родителей или сестра в Ковдоре, но они туда не захотели. Никто не представляет, каково это все было людям пережить - одно то, как безногого отца в общественной бане приходилось мыть… Мне даже один врач из комиссии по распределению жилья заявил: «Отправьте родителей в дом престарелых». Правда, программа предоставления жилья инвалидам войны уже существовала, но возможности ее реализовать, видимо, не было. Стариков, по сути, бросили. Потом-то мы попали в фонд, предназначенный ветеранам войны, но уже после смерти отца. Как же было не подумать о судьбе тех, кому некуда податься из брошенного села, ума не приложу…

Нельзя не учесть

Перестройка принесла свои невзгоды. «Тогда, наверное, просто никто не обратил внимания, что на Кольском полуострове есть такая прослойка населения, как поморы, благодаря которым в свое время наша земля стала территорией России, - рассуждает Юлия Сергеевна. - Конечно, привилегии обязательно должны быть у коренных малых народов, но вот так поступить с поморами тоже нельзя, нельзя просто их «не учесть». В начале 90-х даже такая ситуация случилась: не включили в бюджет средства на завоз годового запаса продуктов для отдаленных сел Терского берега. Забыли или не знали, что Белое море замерзает… Завезли самолетами потом в результате. Сотрудники терского музея писали тогда для Госдумы историческую справку о поморах...»

Позакрывались многие местные предприятия. Закрывались и лесопункты, но работали там люди пришлые, и уезжали они с легкой душой. А местным туго пришлось. Кто мог - перебрался в строящиеся города области. А кто-то остался. Среди них и племянник Юлии Сергеевны Сергей Попихин, в 90-е вернувшийся в родную Умбу из армии и решивший заняться исконным промыслом. Он часто появляется на страницах нашей газеты, потому что поддерживает семейную традицию - быть неравнодушным человеком, активным, инициативным. Он один из десятка арендаторов тоней, оставшихся ныне на Терском берегу. Трудно рыбакам приходится все эти годы, о них и о судьбе промысла болит душа у коренной поморки.

Все из опыта

«Поморы - это русские люди! Никаких автономий не просят. Узаконьте только право заниматься прибрежным промыслом рыбы, учитывая вековые традиции этих людей. Рыболовство у них в крови на генетическом уровне», - замечает автор, начиная рассказ.

На двухстах страницах издания нашли место и общие сведения о терских поморах, и лирические описания местной природы, и многочисленные фотографии, и семейная история, в том числе родословная Попихиных, и история жизни отдельных людей - жителей Кузреки, через которую легче представить общую картину. Важное место отведено заметкам Сергея Попихина и его жены Евгении - председателя общества поморов. Имеют эти заметки как публицистическую направленность - рассказывают о судьбе рыболовного промысла, так и прикладную - авторы делятся полезным практическим опытом, который может пригодиться рыбакам и охотникам. Есть и лирические вставки, которые тоже привносят свои краски в общую картину, например, статья невестки Юлии Сергеевны, кандалакшской журналистки Натальи Муравьевой-Попихиной, об одной из старожилов села, Клавдии Егоровне Березиной. Рассказы о кузречанах многое позволяют понять в жизни и судьбе того поколения…

Перспектива - есть! Должна быть

Заканчивается эта книга, пронизанная любовью и болью, главами, где автор рассуждает о том, быть ли Кузреке живым селом или оставаться бывшим. Юлия Сергеевна, например, резонно указывает на то, что, раз в стране намечено возрождение села (имеется в виду, скорее всего, госпрограмма 2019 года «Комплексное развитие сельских территорий». - Прим. З. К.), Кузрека вполне может войти в нее, ведь по вполне приличной дороге сюда можно добраться из райцентра за 20-30 минут в любое время года и любую погоду. Собственно, предприниматели-поморы, получив в свое время лицензии и квоты на кузрекские тони, уже начали это возрождение, как и дачники-огородники (кстати, три дачных местных объединения насчитывают 364 землепользователя). Здесь можно не создавать собственную администрацию, ведь село вошло в границы Умбы. Тут даже храм уже строят! И, несмотря на отсутствие электроснабжения, село пользуется огромной популярностью у потенциальных землевладельцев, а если еще и электричество подвести…

В трех километрах от Кузреки - великолепный песчаный морской пляж, куда съезжаются люди со всей области. «Вполне можно было бы создать здесь турбазу с программой оздоровительных и познавательных мероприятий», - замечает автор, указывая на очевидную пользу от этого для райцентра и села. Все это реально, если подключить территорию к ЛЭП и войти в программу возрождения села.

«Чем завершить наш рассказ о Кузреке? - задается риторическим вопросом Юлия Попихина, заканчивая книгу. И отвечает: «Хотелось бы верой в будущее села, надеждой, что произойдут перемены к лучшему, что будут наконец решены проблемы поморов. Для этого их и обозначали».

В последние годы у местных жителей появилась надежда на возрождение былой рыбной славы Терского берега, указывает Юлия Сергеевна, имея в виду неравнодушие нынешней областной власти - вместе с администрацией района они стараются вникнуть в суть проблем поморов, помочь им конкретными мерами.

P.S. Спустя примерно неделю после нашего разговора с Юлией Сергеевной в Умбе побывал губернатор Андрей Чибис, посетил в том числе построенный весной рыбоперерабатывающий завод, появление которого было принципиально важно местным рыбакам для продления лицензий на аренду тоней. И рассказал, что вот-вот будет получено разрешение на лов горбуши предпринимателями от Росрыболовства, с чем тоже возникли проблемы, но благодаря вмешательству властей она должна решиться. «Основная задача - дать все возможности для развития рыбакам Терского берега», - цитирует «Мурманский вестник» слова главы региона.