В годы Великой Отечественной войны на Севере воевали 48 советских подводных лодок. Их могло быть 50, но две не дошли до пункта назначения - Полярного, тогдашней базы Северного флота. Одна лодка - Л-16 - следовала с Дальнего Востока, ее потопили нейтральные японцы. Вторая - В-1 - шла от союзников, из Англии, по ошибке была атакована англичанами.

Остановимся на последней трагедии, происшедшей 60 лет назад, вспомним о тридцатилетнем командире лодки Герое Советского Союза Израиле Ильиче Фисановиче, чьим именем названы улицы в городах Полярный и Кировоград.

Фисанович - уроженец украинского города Кировограда, еврей, в 1936 году окончил кузницу кадров советского военно-морского офицерства - "фрунзеновку" в Ленинграде. В начале Великой Отечественной назначен на малую подводную лодку М-172. За два года совершил на ней 18 боевых походов и добился 13 побед, которые тогда же были подтверждены штабом флота, цифра эта красовалась на рубке "малютки". За эти победы Фисанович удостоился звания Героя, а лодка стала Краснознаменной и гвардейской.

Однако после войны, когда немцы подсчитали и опубликовали свои потери на море, проанализировали действия бывших противников, выяснилось, что боевой успех Фисановича весьма скромен. Это подтверждала и наша сторона, которая также подсчитала потери и успехи, но их засекретила. Долгое время в открытой военно-морской литературе сохранялись цифры, занесенные в разряд побед еще в годы войны.

В книге о погибших подводниках-североморцах "Не вернулись из боя" (Мурманск, 1991) на основе доступных немецких источников я попытался проанализировать подводные успехи на Севере. В главе о М-172 на счет этой лодки отнес только два транспорта и сторожевой корабль противника, чем вызвал раздражение родственников Фисановича, вылившееся в письма ко мне и в редакции газет от имени ветеранов. Между тем через пять лет мои подсчеты подтвердил историк А. В. Платонов в фундаментальном справочнике "Советские боевые корабли 1941-1945 гг. Ч. 3: Подводные лодки" (Санкт-Петербург, 1996).

Процесс переосмысления боевых успехов и неудач - процесс нормальный и необходимый, его прошли все бывшие воюющие страны - наши противники и союзники - сразу же после окончания Второй мировой войны. Мы запоздали с этим делом на 50 лет, поэтому проходил он для нас болезненно.

С другой стороны, не следует иронизировать по поводу количественного разброса действительных и мнимых успехов, умалять значение подвига советских моряков. Подводники, как правило, визуально не наблюдали результаты своих атак, после выпуска торпед сразу же уходили на глубину, чтобы не попасть под огонь охранения, взрывы торпед в скальных узкостях фьордов зачастую принимались за попадание в корабли противника.

Лодки типа М действовали не в открытом океане, а в Варангер-фьорде, на ограниченной территории, просматриваемой с берега и с воздуха, в условиях полярного дня были на виду. И все-таки воевали, иногда успешно, прорывались даже в порт Лиинахамари. Фисанович там побывал трижды. Это говорит о высоких боевых качествах офицера.

"Малютка" М-172 погибла в октябре 1943 года с другим командиром (капитан-лейтенант И. А. Кунец). Капитан II ранга И. И. Фисанович в то время уже командовал 6-м дивизионом бригады подводных лодок, а с марта 1944-го - подводным минным заградителем Л-20.

Вскоре его послали в Англию. В счет репараций с вышедшей из войны Италии союзники передали Северному флоту ряд своих кораблей, в том числе 4 подводные лодки.

Моряков для новых экипажей собирали со всех флотов СССР.

Часть опытных специалистов Фисанович взял с Л-20. Его команда приняла лодку В-1 - бывшую "Санфиш". 30 мая 1944 года в Розайте подняли Военно-морской флаг СССР, а 25 июля из Леруика на Шетлендских островах она отправилась на советский Север. Остальные лодки (В-2, В-3, В-4) вышли за ней с интервалом 20 часов.

Все лодки следовали одним курсом по предложенному англичанами коридору шириной 20 миль, отклонение от коридора за 15 миль запрещалось. По воспоминаниям офицеров, участников перехода, Фисанович противился данным рекомендациям, предвидя в коридоре-маршруте запланированную ловушку. Отклонился он от заданного курса на 80 (по некоторым источникам, на 50) миль специально или случайно, мы никогда не узнаем, известно лишь: 27 июля в 9.39 по местному времени в Норвежском море лодку потопил "либерейтор" союзной береговой авиации. Летчик лодку обнаружил радиолокатором, а потом визуально. При виде самолета она начала погружение, что противоречило инструкции перехода. Советским морякам следовало оставаться в надводном положении и дать сигнал "свой".

Немецкие кригсмарине в то время в данном районе лодок не теряли. Английское Адмиралтейство в том же 1944 году расследовало инцидент и сообщило советской стороне об ошибочной атаке союзного самолета. В Главном штабе ВМФ документ этот лег под сукно, и с той поры лодка Фисановича стала считаться пропавшей без вести, из состава флота исключена через два месяца.

Наши послевоенные историки информацию о гибели В-1 черпали из зарубежной литературы. Я при написании своей книги пользовался работой Ф. Липскомба "Британские субмарины" (Лондон, 1975). Обращение к зарубежным источникам - не от хорошей жизни, результаты расследования комиссии Адмиралтейства у нас пока не опубликованы, при переиздании же английских авторов на русский язык почему-то эпизод "недоразумения" в Норвежском море выпадал.

Исследователи по-разному комментировали факт потопления нашей лодки союзниками: одни считали случайностью, другие - умыслом со стороны англичан. Но сошлись в одном: здесь нет тайны и "неизвестных обстоятельств", Фисанович не пропал без вести, а погиб на поле боя 27 июля 1944 года.

Фото:
Фисанович Израиль Ильич.Командир подводной лодки М - 172. Фото с сайта: forums-su.com
Владимир СОРОКАЖЕРДЬЕВ